О 100 днях французского президента накануне 26-й годовщины украинской независимости

О 100 днях французского президента накануне 26-й годовщины украинской независимости

550
Ukrinform
Стоит ли Украине искать своего «золотого мальчика»? Насколько он может быть похож на Эммануэля Макрона?

У каждого, кто выбирает для себя политику как образ жизни, достижение наивысшего поста в государстве логично считать вершиной карьеры. Человечество еще не изобрело того, что заменяло бы наслаждение от власти и регулировало бы желание ее лишиться. Даже когда политик уходит «по собственному желанию», это все равно – лукавство. Чего достиг Эммануэль Макрон за 100 дней в Елисейском дворце? И насколько был бы эффективен такой человек в украинской политике?

Президент Макрон: новый среди бывших

Как-то незаметно пролетели 100 дней, отделяющие нас от 14 мая, когда Франсуа Олланд передал ключи от Елисейского дворца Эммануэлю Макрону. Сцена их прощания на крыльце дворца была выдержана по всем правилам режиссуры: было заметно, что оба нервничали, ведь, помимо политических, их связывали личные отношения политического учителя и ученика. Но была заметна и другая деталь: Макрон откровенно контрастировал с окружающей его обстановкой. Ему бы просторный офис с удобным современным креслом (да, со встроенной функцией массажа, но не из соображений роскоши, а потому что – удобно при длительной работе) и прозрачный стол из стекла, огромное окно во всю стенку, как он привык во время деловой карьеры... А тут – слишком много условностей и реальной «елисейской» старины - церемоний, улыбок, поклонов. Именно это, кажется, оказало влияние: новый глава Франции держался на первых своих «выходах» подчеркнуто сдержанно, чтобы не сказать робко...

Да, у Макрона не было как таковой политической биографии. «Титанам прошлого» Миттерану или Шираку понадобились долгие годы публичной борьбы и поражений, чтобы в итоге занять Елисейский дворец. Макрон сделал это почти играя. Да, это стало возможным из-за опасности прихода к власти Марин Ле Пен и социального кризис во Франции. Но феномена головокружительного взлета Макрона это не отменяет.

Собственно, почти одновременно в мире «взрослых» произошли два противоположных по смыслу события. В США победил Дональд Трамп, и это была победа американской традиции и ценностей 70-х годов, когда Трамп формировался как личность и бизнесмен. А Макрон – это отрицание тех самых ценностей прошлого, это попытка французского общества провести интересный и смелый эксперимент, заглянуть «за поворот».

Новый французский президент – самим своим присутствием на посту - опережает время, потому что в традиционной сфере европейской политики и не найдешь похожих по масштабу примеров. И это – вызов. И для страны, и для ее главы. И закончиться это может и невероятным триумфом, и горьким поражением. За океаном, в США, у Обамы, чей приход к власти в 2008 году тоже рассматривался как прорыв в будущее - скажем откровенно, не сложилось. Хотя бездарью и лузером он отнюдь не был, просто его программа не совпала с повесткой других игроков мировой политики.

Французы разочаровались в Макроне? Глупости!

Социологи недавно обнародовали несколько тревожные цифры. Оказалось, что к началу августа президент Франции потерял уже почти 10 процентов поддержки. Но разберемся с цифрами: Макрон победил 7 мая с 66 (!!!) процентами поддержки, хотя и во втором туре. Теперь уровень его одобрения составляет 57 процентов. И здесь стоит напомнить: мало кто в мире, кроме диктаторов, избирается не то что с 66, но и с 57 процентами поддержки. Тут важно другое: действительно, Макрона во втором туре поддержали сторонники нескольких других кандидатов – Фийона, Амона, Меланшона (последний, кстати, не агитировал за это, его сторонники голосовали просто против Ле Пен). И вот теперь, чисто математически, сейчас именно эти голоса ситуативной поддержки и отпали. Ведь и на парламентских выборах в июне, партия Макрона получила только 46 процентов, и только мажоритарная система позволила сторонникам президента сформировать уверенное парламентское большинство.

Но давайте не о том, кто кого поддерживает, а что делает новый президент. А делает он нечто непривычное для многих стран мира: выполняет свою предвыборную программу, причем, как во внутреннем, так и во внешнем направлениях.

