Дело об убийстве Ирины Ноздровской: азартная гонка власти и оппозиции

Дело об убийстве Ирины Ноздровской: азартная гонка власти и оппозиции

755
Ukrinform
До финиша еще далеко. На суде ожидается ожесточенное состязание, даже если Юрий Россошанский будет настаивать, что убийца – он

Полиция объявила, что благодаря “титаническим усилиям” (выражение заместителя главы Нацполиции Аброськина) убийство Ирины Ноздровской раскрыто. С полицией согласны Генеральный прокурор и даже Президент Украины. Уверенность подчеркнуто единодушна. Что ж, если это так, если следствие нашло убийцу и уверено, что суд с ним согласится, то претензии к власти, которые высказывали в связи с этим резонансным делом общественные активисты и даже посольства дружественных нам государств, должны быть однозначно сняты. Как не сегодня, то уже завтра. Однако этого еще долго не будет, если будет вообще.

Абсолютно все, что творится вокруг убийства Ирины Ноздровской, приобрело характер эмоционального противоборства между властью и оппозицией, далекого от того, что мы называем правом. То есть, это уже не о криминале речь идет, а о политике. Причем, в данном случае эмоции – как стихийное бедствие, неподвластное воле людей. Сколько и кто бы ни призывал к здравому смыслу, к их сдерживанию, к необходимости не спешить с выводами, тем более – с приговором, ничего не помогает. Эмоции бушуют по каким-то своим, не подвластным людям, законам природной стихии.

Эмоции тысячных толп действительно практически невозможно унять призывами к здравому смыслу. Однако в данном случае многотысячных толп нет, а присущую им эмоциональную стихийность почему-то проявляет ограниченный круг общественных активистов, абсолютное большинство которых – вполне разумные и практичные индивиды с высшим образованием и демократическими убеждениями. Невозможно представить, чтобы такая среда была в принципе не способна руководствоваться логикой, а не ощущениями. И если мы видим именно их, а не логику, волей-неволей возникает мысль о другой логике. То есть – о заинтересованности в публичном проявлении именно эмоций, а не здравого смысла. А это уже – о политической целесообразности, и тогда общественных активистов уже надо называть иначе – организованной оппозицией.

Но ведь это явно не так. Единственное, что объединяет этих активистов – критическое отношение (недоверие) к действующей власти, и никакой организованной политической силы они не представляют.

Очевидно, что политическая оппозиция использует – пусть даже действуя не прямо, а используя эмоции активистов - это уголовное преступление для пропагандистской атаки на власть. Не будем читать нашим оппозиционерам (или общественным активистам) морали, потому что в любой стране оппозиция всегда использует резонансные криминальные события для дискредитации власти. Тем более, что здесь шансы сторон “50x50”, что оппозиция тоже рискует в конечном счете проиграть, если власть быстро и квалифицированно справляется с вызовом.

А что же другая сторона – власть? Невероятно, но она поступила так же, как и оппозиция с активистами – дала волю эмоциям.

Власть сконцентрировалась на раскрытии убийства и уже через неделю объявила, что преступление раскрыто, убийца найден! На первый взгляд – это как раз не эмоции, а вполне логичный расчет: объявлением о быстром и точном раскрытии преступления решительно погасить общественное недовольство и “утереть нос” политической оппозиции, которая использует события для дискредитации власти. Только расчет какой-то получается странный. Зачем так спешить? Да какое там спешить! - все бегут сломя голову! Полиция, генпрокурор, Президент! - все категорически утверждают, что преступление уже раскрыто! Обычный здравый смысл, который подсказывает: подождите те несколько дней, когда следствие будет официально завершено и обвинения направлено в суд (если, как утверждает советник министра внутренних дел Шкиряк, “доказательства безупречны”) – здесь не работает. Пусть уж полицейский начальник не удержался и похвастался на публику, что уже поймал убийцу, но Президенту это зачем?

Куда спешат прокуроры и Президент? Боятся недовольства общества? Но у украинской власти есть богатейший опыт игнорирования требований или недовольства куда больших масс людей, чем нескольких сотен активистов, собравшихся на митинг у здания киевской полиции. Неужели унять недовольство американского и других западных посольств? Так, украинское руководство, по известным причинам, не может игнорировать мнение наших партнеров на Западе, но не до такой же иррациональной степени! Тем более, что мы знаем десятки примеров, когда настойчивые пожелания тех же партнеров игнорируются месяцами и годами! А может причина именно в этом: игнорирование давления Запада в принципиально важных для власти вопросах (борьба с коррупцией) “компенсировать” мгновенной реакцией на такое давление, если вопрос (в данном случае – найти виновника преступления, которое явно не имеет отношения к “большой политике”) не принципиально для власти? Если так, то тогда это еще вопрос, кто больше пытается использовать убийство Ирины Ноздровской в узкополитических целях – оппозиция или власть.

Надо признать, что и власть реагирует не так, как власти следует, то есть не показывает эмоциональном обществу пример спокойногог трезвого, уверенного в своей правоте несмотря на эмоции толпы поведения. Активисты спешат с обвинениями, игнорируя здравый смысл, но и власть делает так же, когда категорически заявляет “преступление раскрыто!” задолго до официального приговора суда.

Похоже, имеем лихорадочные (азартные) гонки власти и оппозиции: кто в деле Ноздровской придет к финишу первым и получит больше рейтинговых баллов? Старт, разумеется, был за оппозицией, сегодня, когда полиция заявила, что преступление фактически раскрыто, вперед вырывается власть. Но до финиша еще далеко, адвокаты семьи Ноздровских уже заявили о сомнениях, что Юрий Россошанский – реальный убийца, и на суде ожидается ожесточенное состязание даже в ситуации, когда Юрий Россошанский будет настаивать, что убийца – он.

Вот такая вырисовывается некрасивая картинка вокруг гибели человека. Внешне это может и выглядит, как соревнование хоть и циничных, но трезвых расчетов власти и оппозиции, но на самом деле это неуправляемые или, по крайней мере, малоуправляемые эмоции, потому что совершенно непонятно, какие последствия они повлекут. По крайней мере, на азартных гонках нечего ждать спокойной рассудительности.

Так в чем причина этой всеобъемлющей обреченности и власти, и оппозиции на стихию эмоций? Очевидно, что общая атмосфера в стране крайне наэлектризована: война, коррупция, давление Запада и давление России, низкие зарплаты и пенсии, взаимное глубокое недоверие между властью и оппозицией, приближение выборов – это и еще многое другое создает такую адскую смесь, такой “коктейль Молотова”, в котором, как видим, не выживают здравый смысл и трезвый расчет. Конечно, подобные составленные из метафор объяснения не могут быть полными. Но в каких ясных терминах определять степень стабильности в стране, когда любое уголовное преступление может моментально превратиться в мощный политический фактор, и оппозиция с властью сойдутся “на кулаках” на глазах всей страны и даже мира?

Конечно, раньше или позже украинское общество “нейтрализует” эту метафорическую адскую смесь, и мы одолеем стихию неуправляемых эмоций. Потому что это проблема выживания Украины. Вопрос только, какую цену заплатим.

Юрий Сандул, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-