Отмена неприкосновенности: низвергнутым массировали шеи и жали ручки

Репортаж
590
Ukrinform
Депутаты слились в едином порыве круговой поруки, умноженной на парламентскую коррупцию

"Мы не видим смысла бороться за тело Украины, если ее душа будет потеряна из-за коррупции", – слова замгоссекретаря США Уильяма Браунфилда почему-то адресовали Порошенко.

Но на параде снятия неприкосновенности (я бы сказала – шествия цинизма), казалось, никто из парламентариев не соотносил с собой эти слова американского топ-чиновника. Две с половиной сотни парламентских душ слились в едином порыве круговой поруки, умноженной на парламентскую коррупцию.

Весь парламентский зал выражал сочувствие своим одиозным коллегам, "лишенцам". Олесю Довгому (с которого сняли неприкосновенность) сочувственно жали руки, Андрею Лозовому Олег Ляшко во время рассмотрения буквально что массировал шею. Мне казалось, что я даже слышала пожелание Олега – Андрею: расслабиться.

Регулярную психотерапию "лишенцам" делал глава Регламентного комитета Павел Пинзеник, практически новый «магнат влияния» в парламенте. Он, с видом усталой знаменитости подыгрывал своим коллегам, и обвинял ГПУ и НАБУ, и каждый раз говорил, что представление необоснованно.

Выгораживая каждого из нардепов, он горестно провозглашал: "Нас всех слушают, всех прослушивают. С этим надо как-то жить, и что-то делать".

Во вторник украинский парламент рассматривал представление Генерального прокурора на снятие депутатской неприкосновенности с пяти народных депутатов Украины. Раньше я считала главным позорным днем украинского парламентаризма – день ратификации Харьковских соглашений, но нынешние народные избранники переплюнули своих "папередников". Точнее, они образовали с ними ширку, они вместе спасали от НАБУ нововылупившихся миллионеров, которые, ни дня не работая в бизнесе, продемонстрировали миллионные состояния.

Сергей Соболев

Поначалу заседание обещало быть беспроблемным. Глава БПП Артур Герасимов заявил: "Мы будем поддерживать все представления на снятие неприкосновенности". Народнофронтовец Максим Бурбак заверил: "Мы должны достойно пройти очищение. Дейдей и Поляков честно должны пройти  в суд, не защищая себя иммунитетом". То же самое повторил Сергей Соболев из «Батькивщины» и позже повторил Егор Соболев из «Самопомощи».

Юрий Луценко

Юрий Луценко, которому отказали в демонстрации материалов на табло, призвал поддержать снятие неприкосновенности: "Здесь есть люди, которые были на Майдане, даже когда там оставалось всего несколько сотен человек. Но мы обещали перед могилами погибших выполнить требования. Обещали устранить мафию. Снять постсоветский рудимент – неприкосновенность. Люди уезжают из нашей страны, потому что теряют веру. Это очищение парламента. Нельзя держаться, как вошь за кожух, за свою неприкосновенность".

Впрочем, первое единодушие таковым не оказалось.

Но давайте – по порядку.

Первым рассматривали представление на народнофронтовца Евгения Дейдея. 

Евгений Дейдей

О нем говорят как о бывшем хулигане, внезапно вынырнувшем на волне Майдана. Так же внезапно он и разбогател, став народным депутатом. (По его версии, это не богатство, а всего лишь «кредиты»). Статья, по которой его обвиняли – незаконное обогащение. Думаю, что интерес НАБУ подогревался еще и откровенными фактами парламентской коррупции, когда, например, Дейдей якобы предлагал полторы тысячи долларов в твердом американском переплете за то, чтобы его коллега озвучил вопрос тогдашнему гепрокурору Яреме. 

Перед рассмотрением вопроса всплыла информация, что Евгений Дейдей, которого ГПУ обвиняет в неуплате налогов, неоднократно летал на частных самолетах вместе с коллегой Денисом Дзензерским, помощник которого и предоставлял кредиты семье Дейдея.

