Что для России наш Закон об оккупированных территориях

Что для России наш Закон об оккупированных территориях

716
Ukrinform
Срыв “минских соглашений” - это главный “грех”, в котором Кремль всегда обвиняет и будет обвинять Украину

Верховная Рада второй день рассматривает проект Закона Украины “Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях”, принятия ждем в четверг, а пока уже имеем первую официальную реакцию Кремля. Замминистра иностранных дел России Григорий Карасин заявил российским “Известиям”, что “попытки Киева принять этот законопроект не направлены на решение кризиса на восточной границе Украины, а имеют целью срыв минских соглашений”. Когда закон примут окончательно, МИД РФ наверняка сделает заявление, где повторит в расширенном варианте обвинения Карасина.

Григорій Карасін, заступник міністра закордонних справ РФ
Григорий Карасин, заместитель министра иностранных дел РФ

Сначала позвольте общую реплику о том, как Кремль реагирует на этот наш закон. Мы в Украине уже давно ожесточенно спорим о соотношении, образно говоря, “победы” и “измены” в тексте законопроекта, что, в принципе, понятно и оправдано. А россияне такими деталями не заморачиваются, а закономерно выделяют главное для себя. Как говорится, большое (в нашем случае – главное) лучше видится на расстоянии. А оно заключается в том, что крайне выгодная для россиян ситуация, когда Украина на законодательном уровне не называла Россией агрессором и оккупантом, закончилась. Ничего вечного не бывает, и эта “лафа” для России тоже когда-то и должна была закончиться. (Вопрос, почему она тянулась четыре года, кто в этом виноват, какая была альтернатива и прочее – другая тема.) Поэтому недовольство нашим законом, где Россия – агрессор и оккупант, что как минимум затрудняет для нее ведение так называемой “гибридной войны”, вполне искрене, несмотря на то, что Кремль может быть доволен нечеткостью отдельных положений закона.

Что касается российских обвинений в намеренном срыве “минских соглашений” как главной цели законопроекта - то здесь они, удивительным образом, и правдивы, и неправдивы.

Неправдивы – потому что в Киеве, готовя или обсуждая законопроект, о “минских соглашениях” думали меньше всего. Показательно, что упоминание о них появилась в варианте к первому чтению, а когда прозвучала критика, то от него авторы законопроекта легко отказались. Все-таки суть закона, ради которой он и появился – правовое определение ситуации, когда Россия захватила часть суверенной украинской территории. И как эта суть согласуется с “минскими соглашениями” - момент второстепенный для всех в Украине.

Неправдивы также и потому, что “минские соглашения” живут только виртуально, для реальной жизни они – мертвы. И поэтому “сорвать” их каким-то решением Верховной Рады просто невозможно. “Минские соглашения” умерли уже очень давно, еще в 2015 году, когда Верховная Рада не стала вносить изменения в Конституцию об особом статусе ОРДЛО. Ситуация, когда ни Россия, ни Украина не имеют общей трактовки “минских соглашений”, и ни одна не идет на уступки, и определяет фактическую смерть “Минска”. С той поры со всех сторон – Украины, России, Запада - прозвучало множество призывов к выполнению соглашений, клятв в верности им, уверений в их безальтернативности, но и поныне это не помогло их оживить. