В Минске ищут новые «духи» для «минских соглашений»

В Минске ищут новые «духи» для «минских соглашений»

362
Ukrinform
Вся «нормандская четверка» заинтересована в «минском процессе», однако им нечего предложить друг другу в качестве компромисса

Сегодня в Минске должна состояться встреча помощников глав государств «нормандской четверки» (Украина, Германия, Франция, Россия). Украину будет представлять Константин Елисеев - заместитель главы администрации президента России – помощник президента Владислав Сурков. Уже объявлено, что переговоры пройдут в закрытом режиме, брифингы для прессы по их итогам не планируются.

Впрочем, еще утром министр иностранных дел Украины Павел Климкин рассказал в Киеве журналистам, что в Минске украинская сторона будет настаивать на прекращении огня, освобождении заложников и концепции «дорожной карты» выполнения «минских соглашений».

Слова Климкина означают, что шансы на достижение каких-либо существенных результатов от этих переговоров близки к нулю. Ведь позиции Украины и России остаются диаметрально противоположными. Упрощенно (и грубо) они выглядят так. Россия: прекратим стрелять только тогда, когда Украина через Конституцию узаконит «ДНР/ЛНР» в своем составе; Украина: сначала прекратите стрелять, а тогда будем говорить о будущем «ДНР/ЛНР», возможно, о чем-то и договоримся. При этом стороны категорически не доверяют друг другу на слово. И правильно, кстати, делают.

Главный итог минской встречи помощников глав государств мы позже узнаем из того, будет ли запланирована встреча самих глав государств. Ведь очевидно, что Елисеев и Сурков с французским и немецким коллегами должны найти нечто такое, под чем будут готовы единодушно подписаться Порошенко, Путин, Олланд и Меркель. Повторим, вероятность найти это «что-то» мизерная, и само «что-то» будет, если будет, мизерным, но, теоретически... подождем. Возможно, это «что-то» будет касаться украинской блокады «ДНР/ЛНР» (мы ее ослабляем или снимаем, а под нашу юрисдикцию возвращают «национализированные» предприятия).

Зато сегодня можем уверенно говорить, почему, несмотря на упомянутую противоположность позиций, такие встречи вообще происходят.

Недейственность (это - мягко говоря) «минских соглашений» выглядит уже просто неприлично. История с договоренностью о режиме тишины на фронте с 1 апреля закончилась огромным позором для «минского процесса» - стрельба не прекращалась даже на короткое время, как это бывало с предыдущими подобными договоренностями. Миссию ОБСЕ в ОРДЛО уже откровенно гоняют, как сидорову козу, дошло до того, что запрещают по телефону разговаривать. Образно говоря, до сих пор «минские соглашения» выглядели как покойник, родственники которого уверяли соседей, что он еще дышит и скоро обязательно выздоровеет. Но проходит время, и от «покойника» уже слышен специфический неприятный запах, который вдребезги разбивает показной «оптимизм» родственников. Продолжая эту негламурну аналогию, родственники в Минске собираются, чтобы решить, не помогут ли реанимация или хотя бы какие-то новейшие духи, чтобы перебить запах.

Однако, образность, как и любое сравнение, никакое не доказательство. Правдой является и то, что лидеры всех стран – членов «нормандской четверки» заинтересованы в том, чтобы «минский процесс» хоть немного двигался вперед. Полный его паралич, который мы видим сегодня, не выгоден никому. Для Путина важно зафиксировать на бумаге (юридически легитимизировать) военную победу на Донбассе, без чего он эту победу и даже иллюзии о том, что она была, чуть раньше или чуть позже, но неизбежно потеряет. Порошенко нужно продемонстрировать украинскому обществу пусть минимальный, но прогресс «минского процесса», которому «нет альтернативы», Меркель и Олланд хотят показать миру и своим избирателям, что таки могут достигать определенных успехов в мирном, дипломатическом решении кровавого конфликта в Европе. Однако в то же время никто из лидеров не может предложить вариант хотя бы временного компромисса. Собственно, такой компромисс (никто ничем не уступает и война лишь «тлеет») сложился в настоящее время де-факто, но всем нужен такой компромисс, который хотя бы был бы похож на движение вперед, а не топтание на месте, как сейчас.

Следовательно, общая заинтересованность в результативности встречи в Минске есть, поэтому и происходят все время попытки оживить «труп» («минские соглашения»). Но нет свободы маневра у сторон, им, объективно, нечего предложить друг другу как компромисс. Война (а между Россией и Украиной идет именно она) диктует свои законы, которые не предусматривают других вариантов, кроме победы или поражения. Компромисса, то есть «ничьей», война не признает, это же не какой-то футбол. Россия просто не имеет других аргументов, кроме как стрелять на Донбассе и угрожать широкомасштабной войной. Украина справедливо расценивает выполнение «минских соглашений» в российском трактовке как завуалированную капитуляцию, поэтому отчаянно этому сопротивляется. Франция и Германия не могут заставить признать поражение ни Россию, ни Украину. Настоящий стопроцентный тупик.

А оно и действительно интересно, как участники сегодняшней встречи в Минске и их боссы в Киеве, Москве, Берлине и Париже собираются из него выходить?

Юрий Сандул. Киев.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-