Но фракция «Народного фронта» все отрицала и избрала для роли оскоробленной невинности Максима Бурбака. Вообще-то, линия поведения «фронтовиков» такова: да, мы голосуем за снятие неприкосновенности (они дали только часть голосов, чтобы дать право однопартийцам защититься в судах), но при этом звучали обвинения в умышленной дискредитации НФ, обвинения в адрес Лещенко (посмотрите, он тоже непонятно как квартиру купил), и шпильки в адрес Генпрокурора.

Дейдей «проскочил», для его деиммунизации не хватило 28 голосов. Не голосовала часть «Народного фронта» и часть БПП. Не голосовали Оппоблок и бывшие регионалы, переименованные в "Видродження" и "Воля народа".

Олесь Довгий

Следующим шло представление на Олеся Довгого, фактически второе лицо при Черновецком, которого по многим имеющимся фактом можно считать главным грабителем киевских земель.

Верховная Рада Украины поддержала снятие неприкосновенности с внефракционного народного депутата Олеся Довгого. За соответствующее решение проголосовал 251 депутат.

Довгий – фигурант уголовного дела по факту незаконного выделения земельных участков на территории заповедника "Жуков остров", его обвиняли в злоупотреблении властью и служебным положением.

Как ни странно, но журналисты времен Черновецкого хорошо помнят то голосование, когда в Киевосвете с голоса был внесен вопрос о дерибане конкретно 1700 га земли заповедника "Жуков остров" и заказника "Пирогово". Два лица были учредителями 9-ти так называемых кооперативов, которые фактически украли землю у киевлян. Это было сделано потому, что секретарь горсовета созвал в неустановленном порядке сессию, не роздал материалы, из-за чего депутаты были вынуждены голосовать вслепую...

Период Черновецкого для Киева был чудовищным периодом, но казалось, нардепы потеряли память, потому что продолжали отпускать шпильки в адрес Луценко и сетовать на необоснованность обвинений. «Лесик» цитировал стишок своего деда, картинно кланялся, каялся, что в свое время голосовал за Луценко, как за генпрокурора. А когда получил результат, то прошелся по рядам, раздав рукопожатия однопартйцам. В кулуарах он сказал, что всем все прощает.

Олег Ляшко, Андрей Лозовой

Далее следовало рассмотрение представления на радикала Андрея Лозового. Он нервничал. А ему сзади, стоя за спиной, его лидер массировал шею.

Юрий Луценко со свойственной ему образностью пошутил, что если Лозовой заработал, продавая елки, то чтоб собрать 80 000 долларов, 150 000 евро и 800 000 гривен, надо было вырезать лес где-то от Ровно до Костополя.

"Второе, что он показал, что он имел наследство от своего родственника в Ровенской области – земля и дом. По всем базам данных ни у этого родственника, ни у него самого ни земли, ни дома не было, – продолжил Луценко, – И третье он показал о том, что у него есть московский дед-композитор, который имел квартиру, а также пианино, которое господин Лозовой, как он заявил на допросе, продал за тысячу гривен. Относительно самого помещения он ничего не сказал. Уже после того, как я внес представление, очевидно, защита господина народного депутата объяснила ему проблему в том, что здесь объективно – можно и нужно уплатить налоги. Или добровольно, или через суд, Уголовный кодекс предусматривает за это соответствующее наказание. Но чтобы пройти этот путь – мне надо согласие Верховной Рады..."

Призвав Андрея Лозового доплатить в государственный бюджет почти 2 млн грн, Луценко ушел с трибуны.

И тут на нас обрушился вал демонстративного благочестия радикала. Андрей Лозовой рассказал, где именно он поставил свечку за генпрокурора, где именно он молился, припомнил ему, что он был сыном секретаря обкома.

Поддержать его вышел АТО-шник Тимошенко из «Народного фронта». Он взывал к залу арестовывать богатых людей (легальных, имеющих бизнес), и говорил, что не отдаст своего побратима, с которым они отстаивали других побратимов.

Шариковы в камуфляжах отчаянно отстаивали свое право богатеть. 

