Янтарь-невидимка, или Куда исчезают тонны конфиската?

Янтарь-невидимка, или Куда исчезают тонны конфиската?

Расследование
280
Ukrinform
Цифры изъятий, взятые из отчетов о победах в борьбе с мафией, почему-то не совпадают с цифрами Государственного фонда, где добро хранится

Украина вторая в мире после Литвы по запасам янтаря. Но по теневой добыче «солнечного камня» мы, безоговорочно, впереди, и «янтарная мафия» - тоже, без сомнений, самая первая в мире на этом рынке. В последнее время мафии объявлена война, но до победы еще далеко. Вот лишь одна из проблем в этой войне.

Нелегальные украинские старатели ежегодно моют 120-300 тонн янтаря. Это данные Минприроды. Правоохранители периодически отчитываются о масштабных изъятиях янтаря и задержании коррумпированных чиновников. Вопрос: какое именно количество янтаря ежегодно силовики изымают и куда эти килограммы и тонны потом деваются?

Укринформ направил десяток запросов в ряд ведомств. Мы неделями ждали ответов, и, наконец, можем предоставить вам полную картину об изъятом в течение 2010-2017 годов «солнечном камне».

Полицейские и 9 тонн янтаря

Важная деталь: в 2010-2013 годах, то есть при Януковиче, в Государственный фонд драгоценных металлов и драгоценных камней было зачислено аж... 6 кг 825 г янтаря. Именно столько суды конфисковали в доход государства после рассмотрения уголовных дел, которые расследовали подразделения МВД. Оно и не удивительно: СМИ сообщали, что нелегальной добычей занимались представители «семьи» Януковича. И вот теперь в Нацполиции, похоже, вообще не знают, сколько янтаря было изъято в то время. Такая информация отсутствует в их информационно-поисковой системе, объясняют в ведомстве.

Идем дальше. За 2014 год, когда для этого появилась хоть какая-то политическая воля, правоохранители сообщили уже о 420 кг изъятого янтаря. В 2015 году они, совместно с фискалами, провели спецоперацию в Ровно: был задержан микроавтобус с 2,5 тонн "солнечного камня", который якобы принадлежал директору ГП «Укрбурштин» Олег Ярошику.

Тогда министр внутренних дел Арсен Аваков написал в Facebook, что стоимость рекордной партии, по предварительной оценке, достигает 3 млн долларов.

Фото з Фейсбук Авакова.
Фото: Фейсбук Арсена Авакова.

Позже с этой цифрой возник конфуз. В решении суда говорилось, что вещественное доказательство в этом деле – 104 мешка «солнечного камня» весом 2561,17 кг эксперты оценили лишь в 135 тыс. 857 долл., то есть по 53 доллара за килограмм. Это в десятки раз меньше суммы, заявленной министром.

К тому же за эту сделку с нелегальной добычей янтаря, по сути, никто так и не ответил. Все серьезные фигуранты этого дела вышли сухими из воды, а “наказание” досталось только одному пойманному, который заключил соглашение с прокурором о признании вины и получил штраф аж в 17 тыс. грн.

Впрочем, 2015 год для полицейских вышел удачным: в Ровенской, Волынской и Житомирской областях они изъяли 3,8 тонны камня.

Каков итог работы Нацполиции в 2016 году? У автора был повод порадоваться достижениям полицейских: в ведомстве сообщили, что «за 7 месяцев по фактам незаконной добычи янтаря открыто 360 уголовных производств, в ходе досудебного расследования которых изъято почти 9 тонн янтаря-сырца...».

Если 9 тонн изъяли только за 7 месяцев работы, то каков результат за весь год? Ответ на новый запрос в июне 2017 года озадачил: в течение 2016 года следователи управления в Волынской, Житомирской и Ровенской областях изъяли... 1,2 т янтаря.

Куда же делся остальной янтарь – около 7,8 тонн - которым хвастались в Нацполиции!? Поиск ответа на этот вопрос вылился в почти детективную историю.

Юрій Луценко, генпрокурор України
Юрий Луценко, генпрокурор Украины

Полиция кивает на прокуратуру

Нелегальная добыча ведется в трех областях, соответственно местные полицейские должны знать, сколько янтаря фигурирует в их уголовных делах.

В Ровенском управлении Нацполиции на запрос Укринформа ответили, что в прошлом году изъяли 585 кг 116 г янтаря, в Волынском управлении сообщили о 238 кг 911 г, в Житомирском – о 159 кг.

