«Запад-2017» - где ожидать кремлевский блицкриг?

«Запад-2017» - где ожидать кремлевский блицкриг?

2247
Ukrinform
Любое агрессивное движение Кремля на Западном направлении станет откровенным актом самоубийства РФ

В том, что говорят украинские официальные лица, как всегда, есть доля истины. Масштабные российские учения «Запад-2017», которые, как ожидается, осенью этого года будут проведены на территории Беларуси, действительно ни для кого не станут неожиданностью. Ни для Украины, ни для Польши, ни для стран Балтии, для которых развертывания новой группировки российских войск непосредственно около национальных границ могло бы, и будет означать возрастающую угрозу прямого вторжения и вооруженного конфликта.

С другой стороны, это означает, что Украина готова. По сообщениям  Генштаба, именно в сентябре-октябре в Украине пройдут масштабные общенациональные военные учения с привлечением боевых частей и резервистов первой очереди оперативного резерва. То есть, любые попытки агрессора отойти от заявленного формата учений «Запад-2017»  и перейти к активным наступательным действиям в украинском направлении, могли бы означать для Кремля не только драматические политические осложнения во взаимоотношениях с остальным миром, но и абсолютно реальные и массовые потери личного состава и техники, что потенциально может обернутся для Москвы военной катастрофой.

Украина, конечно, уступает агрессору в численности личного состава, боевой авиации и бронированной техники. Но эти абсолютные показатели вряд ли отражают реальное соотношение сил на конкретном операционном направлении. Если Кремль решит нанести Украины удар с севера или с северо-восточного направления, он будет сталкиваться не только с мобильной обороной, которую Вооруженные Силы Украины активно «оттачивали» на полигонах, по крайней мере, в течение последних двух лет.

Еще одним союзником Украины станут природные условия, сложный болотистый рельеф местности, которые не позволят агрессору развернуть широкомасштабную наступательную операцию и попытаться растянуть украинские силы обороны.

Атакующим силам придется продвигаться вперед вдоль транспортных магистралей. Это не сулит агрессору ничего хорошего, поскольку останавливать продвижение российских бронированных кулаков украинские военные уже научились. Излишне говорить, что наши солдаты будут защищать свою землю, а в реальном бою трудно найти более значимую мотивацию для военного человека.

Стоило бы учитывать так же, что соседи Беларуси из числа членов НАТО уже расквартировали на национальных территориях структуры военного  управления и международные контингенты Альянса. Эти страны и эти структуры именно этой осенью намерены провести «параллельные» военные учения по отработке взаимодействия, на случай любой «детской неожиданности» со стороны Кремля.

Этот фактор, а также то обстоятельство, что Соединенные Штаты практически восстановили военное присутствие в Европе (которое было почти свернуто в 90-е годы на крыльях пост-горбачевской эйфории), превращает любое агрессивное движение Кремля в западном направлении в откровенный акт самоубийства.

Посему многочисленные предположения украинской экспертной среды и «информированной общественности» о том, что Кремль может использовать учения «Запад-2017» для окончательного решения «украинского вопроса» или для удара по Украине в «подарок» ко Дню Независимости,  пока вызывают глубокие сомнения. Путина и его камарилью можно заподозрить в морально-психологической неадекватности, но они точно не самоубийцы.

В конце концов, какой тогда смысл был для них «до липки» обдирать и «до выноса мозга» зомбировать собственный народ? Они, те кто в Кремле, точно знают, что победы в такой войне для них не будет, а в случае поражения для них не найдется ни одного укрытия, по крайней мере, не на этой планете.

В такой ситуации возникает другой вопрос. Для чего Кремлю масштабные и довольно затратные учения в Беларуси? Они неизбежно повышают «градус напряжения» на Западном направлении, привлекают к себе доминирующее внимание со стороны НАТО и Евросоюза.

Если удар из Беларуси не будет нанесен на запад или на юг, поскольку такой военный маневр лишен здравого и практического смысла, зачем тогда Кремлю городить весь этот огород?

