Массовые аресты экс-налоговиков – это прецедент. И это главное

Массовые аресты экс-налоговиков – это прецедент. И это главное

680
Ukrinform
В Украине продолжается первая подобного масштаба операция. Это – новый фактор, который будет иметь для страны далеко идущие последствия

Уже больше суток страна обсуждает вчерашнюю специальную операцию по задержанию бывших и некоторых действующих начальников районных и региональных управлений налоговой службы. Что это было? Это уже «наконец-то!», или еще нет?

Все задержанные, по мнению правоохранителей (генеральная прокуратура, МВД и военная прокуратура), участвовали в хищении государственных средств в недавние, при Януковиче, времена существования Министерства доходов и сборов, которое тогда возглавлял Александр Клименко. Украли, говорят, почти 100 миллиардов гривен. Это очень красноречивая цифра, но поражает другой масштаб.

Беспрецедентность – это единственная несомненная оценка того, что произошло. Из нее следует вывод, что в украинской политике происходит нечто такое, чего ранее не случалось, то есть - чрезвычайное происшествие. Именно так: массового задержания подозреваемых в коррупции, причем даже несмотря на их высокий или низкий служебный статус, никогда ранее в истории Украины не было. Беспрецедентность всегда знаменует появление какого-то совершенно нового качества, нового фактора, нового явления.

Бесспорно, впечатляет и операция сама по себе: были задействованы около 1 700 полицейских и 500 военных прокуроров, задержаны более 20 человек, часть из них доставляли в Киев на вертолетах. Крупнейшая в истории Украины антикоррупционная операция правоохранителей – вот так! А еще главный военный прокурор Анатолий Матиос обрадовал журналистов заявлением, что это только «первая волна», что вскоре возьмутся за «сотрудников органов прокуратуры, сотрудников органов Службы безопасности и сотрудников органов государственной налоговой администрации».

Общество, конечно, заинтересовалось спецоперацией, но его реакция такая (по крайней мере, пока), что скепсис, увы, решительно преобладает. Что ж, ничего удивительного, учитывая, какой не слишком результативной, мягко говоря, была борьба власти с коррупцией за все послемайданные годы. Кроме того, уже вчера вечером Печерский суд Киева начал отпускать задержанных под залог (наибольший – 15 миллионов гривен) или под личное обязательство. Процесс рассмотрения ходатайств прокуроров об аресте или принципиальном увеличении размера залога (до 200 миллионов) пока еще продолжается, то есть, будут отпускать и в дальнейшем, хотя, возможно, и не всех, хотя и Генпрокурор Луценко, и министр внутренних дел Аваков уже публично возмутились первыми решением судей освободить задержанных.

Однако, этот конфликт между прокурорами и судьями, который скептики уже назвали мнимым, не может быть основным при оценке того, что вообще произошло. В конце концов, основное не в том, будет ли сидеть фигурант «дела Клименко» в СИЗО или под домашним арестом с браслетом, главное – будет ли приговор и, еще главнее, - остановит ли все это масштабную коррупцию. То есть, в первую очередь напрашивается общий естественный вопрос: что это было?

Собственно, конкретизация этого общего сводится к выбору в оценке: либо это борьба с коррупцией (точнее – начало решительной борьбы, учитывая масштабность задержаний), либо это «показуха» и мы видим лишь имитацию перед обществом этой самой решительной борьбы, а на самом деле все это - максимум «разборки» между различными группами украинской политической элиты, и если это так, то борьба с коррупцией здесь ни при чем. Упомянутый выбор сейчас каждый делает в зависимости от того, в какой степени он доверяет действующей власти. Объективных доказательств в пользу того или иного варианта пока нет и быть не может, учитывая фактор времени. То есть, еще слишком мало времени прошло, чтобы быть уверенным в выводах.

Но в чем мы можем быть уверены уже сегодня, на второй день после начала спецоперации? Есть один такой момент – уже упомянутая беспрецедентность.

Вот, для примера, первый Майдан – тоже беспрецедентное на то время событие. Он означал, что впервые в истории независимой Украины, и даже больше – впервые на всем постсоветском пространстве, если не считать стран Балтии - выбор нового главы государства был сделан действительно обществом, то есть – избирателями, а не узким кругом олигархов, чей выбор – Виктор Янукович - вынужден был уступить выбору народа (Виктор Ющенко; был ли этот выбор удачным для страны – другое дело). Второй Майдан был беспрецедентным случаем силового отстранения от власти действующего главы государства и целой группы еще вчера всемогущих руководителей государства. Причем часть этих людей была вынуждена не просто отойти от власти, а бежать из страны без реальных шансов когда-нибудь вернуться. Первый Майдан породил новый фактор в украинской политике: мнение народа (избирателей) при формировании власти может быть определяющим даже вопреки решению элиты. Второй Майдан породил свой новый политический фактор: реальная (а не теоретическая) возможность победоносного народного восстания против законной (в смысле выбранной согласно законных формальных процедур) власти. И не учитывать эти новые факторы уже не может ни один украинский политик.

Конечно, политическое значение и политические последствия таких событий, как Майдан и одновременное задержание двух десятков бывших чиновников налоговой не тождественны, но, как говорится, все же. Конечно, коррупционеров задерживали и раньше, некоторые из них действительно реально пострадали (самый известный пример - Павел Лазаренко), но никогда ранее не было такой массовой «охоты» за теми, кто реально является элитой в этой стране. Как раз это – новый политический фактор.

Даже если «дело Клименко» закончится «пшиком», даже если все задержанные будут освобождены и их не привлекут к суду или не будет для них судебного приговора-наказания, этот новый фактор будет действовать. Да, очень медленно, поэтому малозаметно, но он, фактор, уже появился. Отныне вероятность массового, масштабного преследования «элитных» граждан перешла из сугубо теоретической в практическую плоскость. Отныне – это допустимый способ действий в политике. А еще вчера он был недопустим, ибо кодекс взаимоотношений между частями украинской элиты, которые борются за власть, категорически это отвергал. Беспрецедентная массовая «чистка» среди тех, кто еще вчера был не последней по значимости частью правящей элиты страны, означает, что система, которая царила в Украине предыдущие два с половиной десятилетия, дала новую и очень серьезную трещину. Она, система, уже не может функционировать так, как функционировала предыдущие десятилетия. Она должна уступать обществу, должна маневрировать и приспосабливаться к новым требованиям времени и общества, в том числе – путем сбрасывания «балласта» в виде наказания коррупционерам. Причем, единичный «балласт» уже не спасает, следовательно закономерно сбрасывается «балласт» массовый.

Отныне можно утверждать, что раньше или позже, но повторение вчерашних массовых задержаний обязательно будет. Мы не можем знать, кто их будет проводить – действующая власть или следующая, - но они будут. И те, кто вчера по разным причинам избежал задержания, и те, кто сегодня считает, что его это не коснется никогда, все равно вынуждены будут этот новый фактор украинской политики учитывать, хотя бы на подсознательном уровне. Что, кстати, объективно будет способствовать если не немедленному искоренению коррупции, то хотя бы снижению ее уровня.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-