Федерализация в овечьей шкуре

Федерализация в овечьей шкуре

579
Ukrinform
Зачем Путин лепит из Медведчука «украинского националиста»

Путин на вчерашней «прямой линии с народом» семь минут рассказывал миру, что вот есть в Украине такой себе добряк – Виктор Медведчук, хороший парень и украинский националист. Украинский «фейсбучный» народ взорвался сарказмом, отдельные образцы которого отличались изрядным совершенством жанра. Однако этот оправданный сарказм не дает ответа: какого черта Путин столько времени расхваливал Медведчука? Да, он ему кум, но этого обстоятельства явно недостаточно, чтобы президент России семь минут отработал пиар-агентом у отставного украинского политика.

Московский политолог Станислав Белковский считает, что Путин так долго говорил о Медведчуке, потому что тот – «важный посредник между украинскими элитами и Путиным... Я бы даже назвал его единственным доверенным лицом Путина в украинской политике». Киевский политолог Михаил Подоляк пишет на своей странице в Facebook, что Медведчук – «оптимальный посредник для всех российских бизнесов в Украине... Это предложение узаконить «смотрящего» и единственного распорядителя российских денег - легальных и нелегальных».

Все о посредничестве Медведчука – святая правда. Однако как раз она и не может быть объяснением того факта, что Путин публично расхваливал своего кума. Как раз наоборот: нынешняя роль Медведчука в украинской политике – неформальная, кулуарная и поэтому требует тишины и непубличности. Зачем Путину привлекать внимание украинского общества к своему «смотрящему»? Оно и так уже давно требует от украинской власти «скальпа» Медведчука, а теперь, после панегирика Путина, только усилит свой энтузиазм в этом деле.

Похоже на то, что мы зря сфокусировались на личности Медведчука, пропустив тем самым истинную цель речи Путина.

Ключевым словом в ней было не «Медведчук», а «федерализация», которое российский президент произнес, кажется, всего один раз.

Совокупный российский фактор в Украине (что включает в себя все – от политики до ментальности миллионов граждан Украины), нынешний мощный вес которого - следствие всего периода колониального господства России в Украине, сегодня крайне нуждается в легальном политическом статусе. Конечно, с точки зрения Кремля.

После развала СССР и формального провозглашения независимости Украины упомянутый российский фактор очень медленно, едва заметно для постороннего глаза, но терял свое влияние на жизнь страны. Терял, потому что был, хоть и сильным, но не формализованным, не защищенным писаным законом. Жизнь, как говорится, брала свое. Раньше, до формальной украинской независимости, в этом не было необходимости, поскольку с Москвы постоянно беспокоились об его укреплении, используя для этого всю мощь российского государства, которое господствовало на территории Украины.

Другими словами, сейчас России нужна такая украинская страна, которая бы защищала и укрепляла все, что успела завоевать здесь Россия за триста с лишним лет, тем самым превращая украинскую независимость в фикцию.

Идеальным для Кремля было бы сразу легализовать российский фактор во всеукраинском масштабе, то есть, в идеологии признать украинцев и россиян одним народом или, по крайней мере, одних этнических и исторических корней, предоставить русскому языку статус второго государственного, провозгласить государственный курс на союз – военный, политический, экономический – с Россией. Однако практически сделать это сегодня невозможно. Поэтому Кремль сейчас делает упор на своей давней идеи федерализации Украины, согласно которой легализация политического статуса россиян будет сделана на значительной части Украины. Широкие права самоуправления, которые дает федерализация, будут использованы именно для утверждения всего русского на официальном уровне. Конечно, львовский или тернопольский регионы российскими не станут в федеративной Украине, а вот Восток и Юг – вполне возможно. Местная элита в Харькове, Одессе или Запорожье легко пойдет, под давлением преимущественно русскоязычного избирателя, на введение русского языка как официального на территории региона, на свободный доступ к российскому телевидению, к русской культуре, на образование – школьное и высшее – на русском языке, и тому подобное. А региональные парламенты будут давить на Киев, чтобы тот дружил с Россией.

 Президент РФ Володимир Путін під час щорічної Прямої лінії. 15 червня, 2017

В тщательно подготовленной речи Путина в честь Медведчука все хорошо продумано. Грушевский и Драгоманов упомянуты для образованного украинца, Чорновил и Франко – для обывателя, который может и слышал когда-то и уже забыл, кто такой Грушевский или Драгоманов, а вот Чорновила знают все, а главное - это знание умещается в два слова – «националист» и, возможно, «бандеровец». И о Франко как украинском классике, после первого Тараса Шевченко, тоже все слышали. А большего Путину и не надо. Для него главное прочно связать в головах как можно большего количества украинцев термины «грушевский» и «чорновил» с термином «федерализация».

Великие украинцы Грушевский, Драгоманов, Франко, Чорновил – все они за федерализацию Украины! А Медведчук всего лишь в меру сил отстаивает эту их идею. Вот что, по замыслу Путина, должно остаться в головах украинцев от его 7-минутной речи. Для этого она и была произнесена.

Конечно, большинство украинцев вряд ли поддержат федерализацию, особенно в условиях войны с Россией, хотя абсолютной уверенности в этом тоже нет. Однако, наибольшая опасность российского плана «Федерализация» заключается в том, что у Кремля есть шанс «втюхать» его Западу.

Для подавляющего большинства западных политиков и интеллектуалов, которые, к сожалению, мало что понимают в сути исторических российско-украинских отношений, федерализация может легко показаться приемлемым выходом из, как они говорят, украинского кризиса. Для них федерализация – это, в общем, благо, они ее оценивают по собственному швейцарскому, немецкому, американскому – историческому опыту. Им будет очень трудно понять, почему войну на Донбассе нельзя завершить компромиссом, на который искренне готова Россия – на федерализацию Украины. Различия – политические, ментальные, культурные, исторические – регионов Украины? Есть! Серьезные противоречия между ними, если уже дошло до войны? Есть! Их можно притушить федерализацией с сохранением территориальной целостности Украины? Можно! Самоуправление – нужна реформа для демократизации Украины? Нужна? Так в чем дело, кто против!? А-а, националисты! Так их же меньшинство, к тому же, оказывается, это лишь часть украинских националистов, особо ярых («придурков» – по терминологии Путина), а есть и другие украинские националисты, которые совсем не против федерализации, как Виктор Медведчук, отец которого был членом ОУН, а сам он – идейный последователь таких уважаемых идеологов украинского национализма, как Грушевский, Драгоманов, Чорновил, которым, кстати, украинцы ставят памятники!

Убедив Запад, что федерализация – это окончание войны на Донбассе и вообще - победа демократии, Кремль может рассчитывать на совместное с ним давление на Украину. Даже если такое и произойдет, должны его выдержать. Федерализация – с «украинским националистом» Медведчуком или без него – нам не нужна. По крайней мере, не сейчас и без политического статуса российского фактора.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-