VII сессия стартовала: бюджетная одежда и эпохальные идеи

VII сессия стартовала: бюджетная одежда и эпохальные идеи

Аналитика
380
Ukrinform
Открыли фронт под названием «изгнание Саакашвили» и обещали светлое будущее

Собираясь на открытие сессии парламента, я думала об изменениях. О стремительности нынешних коммуникаций и той прозрачности, когда нет смысла спрашивать: где вы отдохнули, за кого болели на футболе, какими проектами занимаетесь (потому что все депутаты пишут в Фейсбук, где обо всем этом и отчитываются), а выспрошенный у нардепа инсайд скорее появится на его персональной странице, чем на твоей ленте новостей. И хотя исчезает возможность таинственности, в такой открытости информативного здоровья гораздо больше.

С официозом ситуация аналогичная и еще лучше. Анонс необходимых реформ, которые должен проголосовать парламент, за несколько дней до открытия сессии объявил премьер-министр Владимир Гройсман, изложив краткую презентацию на модном ресурсе «СлайдШара». Их даже назвали «список Гройсмана».

Поэтому ожидаемые медицинскую, образовательную, пенсионную реформу, хоть и не очень бодро, но уже обсуждали несколько дней в соцсетях. Так же, как и рынок земли, Счетную палату, приватизацию, признание России агрессором, заявленные членом БПП Ириной Луценко.

Перед Радой прошлась по страницам цитируемых нардепов: политическая реформа, проблемы с вытеснением конкуренции сжиженным автогазом, ну и преступная власть – такой порядок у депутатов, которые вне коалиции.

Но открытие сессии, это все-таки – немного праздник. Праздник не только тем, что украинский парламентаризм существует, а тем, что он собственно украинский. Это Рада, которая уже никогда не проголосует Харьковские соглашения, не сыграет в другие поддавки с Путиным, в конце концов – большинство из парламентариев не кормились на российских бизнесах, и не имели отношения к связанным с российским рынком бизнесам.

Поэтому я как-то там всех рада видеть.

А тут и Анна Гопко, энерджайзер, с ней любит расцеловаться весь пул парламентских журналистов.

Она говорит, что кроме заявленных премьером реформ, рассчитывает на принятие закона о дипломатической службе, на продвижение "плана Маршалла", которые позволят запустить очень много инфраструктурных проектов.

- Анна, а у вас нет разочарований парламентом? Всем, что происходит?

- У меня меньше иллюзий: когда мы были избраны, то верили, что за полгода все примем. А теперь я понимаю, что за полгода государство не восстановишь. И тем не менее, все движется.

- Анна, – строго спросила я, – покажите сережки? Они из чего?

- А йой, – сказала она по-галицки и сделала момент фэшн-истины, показывая украшения и одежду: сережки подарила свекровь, серебро, крестик серебряный – Софийкин (дочери). Пиджак, нравится?

- Очень.

- Купила на распродаже в Америке, сорок долларов, юбка Макс и Спенсер. У меня все остальное в такую цену. Я не гламурная.

Дальше стоял нардеп Сергей Лещенко. И он тоже рассказывал камерам об одежде.

- Этот костюм я купил в Японии, он стоил 300 долларов. А вообще костюмов у меня немного, пиджаки шью в ателье недалеко.

- А как Анастасия, ваша жена, повлияла на ваш стиль? – спрашиваю я.

- Я начал интересоваться отечественными дизайнерами. Вчера был на показе, сейчас у нас сезоны моды. И мне очень понравилось и показалось интересным.

- Давайте о серьезном, – спросила я. – Вы порой говорите, что сейчас как при Януковиче. Вам не кажется, что это, мягко говоря, перебор?

- Я так никогда не говорил.

- Я читала.

- Тогда пришлите мне скриншот. Я вообще против сравнений, Кравчука нельзя сравнивать с Кучмой, Кучму с Ющенко или Януковичем. Я говорил о другом. Янукович пришел на должность, как кандидат от оппозиции, его мандат был легитимный. А Порошенко – в результате выборов после революции, отстранения Януковича...

- ...нарушившего все общественные контракты и договоры...

- Я не обсуждаю это. Но легитимность мандата ему нужно доказывать каждый день, потому что горизонт ожиданий был очень высоким, так же, как и процент тех, кто проголосовал.

Недолго крутился в кулуарах народнофронтовец Михаил Гаврилюк. Он (видно, не без волнения) отвечал на вопрос о политических торгах («кому-то только торговаться, а кто-то о народе думает»). Я вспомнила как на интервью строго спросила его, какой в Украине государственный строй. Он с тех пор не очень охотно общается, но в этот раз я ничего не допытывалась, только похвалила его костюм (узнала аутлет, в котором он его купил). Я еще подумала, что из всех героев, для которых Майдан стал социальным лифтом, на него компромата меньше всего. Не думаю, что это случайно, или следствие осторожности.

Я прошла в ложу прессы (она на третьем этаже).