На самом деле, «Кассандрой» работать не так уж и сложно, поскольку наихудшие предположения, как правило, сбываются. Чтобы не ошибиться в прогнозах, стоит осознавать - они знают, что мы знаем, что они знают. И это заставляет задуматься над простым вопросом - а не является вся эта шумиха вокруг учений «Запад-2017» преднамеренной, искусственно раздутой, поскольку единственное ее предназначение - отвлечь внимание и силы международного сообщества от реального направления удара? Удар этот может оказаться быстрым, не таким затратным, но смертельным для потенциальной жертвы. Где может ударить Кремль?

На самом деле - где угодно. И Украина является далеко не единственным объектом для потенциальной российской агрессии.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

8 августа 2008 началась пятидневная российско-грузинская война  (08.08.08»). Она стала «триггером» для дальнейшего роста агрессивности Российской Федерации, с учетом того, что особенности этой войны, глубокий анализ ее геополитических причин и последствий были едва ли не проигнорированы международным сообществом. Никто не хотел признавать возрождения неоимперской политики Кремля, никто, ни в Европе, ни за океаном, не хотел новой войны и роста напряженности. Как это часто случается в истории, результат оказался прямо противоположным миролюбивым намерениям Запада.

Как следствие, произошла оккупация и последующая аннексия украинского Крыма, российское вторжение в Донбасс.  Возникла реальная опасность агрессии против стран Балтии и Польши, а также угроза повторения «блицкрига» против Грузии.

Последнее утверждение требует разъяснения. Поскольку на фоне важнейших геополитических событий, которые произошли в Европе в последнее время, включая выборы, теракты, беженцев, кибератаки и «второе дыхание» для Североатлантического альянса, - на этом фоне из поля зрения международных политологов и экспертов почти полностью выпали достаточно угрожающие признаки эскалации и военная активность России на Южном (Кавказском) стратегическом направлении.

Стоит напомнить, что в мае текущего года в Грузии был принят новый концептуальный документ - Стратегический оборонный обзор на 2017-2020 годы. Главное место в этом документе отведено военным угрозам, которые исходят от Российской Федерации. В частности, основными угрозами безопасности Грузии названы «оккупированные Россией территории» и так называемая «ползучая оккупация».

Одно из главных и важнейших нововведений Стратегического оборонного обзора - это признание Грузией широкого применения российской «мягкой силы» и целенаправленной пропаганды (а точнее - дезинформации). Оба инструмента признаются западными странами эффективным современным оружием, однако грузинские государственные институты до определенного момента не считали эти угрозы значительным и не учитывали их в документах государственного уровня. То есть, Грузия фактически только в 2017 году признала на политическом уровне, что информационно-пропагандистская война и агрессивная целенаправленная дезинформация со стороны России - это реальная угроза ее национальной безопасности.

В документе отмечается: «... Кремль делает особую ставку на усиление элементов« мягкой силы» с целью ослабления государственных институтов, для поддержки пророссийских общественных и политических групп и для дискредитации западного внешнеполитического курса».

Это уже второй подобный документ, принятый в Грузии в этом году.  Не далее чем 13 апреля этого года правительство страны утвердило «Стратегию коммуникации по вступлению Грузии в ЕС и НАТО на 2017-2020 годы», в которой информационная война со стороны России также признается угрозой.

Еще одной угрозой со стороны Российской Федерации Стратегический оборонный обзор определяет «гибридную войну». При этом сам термин «гибридная война» объясняется как действия враждебно настроенной стороны, во время которых она не прибегает к классической военной интервенции, а ведет со второй стороной борьбу с использованием тайных военных операций, диверсий, в том числе оказания поддержки мятежников,  осуществления кибернетических атак против стратегических объектов  и других подобных действий.

Есть несколько причин, по которым в Грузии стало возможным появление столь жесткого документа по отношению к России,  даже с оглядкой на отчаянные усилия новой администрации в Тбилиси снизить напряжение и найти хоть какие-нибудь «точки соприкосновения» для взбесившегося соседа. Фиксация российской угрозы в концептуальных документах Грузинского государства свидетельствует о том, что его надежды на нормализацию отношений с РФ не оправдались.

Действия России на Кавказе, в частности, в Абхазии и в Южной Осетии, в последнее время все больше беспокоят нынешнюю администрацию в Тбилиси. В последние годы Абхазия и Южная Осетия никоим образом не приблизились к Грузии, а только отдалились от нее.

