Будет ли кара для Асада и Путина?

Будет ли кара для Асада и Путина?

822
Ukrinform
Запад не может адекватно отреагировать на применение химического оружия в Сирии, потому что не знает, что делать с Россией

Против контролируемого сирийской оппозицией города Хан-Шейхун в провинции Идлиб применили химическое оружие. По последней информации, число погибших составляет 72 человека, из которых 20 – дети. Плюс, конечно, сотни отравленных. Мир не сомневается, что газовая атака – дело рук сирийского диктатора Асада, а значит ответственный – он и его союзники Россия и Иран. В частности, именно так определили виновников военного преступления госдепартамент США и правительство Германии. По инициативе Франции, Совет Безопасности ООН сегодня проведет заседание, где будут обсуждать применение химического оружия в Сирии. Результат (непринятие совместной резолюции) прогнозируемый: Кремль уже заявил, что, во-первых, он не имеет никакого отношения к применению химического оружия; во-вторых, что химической атаки не было как таковой, сирийские оппозиционеры сами виноваты, потому что были повреждены бомбардировкой их же склады с их же химическим оружием; в-третьих, вооруженные силы РФ «продолжают операции по поддержке антитеррористической операции по освобождению страны, которую ведут вооруженные силы САР» (слова Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента России). То есть, ни признания, ни раскаяния, ни прекращения военной поддержки Асада.

Что дальше? В ближайшем будущем – ничего. Никаких серьезных, адекватных применению химического оружия, практических действий против Асада не будет. Кроме, конечно, общего порицания и возмущения мирового сообщества. Причина – мир не знает, что делать с Россией.

Когда в свое время Запад, прежде всего США, решили, что режим иракского диктатора Хусейна надо уничтожить, они это сделали. И не важно, что официальная причина войны с Ираком – наличие у Хусейна запрещенного международным правом химического оружия – позже не подтвердилась. Главное, что Запад так решил. И ни Китай, ни Россия не стали защищать Хусейна.

С Асадом ситуация принципиально иная. Его так же Запад с огромным удовольствием стер бы в порошок, как Хусейна. Однако Асад имеет военного союзника – Россию, армия которого уже воюет в Сирии. Поэтому для Запада проблема Асада – это на самом деле проблема России. Воевать с ней Запад не имеет ни малейшего желания. Слишком опасное это дело – воевать с государством, которое имеет второй в мире потенциал ядерного оружия и может выставить армию в несколько миллионов солдат. Поэтому и не будет пока жестких действий Запада ни против России, ни против сирийского диктатора за применение химического оружия.

Вопрос: если невозможно силой оружия заставить Россию отказаться от своей агрессивной политики на международной арене, то почему Запад не может это сделать экономическим давлением? А если Запад может ввести экономические санкции, от которых Россия за короткое время капитулирует, то почему не вводит?

Не вводит, потому что такие санкции – это фактическое объявление войны. Кстати, Кремль неофициально, но прямо предупреждал об этом не раз. И дать четкий ответ, на какие действия решится Россия, если западные санкции действительно будут для нее убийственными, не способен ни один аналитик в мире. Поэтому имеем на сегодня вот такое «компромиссное», а точнее – «промежуточное» решение Запада: санкции введены, но смертельными или даже очень обременительными для России они не являются.

С 2014 года, когда Россия совершила агрессию против Украины и стала воевать в Сирии, позиция Запада в отношении Кремля медленно, но неуклонно становится все жестче. Однако стоит уточнить, что эта растущая жесткость – не следствие какого-то единого и продуманного на перспективу плана Запада. Его просто нет. Жесткость формируется более стихийно, параллельно с постепенным осознанием Запада, что решить проблему конфликта с Россией методами, которыми раньше решались такие проблемы в отношениях с официальной Москвой, уже невозможно. Не те люди сейчас руководят в Кремле. Запад сегодня лихорадочно, в основном хаотично ищет новые методы.

Хоть и нет у Запада на данный момент упомянутого единого и продуманного плана, общая тенденция нравственного, мировоззренческого, если хотите, неприятия нынешнего руководства Кремля и его политики набрала такую сильную инерцию, что сопротивляться ей уже невозможно. Дональд Трамп, к примеру, преодолеть ее не может, хотя явно хотел бы по крайней мере попробовать договориться с Кремлем на каких-то взаимовыгодных компромиссных условиях.

Сейчас на Западе идет своеобразный процесс накопления антироссийских настроений – и среди элиты, и (гораздо медленнее) среди общества. Рано или поздно количество должно перейти в качество, то есть конкретная политика усмирения агрессора будет выработана. Тогда и спросят за все преступления, в том числе за газовую атаку города Хан-Шейхун. Неизвестно лишь, сколько времени на это уйдет и сколько бед принесет человечеству кремлевский режим, пока наконец получит адекватный отпор.

Юрий Сандул. Киев.

Первое фото: Getty Images


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-