Вместе получается 983 кг 27 г.

Полученная цифра еще больше отдаляет от понимания того, где же остальное от прошлогодних 9 тонн. Более того - она противоречит и ответу Нацполиции об 1,2 т конфискованного янтаря. Иначе говоря, ведомство выдает три разные цифры на один вопрос: сколько изъяли янтаря в 2016 году!

Мы обратились за разъяснением в Главное управление Нацполиции.

Ведомство подтвердило: 9 тонн таки существуют в их внутренней отчетности. Этот янтарь изымали работники Департамента защиты экономики Нацполиции совместно с прокурорами. Полицейских привлекали для проведения следственных действий по уголовным делам, возбужденным следственными подразделениями Генпрокуратуры. Поэтому из 9 тонн вещественных доказательств в процессах именно следственных подразделений Нацполиции проходят только 1,2 тонны. А остальные уголовных дел, а соответственно и камни, находится в ведении прокуратуры.

Получается, что в этой янтарно-уголовной математике принципиальное значение имеет ведомственная принадлежность. Ну, пусть. Мы подались в Генеральную прокуратуру.

Скрін-шот роз’яснення Нацполіції
Разъяснение Нацполиции

При этом в расхождения в отчетах за прошлый год центрального аппарата (1,2 т) и трех областных управлений (983 кг 27 г) в Нацполиции не объяснили. Просто добавили к результату Ровенского управления 225 кг 621 г янтаря, что в сумме дало те же 1,2 тонн за весь год.

Очевидно, подсчет изъятого янтаря для полицейских - это непростая проблема. В ответе на запрос в ведомстве уточнили, что из-за технической ошибки неправильно сообщили о результате работы оперштаба за 2016 год. Вместо задекларированных ранее 650 кг правильной цифрой надо считать 456 кг 509 г. Итак, около 200 кг прибавили, столько же – отняли. Главное, чтобы конечные цифры сходились?

Но чего не увидели и не отразили в своем отчете в Нацполиции, так это 300 кг "солнечного камня", которые в прошлом году согласно действующей инструкции передали им закарпатские пограничники. Как сообщили Укринформу в Госпограничной службе, этот янтарь обнаружили на участке Мукачевского пограничного отряда 4 апреля прошлого года. По правилам, когда пограничники фиксируют уголовное правонарушение, то сразу сообщают об этом в полицию и передают ей изъятые ценности. Пограничники аккуратно считают, сколько и чего изъяли и кому передали. В то же время, как сообщили в Нацполиции, такая информация у них не обобщается. Соответственно, где этот янтарь – неизвестно.

Что касается «янтарных цифр» за текущий 2017 год, то три областных управления Нацполиции отчитались о 2 т 86 кг изъятого янтаря за 5 месяцев. Уверяют: до решения судов часть камня хранят в Гохране, а часть - в «Приватбанке», с которым в прошлом году заключили соответствующие договоры.

То есть, кажется, инциденты 2014-2015 годов, когда из камер вещественных доказательств в отделениях полиции исчезал янтарь, таки заставили хранить ценности согласно утвержденной Кабмином инструкции.

В ГПУ учет не ведут

Генпрокуратура не имеет собственных силовых подразделений, поэтому для проведения обысков и спецопераций привлекает «Альфу» СБУ или работников Департамента защиты экономики Нацполиции. После их завершения прокуроры должны составлять протоколы изъятия и вести учет. А ценности до решения судов должны храниться в Гохране или банке.

Иначе говоря, когда полицейские утверждают, что в прошлом году большую часть из 9 т янтаря изъяли в ходе совместных следственных действий в уголовных делах именно прокуратуры, то в этом ведомстве и должны знать, где он сейчас.

Логично, что Укринформ направил запросы в Генпрокуратуру и три ее областных подразделения.

В итоге нашлись... только 1 т 515 кг, которые правоохранители изъяли в июле прошлого года во время вышеупомянутой спецоперации в Ровно. Среди тогда задержанных, а позже выпущенных, был и заместитель прокурора Ровенской области Андрей Боровик. Расследовать это дело поручили Главной военной прокуратуре.