Сегодня Россия делает все возможное, чтобы закрыть от Грузии эти регионы, которые продолжают находиться под российской оккупацией и практически полностью контролируются Россией. Москва не выказывает никакого желания их возвращать, наоборот, она все больше сужает пространство для возможного компромисса с Грузией. Россия последовательно втягивает сепаратистские регионы в свою орбиту - либо с прицелом на их будущее присоединение к России, либо с целью использовать их в качестве буферных зон для легализации определенных торговых (главным образом, контрабандных) потоков.

Такого рода тенденции, наконец, побудили нынешнюю грузинскую власть к пониманию: уступки в сторону России не приводят к обратным уступкам,  они только разжигают российские аппетиты.

С 2014 года, то есть со времен Майдана, оккупации и последующей аннексии украинского Крыма, а также российского вторжения в Донбасс, нынешняя грузинская власть избегала жестких заявлений в отношении украинских событий. Характерно, что в последнее время, фактически, с начала этого года, Тбилиси постепенно отходит от относительно сдержанной позиции по российской агрессии в Украине, и говорит об вероломных  действиях РФ откровенно и достаточно жестко.

В этом контексте можно вспомнить заявление Министерства иностранных дел Грузии от 19 марта этого года по поводу 3-й годовщины аннексии украинского Крыма, - оно было ощутимо жестким. В заявлении прямо сказано, что «так называемый референдум» проходил под контролем «русских вооруженных сил», что привело к «незаконной оккупации и аннексии Крыма».  В документе использованы также сильные слова, такие как «агрессия» и «оккупация», при этом это более жесткие формулировки по сравнению даже с «типовыми» заявлениями европейской дипломатии. Аналогичные оценки звучат в недавних выступлениях и других официальных представителей грузинской власти.

Мы уже никогда не забудем, что Грузия стала жертвой российского оккупационного сценария еще в августе 2008 года. В самой Грузии профессиональные эксперты небезосновательно считают, что конечной целью российской агрессии в августе 2008 года было установление в Грузии пророссийского режима. Страну буквально спасло чудо и международная активность, которые остановили российские войска на «расстоянии прикосновения» к Тбилиси.

Но сразу же после завершения боевых действий в регионе Россия начала медленно «передвигать» линию условной границы вглубь Грузии. По данным грузинской стороны, подобное и сейчас часто происходит на административной границе как со стороны Абхазии, так и Южной Осетии.

Недавний пример «ползучей оккупации»  - события апреля с. г., когда в селе Хурча Зугдидского района, которое граничит с деревней Набакеви Гальского района Абхазии, российские военные передвинули оккупационную линию на 300 метров вглубь Грузии. В результате земельный участок, примерно в два гектара, отошел к оккупированной территории.

А уже в июле этого года российская оккупационная власть в Южной Осетии перенесла еще один баннер с обозначением «границы» на окраине сел Бершуети и Собис - на 500 метров вглубь подконтрольной Грузии территории. На протяжении нескольких последних дней июля подобные инциденты на этой территории происходили дважды.

Знакомая тактика, не так ли? Нечто подобное российские оккупанты постоянно пытаются делать в «серой зоне» вдоль линии разграничения в Донбассе, правда, без особого успеха. Но нет никакого сомнения в том, что и в Украине, и в Грузии российские войска и наемники Кремля совершенно сознательно и планово применяют тактику ползучей экспансии. Это только пролог к ​​последующим действиям, к которым следует быть готовыми всегда.

ВОЕННЫЙ ВЕКТОР

Факты - вещь упрямая. И все они говорят о том, что меры оперативной и боевой подготовки Вооруженных сил и других силовых структур Российской Федерации остаются реальной угрозой для Грузии.

Так, 8 июня этого года началась и в течение недели проводилась проверка боевой готовности Южного военного округа (ВО) ВС РФ, объявленная новым командующим войсками округа генерал-полковником А. Дворниковым. В ходе этой проверки отрабатывались вопросы перебрасывания комбинированным способом отдельных компонентов мобильных сил, а также усиление группировки российских войск «на угрожаемых направлениях» как в оккупированном Крыму, так и на Северном Кавказе.

