Сказ об отказе: что будет означать прекращение российских «гумконвоев»?

Сказ об отказе: что будет означать прекращение российских «гумконвоев»?

841
Ukrinform
Это дымовая завеса, имитация ухода РФ из Донбасса, реверанс Западу, или намерение на самом деле кончать войну с Украиной?

15 сентября по миру разлетелась новость о том, что на заседании российского правительства было принято решение о прекращении финансирования поставки гуманитарной помощи на Донбасс. В бюджете РФ на 2018 год и в планах на 2019-2020 годы не будет пункта о «гуманитарных конвоях» для Украины. Сейчас еще рано говорить об этом, как о свершившемся факте, ведь ни бюджет еще не приняли, ни 2018-й год еще не наступил. Но сама новость, безусловно, наталкивает на размышления о дальнейших планах Путина.

Первое впечатление, безусловно, положительное – Россия почувствовала, что такое украинское сопротивление и давление наших партнеров – экономическое и политическое. Но если копнуть глубже, можно увидеть, что пока об уменьшении финансирования Л/ДНР никак не идет. Почему? Потому что за три с половиной года российско-украинской войны, поток для финансирования «недореспублик» и оккупационных военных формирований — отнюдь не единственный. И гумконвои, в которых, кроме муки и масла, перевозились оружие и боезапас - лишь один из них. Между Россией и ОРДЛО уже давно налажено железнодорожное сообщение и нет никакой необходимости, кроме пропагандистской, гонять всем хорошо заметные колонны белых КамАЗов. А значит, очевидно, что отказ от гуманитарных конвоев имеет другие причины. Какие именно?

С таким вопросом Укринформ решил обратиться к экспертам.

Олеся Яхно, политический эксперт:

Россия поняла, что она уже не может этот конфликт ни на что-то разменять, ни навязать те или иные политические изменения в Украине"

Сокращение присутствия РФ, в том числе из-за отмены «гумконвоев», - необратимый процесс, который будет набирать обороты. Почему? Во-первых, нарастает международное давление на РФ, в частности, экономическое. Кроме того, сейчас идет предметный разговор между Западом и РФ о миротворческой миссии ООН на Донбассе. Во-вторых, Россия поняла, что она уже не может этот конфликт ни на что-то разменять в политической плоскости, ни навязать те или иные политические изменения в Украине, о чем свидетельствуют четкие заявления и Запада, и Соединенных Штатов. Поэтому затягивание времени точно не на пользу России - разменять Донбасс уже не получится.

Исходя из того, что давление усиливается, а с января еще и вступают в действие санкции, касающиеся персональных счетов элиты, у России нет другого варианта, чем сокращать свое присутствие на Донбассе. И хотя будущие президентские выборы в РФ не способствуют осуществлению заметных шагов по деоккупации Донбасса, но другого пути нет, что постепенно становится понятно и для самой России. Если раньше Россия надеялась на изменение внешней конъюнктуры — благоприятные результаты выборов в Европе и в США, то сейчас уже очевидно, что эти надежды не оправдались.

Как только на Донбасс зайдет миссия ООН, и будет присутствовать на всей территории, включая украино-российскую границу, РФ не сможет рассказывать миру, что “нас там нет”, или что “это не мы”. Тогда России придется или признать свое присутствие и претензии на эти территории. Или прекращать поставки оружия и военных, и начинать реальный отвод войск. Поэтому отказ от «гуманитарных конвоев» свидетельствует о том, что процесс деоккупации - вопрос ближне- или среднесрочной перспективы.

Россия не хочет украинского варианта решения ситуации с Донбассом, а хочет смягченного, срединного, чтобы все-таки как-то закрепить свое влияние.

Виктор Небоженко, политический эксперт:

"Россия пытается продемонстрировать международному сообществу, что она делает для мира на Донбассе больше, чем Украина".

Отказ от «гуманитарных конвоев» - своеобразный акт миролюбия. Ведь эти конвои сильно раздражали Киев и были очевидным доказательством вмешательства России во внутренние дела Украины, как на военном, так и на гуманитарном уровнях. Общепризнано в мире: любые подобные конвои требуют международного мандата. А Россия это проигнорировала.

Дело даже не в дефиците денег, это не совсем правда. Россия пытается продемонстрировать и ООН, и международному сообществу в целом, что она делает для мира на Донбассе больше, чем Украина.

В конце концов, отказ от гумконвоев можно воспринимать как дымовую завесу. Главный вопрос на сегодня: проголосует ли Россия или, как минимум, не наложит вето на решение о введении миротворческой миссии на всей оккупированной территории, включая украино-российскую границу.

Для мира на Донбассе важнее не приостановление финансирования, а отказ России от ротации своих военных, которые и обеспечивают боеспособность сепаратистских военных группировок. А если перестанут ехать на Донбасс новые российские военнослужащие, то это и будет серьезным сигналом и для Европы, и для Украины о начале переговорного процесса.

Вадим Карасев, политолог:

“Россия дает сигнал, что она готова уйти с Донбасса. Конечно, на определенных условиях”

Обе эти новости – разговоры в правительстве РФ о прекращении финансирования «гуманитарных конвоев» и слухи о возможной замене руководства Л/ДНР - Плотницкого и Захарченко, свидетельствуют о том, что Россия или имитирует, или действительно сигнализирует, что она может уйти с Донбасса. Даже если речь идет об имитации “ухода”, давно очевидно, что России финансово очень трудно содержать и Крым, и Донбасс одновременно. Поэтому, скорее всего, Россия постепенно будет сворачивать свое присутствие и дает сигнал, что она готова уйти с Донбасса на определенных условиях. Но каковы эти условия — вопрос открытый.

На Донбассе экономическая деятельность все же не прекратилась. Предприятия, которые были отжаты у Украины и национализированы, хотя и не все, но работают. Так что отказ от гуманитарных конвоев, или от другого потока финансов из госбюджета РФ, еще не означает, что Россия окончательно потеряла интерес к этим территориям. Контроль может производиться другими методами. Донбасс был и остается важным для РФ. Ведь ее задача — влиять на украинскую государственную политику, на государственный курс.

Сергей Таран, политолог:

“Финансирование оккупированных территорий все равно пока останется за Россией”

Сам по себе отказ от гумконвоев еще ничего не значит. На самом деле ответственность за финансирование ОРДЛО все равно останется за Россией. На оккупированных территориях нет экономики, все финансируется исключительно Россией. Если бы такое произошло, это означало бы остановку созданных там военного и управленческого механизмов. Это была бы катастрофа для России.

Но это будет означать, что на Донбассе больше не увидят грузовика под яркими тентами в цветах российского флага. А это было так задумано и финансировалось для того, чтобы местные понимали, что Путин им помогает. То есть, несмотря на то, что финансирование ОРДЛО пока не прекратится, этот шаг может показать, что Россия не собирается всегда нести ответственность за эти территории. Путин пытается доказать Западу, что с ним можно договариваться об окончании украино-российской войны. И он готов идти на уступки, чтобы добиться снятия санкций.

Николай Романюк, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-