Надо сокращать расходы и рационально относиться к деньгам как таковым? Макрон через правительство инициирует сокращение расходов на чиновничий аппарат и управления в силовых ведомствах. Если первое всегда поддерживается в самых широких слоях населения, то второе... Ведь Франция еще не отошла от ужаса прошлогодних терактов, чрезвычайное положение не отменен, а меньшие по числу жертв атаки совершены уже при Макроне. Но президент указывает именно на аппарат управления обороной: если сократить неэффективных исполнителей, безопасность только улучшится. Вопрос еще не закрыт, хотя сомневаться в успехе прохождения сокращение расходов через парламент не приходится – большинство стойкое и сплоченное.

А вот первым испытанием для Макрона станет попытка сократить рабочие места на государственных предприятиях разных отраслей, по программе – это 120 тысяч человек.

Шаг непопулярный априори, и это, кажется, станет проверкой того, способна ли новая власть действовать непопулярно, но принципиально, и есть ли у Макрона и его команды план создания новых рабочих мест для тех, кто потеряет работу?

Еммануель Макрон, Ангела Меркель, Дональд Трамп на саміті G-20 у Гамбурзі

Париж? Это теперь вместо Лондона

На внешнем направлении Макрон был активнее, и это тоже логично в первые 100 дней: на тебя смотрят, ты себя показываешь коллегам, даешь понять как с тобой можно разговаривать. Этот довольно непродолжительный период Макрон может смело записать себе в актив. На фоне Brexit'а, когда Великобритания якобы вернула себе 100% субъектности, стало очевидно, что на самом деле Лондон ее не приобретет. Лет десять Британия будет вынуждена решать свои отношения с Евросоюзом, а вот «взрослая политика» будет ей не под силу. Скорее всего, Лондон вернется в орбиту Вашингтона.

Париж и лично Макрон первыми воспользовались открывающимися при этом перспективами. Долгие объятия и широкие улыбки, которые излучают Макрон и Трамп во время не одной уже встречи – это вероятный старт длительного союза, что может иметь масштабные последствия для всего мира и в первую очередь для Германии.

Так же важна последовательность и принципиальность Макрона в отношениях с Россией. Здесь достаточно вспомнить о блиц-визите Путина в Париж еще в мае (надо же было раньше Трампа). И что? Молодой президент проявил осведомленность и в отношении российской политики «задабривания газом», и о войне против Украины... О этот дипломатический конфуз Кремля будут вспоминать еще долго. На саммите «Большой двадцатки» во Франкфурте не обнаружилось у обоих желания продолжить диалог даже в коридоре. Чем не доказательство конфуза?

Украинский «Макрон» будет не похож на французского

Нужен ли Украине успешный молодой менеджер, который успел сделать карьеру в бизнесе, имеет опыт работы в государственных структурах, символизировал бы новый тип политического деятеля, не связанного с грехами прошлого, и способного сплотить вокруг себя тех, кто не хотел бы победы радикальных сил любого из возможных направлений? Ответ очевиден, да, такой политик Украине нужен, как воздух. Но достаточно ли этих качеств для того, чтобы эффективно управлять Украиной именно сейчас, на этом историческом этапе? Ответ тоже очевиден – нет, не достаточно. Ко всему тому прекрасному и правильному, во что поверили французы, надо бы добавить еще одно, принципиально необходимое условие: «украинский Макрон» должен сочетать безальтернативность бульдозера с умением, когда это нужно и возможно, остановиться и договориться. Ну, такая Украина к началу ХХ века сложилась, такая вокруг нее существует обстановка, что без этого, на первый взгляд, алогичное сочетание успешно, ориентируясь на результат, управлять ею не получится.

Украина не Франция. «Украинский Макрон» не идентичен Макрону французскому. Если единственным мотивом при голосовании за такого кандидата М., будут патерналистские ожидания, вот М. придет и все «порешает», то такой выбор с гарантией 100% будет неудачен, опять не совпадет с ожиданиями. Украинцам, по крайней мере, пассионарной части общества, надо еще дорасти до своего Макрона. А для этого оно должно быть иначе организовано – и политически, и коммуникативно, и информационно. Говорите, это сложно? А пройти этот путь, который Украина прошла за 26 лет, было легко? Говорите, это долго? Совсем не обязательно. Ведь любое чудо, если разобраться, это неожиданное сочетание закономерностей.

Виктор Чопа, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-