Всего в рамках проверки боевой готовности Южного ПО было задействовано около 7 тыс. военнослужащих и 1,5 тыс. единиц военной и специальной техники мотострелковых, танковых, артиллерийских и инженерных формирований, дислоцированных в Чечне, Дагестане, Абхазии, Южной Осетии, Краснодарском крае, а также подразделения морской пехоты Черноморского флота и Каспийской флотилии.

В частности, отдельный батальон морской пехоты Каспийской флотилии ВС РФ самолетами ВТА перебросили на незнакомый  его личному составу крымский полигон Опук на черноморском побережье в восточной части Крымского полуострова, где батальон приступил к активной фазе маневров. В полевых условиях личный состав подразделений морской пехоты отрабатывал задачи скрытого выхода в районы сосредоточения, оборудования и смены огневых позиций, организации системы их охраны и обороны.

В дальнейшем подразделения морской пехоты Каспийской флотилии ВС РФ из Крыма были переброшены комбинированным способом на полигон в Дагестане, где во взаимодействии с морской пехотой Черноморского флота РФ провели совместные тактические учения с применением как разведывательных, так и ударных БПЛА (беспилотников).  Накануне, в рамках проверки боевой готовности в Южном ВО, был поднят по тревоге 382-й отдельный батальон морской пехоты ЧФ РФ, дислоцированный в г. Темрюк Краснодарского края.

В период 13-17 июня текущего года Российская Федерация провела масштабные военные учения четвёртой военной базы (фактически соответствует статусу мотострелковой бригады со средствами усиления) в непризнанной Южной Осетии (Цхинвали-Джава). В этих учениях принимали участие около 3 тыс. человек, до 500 единиц вооружения и военной техники, в т. ч. новейшие унифицированные командно-штабные машины, предназначенные для обеспечения гарантированной связи и управления подразделениями в ходе боя.

В ходе учений отрабатывались задачи развертывания и испытания в реальных условиях новой специальной техники АСУ тактического звена (батальон, полк, бригада, дивизия) Сухопутных войск ВС Российской Федерации, поскольку именно в этой сфере проявились наиболее слабые места в ходе российско-грузинской войны в августе 2008 года.

При этом заслуживают внимания практические меры по усилению группировки российских войск на 4-й военной базе в Южной Осетии (Цхинвали-Джава) и 7-й военной базы в Абхазии (Гудаута-Очамчира). Это происходит за счет  увеличения численности их личного состава (до 40% которого принимали участие в боевых действиях на Донбассе и в Сирии), а также переоснащения их новыми образцами вооружений и военной техники.

Интресно, что на 50 тыс. населения Южной Осетии (это по официальным данным, в реальности - существенно меньше) приходится около 8,5 тыс. российских военнослужащих, «росгвардейцев» и пограничников. В Абхазии с ее 240 тыс. населения размещены до 12,5 тыс. российских военнослужащих.

Кроме того, недавно на территории Абхазии дополнительно был развернут и поставлен на боевое дежурство еще один (второй) российский зенитно-ракетный комплекс типа С-300. Последнее может свидетельствовать как о том, что Россия готовится к масштабной войне, так и о том, что она «обозначает радиус» своего военного влияния. Это такой своеобразный ответ НАТО, и конкретно - Турции, относительно  ее присутствия в Черном море.

Идем дальше. 27 июля этого года  в Южном военном округе началась масштабная командно-штабная тренировка (КШТ) с выходом войск в районы сосредоточения, которая охватила все регионы в зоне ответственности Южного ПО - от Каспия до Крыма. Штабы военного округа, трех общевойсковых объединений (армий), Черноморского флота, Каспийской флотилии и четвёртой армии Воздушно-космических сил РФ, а также подчиненных соединений и воинских частей приступили к проверке боевой готовности. Управление войсками по сигналу тревоги было переведено на подвижные полевые пункты. Отдельные соединения и воинские части выдвинулись в районы сосредоточения. Штабные офицеры всех уровней приступили к отработке задач управления межвидовой группировкой войск с выполнением различных вводных команд, находясь на расстоянии более тысячи километров друг от друга. В КШТ задействованы около 5,5 тыс. военнослужащих и более 700 единиц техники. В мероприятиях также принимают участие войска связи, радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы, радиационной, химической и биологической защиты. На маршрутах движения колонн и в пунктах развертывания задействована военная полиция.