В производстве другого подразделения ГПУ - Главного следственного управления есть два уголовных дела, по которым проходит еще 228 кг янтаря. Но в каком именно году дела возбудили и, соответственно, изъяли камень, в ведомстве не уточнили. Поэтому остается выяснить, где находятся остальные, более 6 тонн (9 т -1,2 т – 1,515 т = 6,285 т) от прошлогодних почти девяти трофейных тонн.

Выясняем. И, в отличие от Нацполиции, которая с ошибками, но все же считает «свой» янтарь, Генпрокуратура, похоже, вообще этим не занимается. Или - не считает нужным сообщать. В ведомстве заявили, что не ведут «обобщение информации о ходе расследования следователями прокуратур, в том числе региональных, уголовных производств, в которых был изъят янтарь, его количестве и месте хранения».

Идем другим путем. Пытаемся выяснить правду «на местах». Однако в трех областных прокуратурах – Ровенской, Волынской и Житомирской – нам как под копирку отчитываются: в 2016 году уголовных производств, в которых бы изымался янтарь, у них не было.

6 тонн 285 килограммов – это до половины заполненная комната площадью 10 кв. м. Куда могло деться такое количество янтаря, который, как утверждают полицейские, они помогали изымать прокурорам?

Есть еще одна «ниточка».

Если камень не разворовали и он является доказательством в уголовных делах, то должен храниться до решений судов в Государственном хранилище драгоценных металлов и камней. Но и там этого янтаря нет. В ответе на запрос автора в Минфине дали информацию о посылках, которые правоохранители направили на ответственное хранение в Госхранилища до конца сентября прошлого года.

Дані Мінфіну про посилки, які надійшли на відповідальне зберігання до Держсховища станом на 30 вересня 2016 року.
Данные Минфина о посылках, которые поступили на ответственное хранение в Госхранилища по состоянию на 30 сентября 2016 года.

Итак, в то время, когда полицейские утверждают, что за 7 месяцев, то есть до конца июля, в ходе совместных следственных действий с прокурорами было изъято 9 тонн янтаря, два месяца назад Генпрокуратура направила на хранение в Госхранилища лишь 503 кг камня, а Министерство внутренних дел - 376 кг. При том, что по правилам правоохранители должны отправлять драгоценный и полудрагоценный камень на ответственное хранение в течение трех дней.

Что имеем в итоге?

Тонны якобы изъятого янтаря то ли исчезли, то ли хранятся неизвестно где и кем учтенные.

И если в Генпрокуратуре действительно занимаются незаконной добычей янтаря, то, очевидно, должны провести служебную проверку и отчитаться за каждый изъятый камешек. Тем более, что ведомство осуществляет надзор за соблюдение законности в Нацполиции. Иначе, откуда взяться доверию к правоохранителям, которые не знают, где делись недешевые тонны изъятого камня.

Укринформ также интересовался, куда идет янтарь, изъятый сотрудниками других ведомств: СБУ - в ходе собственных расследований (2,37 тонны за весь период с 2010-го по 2017 год и больше тонны только в апреле 2017-го), пограничниками (передают его фискалам, там сейчас цифры практически совпадают, но они довольно скромные по сравнению с другими), таможенниками (там изымаются партии максимум в десятки кг). Видим, что там речь идет о немного меньших объемах. Но и там есть интересные «находки» и сюжетные повороты. Вернемся к ним позже, в следующих материалах и под несколько иным ракурсом.

Пока же напрашиваются некоторые неприятные, хотя, возможно, и не окончательные выводы.

Или законодательство в этой сфере, мягко говоря, несовершенно или непродуманно, а значит, требует серьезной реконструкции.

Или в сфере отчетности об изъятом добре, его хранении и зачислении в государственную собственность царит абсолютный бардак и безответственность.

Или, пользуясь п.п. 1 и 2, «кто-то кое-где у нас порой» «приделывает ноги» мешкам с изъятым по разным причинам янтарем с тривиальной целью собственного обогащения.

Или некоторые из сделанных заявлений с цифрами «большими и красивыми» делались для привлекательной информационной картинки и были во многом из разряда «охотничьих баек»...

Надеемся, что все это станет поводом для изучения ситуации с янтарным конфискатом со стороны компетентных органов и законодателей.

Алла Шершень, Укринформ

P. S. В следующем материале Укринформ выяснит дальнейшую судьбу конфискованного янтаря: кто и за сколько его покупает и какое количество камня находится в Государственном хранилище драгоценных металлов и камней.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-