Новые санкции: Россия еще не рискнет идти «ва-банк»

1265
Ukrinform
Про оптимизм в вопросе, решится ли теперь Кремль на большую войну против Украины

Следовательно, антироссийские санкции стали законом США. Дональд Трамп немного покомызился, немного покритиковал и немного предостерег, но подпись свою в конце концов поставил. Чем грозит России новая политика Вашингтона (а это таки принципиальное изменение предыдущего курса Запада на широкое экономическое и политическое сотрудничество с Кремлем), за которой придется, никуда не денется, тянуться и Европе, в общих чертах очевидна: Россию выдавливают на «второй план» мировой политики, приравнивают ее к таким «токсичным» странам, как Иран и КНДР. И поскольку российская экономика, а следовательно и российский политический режим, не способны выживать и развиваться без технологического и финансового «спонсорства» Запада, то перспектива всеобщего краха замаячила перед Кремлем вполне конкретно, хотя и случится он, конечно, не завтра.

В Кремле безусловно осознают масштаб угрозы. Оценка ситуации, которую изложил публике премьер-министр России Дмитрий Медведев, оказалась местами на удивление трезвой и логичной: «Санкционный режим кодифицирован и будет сохраняться десятилетиями, если не случится какое-то чудо. Причем он будет более жестким, чем закон Джексона – Вэника, поскольку имеет всеобъемлющий характер и не может быть отложен специальными распоряжениями президента без согласия Конгресса. Таким образом, отношения между Россией и США будут крайне напряженными независимо от состава Конгресса или личности президента».

Одним словом, Кремль загоняют в тупик практически по всем направлениям, и там это понимают. Отсюда возникает острейший для Украины и украинцев вопрос: не решатся ли в Кремле от безысходности на такой вариант, как сильный и молниеносный военный удар по Украине, чтобы раз и навсегда (как им кажется) закрыть для себя «украинский вопрос»?

Абсолютно исключать такой шаг не приходится, к сожалению, произойти может все, что угодно, но сейчас он кажется нереальным. Заметим, что речь идет не об увеличении обстрелов на фронте, не о локальной операции с целью захапать еще какой-то кусок украинской территории (такие действия только добавят россиянам лишних проблем в отношениях с США и Европой, а «украинский вопрос» не решат), а именно о большой войне с реальной угрозой существованию украинского государства.

Во-первых, открытая война с Украиной – это ва-банк, а Россия все-таки еще не в такой ситуации, чтобы действовать по принципу «пан или пропал». Военное наступление на Украину слишком опасно для самой России из-за практической невозможности просчитать последствия такой акции. Никто и ничто не даст россиянам гарантии победы, тем более, что и российская армия не такая сильная, как когда-то советская, и украинская армия не такая сегодня не сильная, как три года назад. Слишком велика вероятность, что реакция мира, прежде всего США и Евросоюза, тоже будет мощной и молниеносной, прежде всего – в виде немедленной и серьезной поддержки Украины оружием и другими материальными ресурсами, не говоря уже о немедленном усилении антироссийских санкций до максимума, а это верная смерть кремлевскому режиму. Все-таки не стоит недооценивать инстинкт самосохранения кремлевских вождей. Это только на публику они разыгрывают «сумасшедшего Жириновского», способного на любой безрассудный, самоубийственный поступок, от которого неизбежно пострадают и нормальные страны. На практике же они достаточно трезвы и осторожны, и не любят рискованных шагов.

Во-вторых, у Кремля еще остается определенный запас инструментов противодействия новой политике США. До конца непонятно, как конкретно эти санкции будут применяться. Вспомним слова Дональда Трампа после подписания закона: «Моя администрация надеется, что Конгресс будет воздерживаться от использования этого несовершенного документа, который препятствует нашей работе с европейскими союзниками по урегулированию конфликта в Украине, а также усилиям устранить любые непредсказуемые последствия для американского бизнеса и наших союзников». Кроме того, россияне безусловно будут пробовать воспользоваться очевидными разногласиями относительно антироссийских санкций между США и Евросоюзом, чтобы существенно ослабить их действие. Для России главное на ближайшее время - как можно дольше выдерживать санкции без уступок со своей стороны, надеясь, что со временем в международной ситуации возникнут обстоятельства («какое-то чудо», как выразился Медведев), которые приведут если не к отмене санкций, то хотя бы к их существенному ослаблению. Запас прочности российской политической системы, а следовательно – действующего политического режима в России, еще довольно солидный, завтра или даже послезавтра он не иссякнет. На это могут уйти годы и годы, за которые, конечно, может произойти что угодно. И поэтому, считают в Кремле, не стоит мешать возможному появлению упомянутого «чуда» резкими действиями наподобие широкомасштабного военного наступления на Украину, которые заставят и противника (Запад и Украину) тоже действовать резко, то есть максимально давить на Россию. Тогда санкции еще новее по сравнению с нынешними могут выглядеть как тюремное заключение против устного выговора. По крайней мере, такая логика поведения наиболее очевидна для нынешнего Кремля.

В-третьих, существует еще какая-то, пусть призрачная, надежда на Трампа. Американский президент не скрывает недовольства законом, под которым вынужден был поставить подпись. За полгода пребывания на посту Трамп показал себя ментальным единомышленником Путина относительно того, какими должны быть реальные полномочия и возможности первого лица в государстве. Пока что американская политическая система успешно преодолевает эти «диктаторские» наклонности своего президента, надеемся, что так будет и впредь. Однако в Кремле, разумеется, надеются на обратное. Военное наступление на Украину эти надежды на Трампа однозначно похоронят.

Наконец, в-четвертых, нам следует помнить, что окончательный выход Украины из-под политического влияния России произойдет только тогда, когда у нас утвердится новая, европейского типа, демократия, абсолютно противоположная постсоветским принципам российского политического устройства. А пока российская и украинская политические системы – как братья-близнецы (системная коррупция, зависимый суд, неразделенность исполнительной и законодательной властей, откровенная слабость гражданского общества, мизерный средний класс, олигархическая экономика, и т. п), до тех пор говорить, что Украина покончила с колониальным прошлым и стала независимым от России государством, не приходится. И пусть не вводят нас в заблуждение война и другие российско-украинские споры на уровне судебных исков, торговых и пропагандистских войн, санкций, запретов, и тому подобное. Принципы построения и функционирования политической системы – категории куда устойчивее, чем даже открытая война, которая может закончиться в одно мгновение. Расчет Кремля на сохранение в Украине той политической системы, которая является продолжением и порождением российской, является намного более надежным для него средством контролировать Украину, чем расчет на военный удар. Нас в определенной степени спасает понимание Кремлем той очевидной истины, что военный удар по Украине в случае, если он окажется неудачным, быстро и окончательно разрушит существующую политическую систему в Украине в пользу демократической по западным стандартам.

Все эти причины вместе и дают нам оптимизм в вопросе, решится ли Кремль на большую войну против Украины. Однако, разумеется, это вовсе не означает, что у нас уже нет необходимости как можно быстрее усиливать собственную армию.

Юрий Сандул. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-