Упомянутые события с участием ВС России не является исключением из правил. Есть ряд факторов, которые свидетельствуют о росте напряженности и военной активности России на Южном (Кавказском) стратегическом направлении.

Вспомним лишь некоторые.

Первый.

В 2016 году Кремль начал формирование в Южном военном округе ВС РФ 8-й общевойсковой армии (8А) со штабом в г. Новочеркасск, которая может выступать как вторым эшелоном и резервом 58А (штаб - г. Владикавказ) на Южном (Кавказском) стратегическом направлении, так и вторым эшелоном и резервом 49А (штаб - г. Ставрополь) на Юго-Западном (Черноморском) стратегическом направлении.

По оценкам российских военных специалистов и экспертов, только что созданная, уже третья по счету, восьмая общевойсковая армия в Южном ВО ВС РФ должна стать важным элементом обеспечения безопасности Российской Федерации с юго-западного направления. По некоторым данным, 8А может достичь операционной готовности, предположительно, в конце 2017 - начале 2018 года.

Второй фактор.

В марте текущего года в состав Вооруженных сил Российской Федерации были включены формирования так называемых «вооруженных сил» самопровозглашенных «Республики Южная Осетия» и «Республики Абхазия». Иными словами, незаконные вооруженные формирования незаконно оторванных территорий суверенной Грузии получили правовой статус частей регулярной армии другого государства - Российской Федерации. Такими действиями Кремль фактически узаконивает оккупацию части территории Грузии.

Стоит отметить, что Запад это откровенно провокационное действие со стороны РФ «проглотил» без какой-либо конкретной реакции. Вероятно,  история же учит, но в некоторых случаях учит недостаточно доходчиво.

Третий фактор.

Проведено усиление дежурных сил корабельной группировки Черноморского флота РФ в восточной части прибрежных вод Черного моря (на ротационной основе), а также заметное и провокационное наращивание активности российской воздушной разведки вдоль черноморского побережья Грузии.

Аналогичная военная деятельность наблюдалась также накануне российско-грузинской войны в июне-августе 2008 года.

Наконец, еще одним фактором, который несет потенциальную опасность для Грузии, можно считать назначение в сентябре 2016 года командующим войсками Южного ВО ВС РФ генерал-полковника А. Дворникова, который имеет опыт командования войсками в ходе чеченской войны. В 2000-2003 гг. он проходил службу в Северокавказском  (в то время) военном округе на должностях начальника штаба дивизии и командира дивизии. Он руководил российской военной операцией в Сирии (сентябрь 2015 - июнь 2016), по итогам которой получил звание Героя России (март 2016 года). По оценкам ведущих военных специалистов, как в Чечне, так и в Сирии он зарекомендовал себя жестким военным руководителем - специалистом по «ликвидациям» и «зачисткам», что несет мрачный символизм для этого генерала на новой должности в Южном ВО.

Таким образом, экспертная среда сходится во мнении - вопроса, готовится ли Россия к новой агрессии против Грузии, не существует. Россия действительно готовится. Вопрос лишь в том, когда она будет готова и когда сочтет условия благоприятными для такой атаки.

CASUS BELLI

Как показывает практика, нынешнее кремлевское руководство с удивительной легкостью ищет и находит поводы для начала боевых действий, особенно против ближайших соседей, которые физически не могут ответить адекватно. За причиной для нового блицкрига против Грузии россиянам не придется далеко ходить, она уже обозначена.

В последнее время со стороны официальных представителей российской стороны значительно участились угрозы в адрес Грузии с требованием предоставления воздушного и наземного (через российско-грузинский КПП «Верхний Ларс») коридоров для организации и обеспечения логистических  поставок для 102-й военной базы ВС РФ в Гюмри ( Армения). Кстати, эта военная база входит в состав уже упомянутой 49А (штаб - г. Ставрополь).