Андрій Парубій.
Андрей Парубий. Фото: Даниил Шамкин

Начались традиционные выступления (Петр Порошенко должен быть, вроде бы, в четверг). Спикер Андрей Парубий призвал к единству, вспомнил Центральную Раду, просил об ответственности, безупречной верности Державе – такой, как у бойцов на передовой.

Володимир Гройсман
Владимир Гройсман. Фото: Даниил Шамкин

Затем выступил премьер-министр Владимир Гройсман. Ну, он выступал оптимистично: «Украина за всю историю Независимости еще никогда не была настолько близка к принятию правильных системных решений. Те, кто как всегда говорит, что все будет плохо, и что нет надежды на лучшее, должны остаться на обочине развития государства. Я хочу призвать всех нас объединиться для принятия конкретных решений. Возможно, сегодня мы ближе всего находимся к тому, чтобы принять правильные решения, которые дадут возможность людям получить нормальную пенсию, качественное образование, качественное здравоохранение и доступ к качественному и справедливому правосудию»...

Повторил, какие следует проголосовать реформы и призвал объединиться вокруг них.

Далее выступали другие лидеры фракций, непарламентских, их выступления были посвящены тому (например), почему именно они не хотят объединяться вокруг «диктатуры и свободы одного человека» (имя человека не назвали, догадайтесь сами – кого)... Олег Березюк уже перестал цитировать Кобзаря, и перешел к Франко.

Юлія Тимошенко. Фото: Владислав Мусієнко
Юлия Тимошенко. Фото: Владислав Мусиенко

Была в ударе Юлия Владимировна Тимошенко. Ну, она нашла необычный поворот. Она сказала, что средства, конфискованные у Януковича, прибрали к рукам друзья Порошенко. Ну, тут она не права, ЮВТ и сама такая, что эти средства у диктатора забрала бы, но у нее во фракции есть люди, которые знают бюджет и знают, что это не так. Ну, чего не скажешь ради рейтинга – своего любимого?

Юрій Дерев'янко. Фото: Данііл Шамкін
Юрий Деревянко. Фото: Даниил Шамкин

На трибуну вышел Юрий Деревянко (партия "Воля" весной объединилась с Движением Саакашвили). Он начал говорить, как подлая власть не пускает Саакашвили, строя крепости на границе, и зал так загудел, что я подумала, будто в Раде есть большинство. По крайней мере – большинство, которое против Михо. (Если что: я была против выдворения экс-президента Грузии).

Я снова вышла в кулуары.

Увидела «ударовку», писательницу Марию Матиос.

- Госпожа Мария, у вас нет разочарования парламентом?

- Я никогда не очаровывалася и осознавала, что это работа – ежедневная, не всегда романтическая.

- А куда вы идете?

- Я занимаюсь несколькими АТОвцами, одному из них хочу вручить путевку в свадебное путешествие. Я им занималась три года, он был такой больной, я лечила его в Израиле, – она лезет в телефон, показывая подопечного, который был тяжело ранен, – как можно быть очарованным парламентом? Это же работа! Тяжелая интеллектуально и физически. Я очень разочарована некоторыми людьми. Потому не трудно любить Украину и весь мир, а можно просто взять и провести сквозь все трудности, помочь по жизни хотя бы нескольким бойцам. А от того, что вы будете любить Украину, ей будет не легче.

- Госпожа Мария, а вы знаете о скандале с Андруховичем?

- Нет, я не знаю о чем вы. А что с Юрой? Я его видела не так давно, он вроде в порядке.

- Он напечатал колонку, что Карпаты и Прикарпатье наводнилися русскоязычными туристами, которые немного громко разговаривают повсюду именно на русском...

- Ну, у меня нет других интересов, кроме желания помочь этим ребятам. И в соцсетях меня нет. Но вы учтите вот что. Мир кажется черно-белым. Все мы видим всё в этих цветах и спешим осудить. А Юрко, и мы все писатели, не очень следим и можем что-то ляпнуть такое... Я и сама такая. Хотя Юра мог сказать с подтекстом, с юмором.

Я спрашиваю ее об одежде.

- Это все импортное, но я это платье ношу восемь лет, – говорит она.

Иду дальше.

Вижу Вадима Новинского. Он рассказывал "Интеру" о бесплодии при власти и «подлой образовательной реформе», в результате которой страна будет готовить англоязычных недоучек-остарбайтеров для сытой Европы. «Страна, которая дала Сикорского, Королева, Патона, не будет иметь интеллекта, – вещал олигарх. – А где наши кадры для судостроения?..

Тетяна Чорновол.
Татьяна Чорновол. Фото: Даниил Шамкин

Я решила дослушать, чтобы спросить, где будут работать судостроители, если вашими руками уничтожены эти украинские мощности, но увидела Татьяну Чорновол.

- Привет. А на тебе что надето? – спросила я.

- Это Харьков, – показала она на платье, – а это Киев (подергала свой пиджак).

- Слушай, голосов под реформы не хватает, нет?

- Маловато, с трудом продавили повестку дня. Но найдется. Точно как-то будет.

И я так думаю.

Лана Самохвалова. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-