За снятие неприкосновенности с Лозового проголосовало 177 человек.

Все это сопровождалось смешным и горьким обменом любезностями. Алексей Гончаренко (одессит из БПП) с иронией вопрошал: "Да что же это происходит. Один из ваших депутатов не так давно на видео рассказывал, сколько денег стоит запрос, озвучивал расценки на услуги, второй говорит, что у него дар получить 9 миллионов от дедушки и купить мощи. Может, мы все учредим церковь святого Андрея Лозового, которому будем молиться о внезапном приумножении богатства?"

Радикалы огрызались.

Назар Холоднийкий, Юрий Луценко

"Это самый большой вызов для украинского парламента. Но неснятие убивает парламентаризм. Вы убиваете парламентаризм", – повторял Луценко.

И это было правдой. Совершенно отвратительная картинка круговой поруки была очевидна всем, кроме обладателей мандатов.

Следующей парой на снятие иммунитета были Максим Поляков и Борислав Розенблат.

Борислав Розенблат

Оба этих нардепа были героями фильма НАБУ о «янтарной мафии». Яркое видео, в котором первый выполял роль посредника между якобы представителем бизнеса из Эмиратов, а второй – прямым лоббистом создания фирм по нелегальной добыче янтаря. В этом фильме было все. И схема янтарного бизнеса, где нелицензионная добыча подается, как рекультивация, и доение инвестора – то на суды, то на поправки.

Максим Поляков

Максим Поляков, судя по фильму, был посредником, цинично объявляющим агенту НАБУ, что все поправки проходят только через Розенблата, он, мол, у нас, к счастью, коррупционер.

Люди с минимальным достоинством поняли бы, что крыть нечем, и сами отказались бы выступать. Но господин Поляков сделал попытку сохранить лицо. Пожаловался, что жена, кормящая грудью, потеряла молоко, сказал, что это месть Сытника и наивно вопрошал: "Где я, а где янтарь?".

250 голосов за снятие неприкосновенности, а чуть более сотни – за задержание и за арест. Таков итог защиты.  

Песенка Розенблата была спета. Поэтому его "деиммунизация" проходила безболезненно. 296 – за.

Он, конечно, попытался оправдаться, заявлял о провокациях: "Для меня сегодняшний день это трагедия... Это провокация, я готов защищаться в судах".  Юрий Луценко просил: "Многоэпизодная циничная наглая демонстрация своего превосходства над законом. Вы станете сильнее, если проголосуете за снятие неприкосновенности, задержание и арест. Сделайте Розенблата обычным украинцем".

"Я хочу, чтобы вы сняли с меня депутатскую неприкосновенность, и я имел бы право доказать свою правоту в суде беспристрастном, со всеми своими последствиями. И готов за это отвечать", – объявлял Розенблат. Неприкосновенность с него сняли. Но чувства триумфа у зрителей не было. Слишком тяжело это далось, слишком быстро новые элиты захотели жить по-старому.

И слишком грустный из этой истории вывод. Что герои Майдана часто оказываются негодниками. Что волна революции поднимает подонков, что для новомодных дельцов иногда важнее рука нового хозяина (общественным благом здесь даже не пахло). Что блюстители парламентской конституции (члены Регламентного комитета) – просто гуттаперчевые мальчики. Что люди в камуфляже с мандатом превращаются в шариковых-пустозвонов. Что иногда старая элита (Луценко) выглядит куда приличнее, чем новые революционеры. Что межпартийная ненависть сильнее желания справедливости. Что свежевылупившиеся миллионеры ничего не поняли про революцию, хотя яростно цитировали старых и новых поэтов, поминутно вспоминая Бога, клялись, что они не боятся тюрьмы и страдают за народ.

А кроме того, это поднимает вопрос: что делать с е-декларациями? Их простить? Кого из декларантов садить? Или обязать, что все платят разовый взнос, и мы о ней забываем до следующего года?

И второй вопрос: что делать с парламентом? Они слишком быстро становятся бывшими.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-