Олесь Янчук, кинорежиссер, директор киностудии имени Довженко
Мы можем сразу интегрировать Украину в мир – даже одним фильмом
12.07.2017 09:00 498

- Во-первых, это моменты, о которых никто не знал, они замалчивались. Мне, когда я учился в советской школе, никто о Голодоморе не рассказывал. Рассказывали о колхозах, о том, с какой радостью туда шли люди. Это было ложью. Голодомор потому и сделали, что украинский крестьянин не хотел идти в колхоз, он видел себя хозяином, фермером по-современному. В США всего 3 процента населения занимается сельским хозяйством, и этого хватает, чтобы прокормить такую огромную страну. У нас же, когда создали колхозы, фактически уничтожили хозяина. При таких землях – 30% мирового чернозема – смотрите, что происходит. Правда, сейчас аграрии возрождаются, ощущаются новые обороты. Но села полупустые, молодежи нет. Это очень драматично, грустно чрезвычайно. Посмотрите, какие красивые деревни в Германии, во Франции, Чехии, Италии, Испании. Любо глянуть. А у нас это произошло, потому что русский царь не относился серьезно к революционерам, отправлял их вместе с женщинами и книгами в Шушенское, а с ними надо было бороться, как с эпидемией – сразу локализовать и не давать развиваться. А так оно на фарсе пошло в 1917, в 1991 на фарсе все оборвалось, но сейчас мы фактически платим за время, которое у нас украли. Это длина почти в целый ХХ век. Вот и все.

Я очень хочу, чтобы мы стали мощной сильной державой, чтобы к нам люди эмигрировали, приезжали в Украину, как сейчас – в Соединенные Штаты или другие страны. Нам ничего не хватает, просто выросло не одно поколение под другим углом, и поэтому такая история. Но уже наши дети, слава Богу, не знают что такое Советский Союз. Они только слышат о нем от дедушек и бабушек. На них - самая большая надежда. Опять же, у нас есть безвиз. Это также очень важно, потому что какая бы не была бедная страна, если человек хочет заработать деньги, он заработает. Я имею в виду, в Украине, что даст ему возможность посмотреть мир и чему-то научиться и измениться к лучшему. Поэтому такая евроинтеграция очень важна для Украины, а кино в этом плане – удивительное искусство, потому что мы можем сразу Украину интегрировать в целый мир – даже одним фильмом.

- Насколько интересны наши фильмы миру?

- Интересны. Наши фильмы получают награды на фестивалях. Другое дело, когда мы говорим о голливудском продукте. Он сугубо коммерческий. Очень маленький процент картин там производится в другом стандарте. В США даже европейские фильмы смотрит очень маленький процент людей. Но нам надо, прежде всего, делать фильмы для своих людей, для украинских граждан. Что они сейчас смотрят? Где основной зритель сидит? Перед телевизором. И что там показывают?..

- А на какую аудиторию вы ориентируетесь? Смотрит ли молодежь ваши фильмы, воспринимает ли их?

- Да хорошо воспринимает. Учитывая, что у нас в Интернете процветает пиратство, есть легкий доступ к фильмам, то смотрят. Интересуются.

- Это тяжелая и трагическая тема, вы не интересовались, как воспринимает ее молодежная аудитория?

- В прошлом году меня пригласили в Одессу, там есть огромный молодежный лагерь с классическим названием «Молодая гвардия». Пригласили с показом фильма «Непокоренный» о Шухевиче. Там было более тысячи детей в зале. Я попросил, чтобы подняли руки те, кто фильм уже видел. Подняли очень мало – около 5 процентов. Я спросил: а чего тогда вы пришли на этот просмотр? Ответили, что хотят посмотреть еще раз. Дети смотрели с удовольствием, были и аплодисменты, главное, я не видел равнодушных. Фильм был хорошо принят, эмоционально. Это были дети преимущественно 14-15-16 лет. Вот таким и надо показывать такие фильмы.

- Мы упомянули имя Шухевича. Как вы относитесь к переименованию киевских улиц в честь Шухевича, Бандеры и других героев национально-освободительной борьбы?

- В Киеве есть улица Урицкого, которую несколько лет назад переименовали в улицу митрополита Василия Лыпкивского. Так вот, однажды иду и вижу, что на некоторых домах все еще висят таблички с прежним названием. Если уж на такой шаг идти, переименовывать, то нужно подготовиться к этому, изготовить таблички. А не просто провозгласить – а давайте мы это сделаем. Я недавно видел на сайте «Патриоты Украины», что в Запорожской области памятник Ленину переделали в памятник Орлику. Такой интересный Орлик, с юмором: держит плащ жестом, характерным для вождя пролетариата, это вызывает улыбку. Но пусть даже так – все же лучше, чем развалить кувалдой. Вообще-то мне жаль, что в Киеве не осталось памятника Столыпину. Если бы его не застрелили, у нас жизнь бы пошла совсем по-другому, он начал реформы делать... Я считаю, что на сегодня экстремизм не должен быть инструментом, с помощью которого нужно менять государство. Этот процесс требует определенного времени. Это как воспитание ребенка. Ребенок растет, мы знаем, что он должен пойти в школу, когда ему исполнится 7 лет. Сейчас, правда, начали уже в шесть отдавать. Я считаю, это неправильно, у ребенка должен быть праздник детства. Меня вообще в восемь лет отдали... Так и все остальное: оно должно иметь определенное время, определенное развитие, которое нужно учитывать.

- Пан Олесь, в интервью для нашего агентства вы в свое время возлагали большие надежды на новое правительство. Оправдались ли они относительно киностудии имени Довженко. Произошли долгожданные изменения?

- Сейчас как раз в процессе работы над документами, которые мы совместно готовили с Министерством культуры, по модернизации киностудии и тех изменениях, что обязательно нужно здесь провести. Сейчас это отдано в министерства экономики, финансов, в Национальный банк... Это затяжной бюрократический процесс, никуда от тут не денешься. Но у меня состоялась очень конструктивная беседа с первым вице-премьер-министром Степаном Кубивым, я его знаю и очень уважаю: в свое время как глава «Кредобанка» он поддержал мой проект съемок «Владыки Андрея» (Шептицкого – ред.). Иногда отдельное министерство не может пробить определенные стандарты и барьеры, поэтому я надеюсь, что когда решение принимается на уровне первого вице-премьера, понимания будет больше.

- Следующего министерского десанта не было на киностудии?

- Это когда у нас было выездное правительство? Нет, больше не было.

- Это правда, что до недавнего времени киностудия Довженко была съемочной площадкой для российских мыльных опер? Они ехали сюда, потому что у нас это дешевле и более квалифицированные кадры. Как это сейчас выглядит?

- За время своего директорства я этого не застал. Но то, что они любили сюда приезжать и здесь снимать, это правда. Прежде всего – сериалы. Потому что здесь дешевле, климат теплее. Иногда делались комбинированные проекты. Вроде бы действие происходит то ли в Украине,  то ли в России. Так сказать, и нашим, и вашим, без точной привязки. Я противник такого. Для меня география фильма очень важна. Если это французский фильм, он должен сниматься во Франции, итальянский – в Италии. Когда нет точного адреса, нет корней – получается субпродукт. Это из той серии, когда говорят, извините за вульгаризм, «пипл схавает». Я знаю, что таких проектов было много. Но когда отношения между Украиной и Россией изменились...

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-