Суть проблемы заключается в том, что после российско-грузинской войны 2008 года Грузия запретила российской стороне использовать ее воздушный и наземный коридоры для логистического обеспечения 102-й военной базы в Гюмри. Такое обеспечение Россия осуществляла сугубо с использованием воздушного коридора над Каспийским морем и в дальнейшем над Ираном, что значительно усложняет логистическое обеспечение этой военной базы и делает его слишком дорогостоящим.

Но это, разумеется, лишь повод. Не подлежит сомнению, что главная причина возможной новой войны России против Грузии, как и российской агрессии против Украины,  - это стремление не допустить евроатлантическую и и европейскую интеграцию этих государств. В случае с Грузией - это еще и возможность «проучить» единственную страну в постсоветском пространстве (не считая страны Балтии, которые называть «постсоветским пространством» язык не поворачивается), за то, что она остается надежным союзником Украины.  Это могло бы, по замыслу Кремля, послужить наглядным уроком для других постсоветским стран,  для государств так называемого СНГ, чтобы неповадно было им поддерживать Украину.

На самом деле, ситуация серьезная. По мнению независимых экспертов «Борисфен - Интел», новое нападение России на Грузию можно ожидать в любой момент, просто с сегодняшнего дня и до следующей, 10-й годовщины с начала российско-грузинской войны 2008 года. Существующей численности личного состава, вооружения и операционного построения группировки российских войск на Южном (Кавказском) стратегическом направлении сейчас более чем достаточно для такого удара.

Есть в календаре периоды, которые, с нашей точки зрения,  являются наиболее угрожающими для осуществления новой российской агрессии против Грузии.

Первый - это период проведения стратегического командно-штабного учения «Запад-2017» (ориентировочно, 14-20 сентября с. г.), когда все внимание западных стран (ЕС, НАТО / США) будет приковано к возможным угрозам для военной безопасности Польши и стран Балтии, которые читаются в направленности, содержательном наполнении, в особенностях подготовки и проведения таких российских учений.

Второй - это десятая годовщина с начала российско-грузинской войны 2008 года, а именно - 8 августа 2018 года. Такой вывод напрашивается не столько вследствие болезненной привязанности В. Путина к разного рода театрализованным представлениям, вроде показательного и циничного «рабочего» визита в Абхазию 8 августа текущего года, в очередную годовщину начала российской интервенции. Гораздо более важным фактором является то, что до этого момента российская 8А уже обретет операционную готовность.

УКРАИНСКИЙ ФАКТОР

Грузины - абсолютные оптимисты. Даже в современных сложных условиях они - от представителей официальной власти до обычных граждан, - все они надеются, что, в конце концов, оккупированные ныне  территории страны вернутся в состав Грузинской государства.

Для всех, в том числе для политического руководства страны, очевидно, что надежды команды Президента Б. Иванишвили на перспективы возвращения Южной Осетии и Абхазии в состав Грузии путем  «нормализации» отношений с Российской Федерацией, не оправдались.

Следовательно, освобождение оккупированных территорий Грузии и в дальнейшем будет прямо зависеть от глобальных геополитических процессов и действенности международных институций.  Только лишь собственными силами запустить этот процесс возвращения Грузии будет очень трудно, даже при благоприятных обстоятельствах.

Один из факторов, который влияет на возвращение Южной Осетии и Абхазии в состав Грузии, остается  развитие ситуации в Украине и вокруг нее. Этот факт сегодня признают как представители грузинских властей, так и независимые эксперты и журналисты.

Во время недавнего государственного визита Президента Украины П.Порошенко в Грузию президенты обеих стран заявили, что на фоне российской угрозы их государствам нужно совместно продвигаться по пути дальнейшей интеграции в европейское и евроатлантическое пространство. Киев и Тбилиси сталкиваются со схожими вызовами и угрозами в сфере безопасности.

При этом первоисточником этих проблем остаются исключительно агрессивные действия Москвы, которая продолжает болеть имперским синдромом. В отличие от 2008 года, на Западе уже успели осознать и примерить на себя последствия и опасность этой болезни. Это означает, что поиск лекарства для больного государства уже начался.

Юрий Радковец, вице-президент Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел», кандидат военных наук, доцент, генерал-лейтенант запаса. г. Киев.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-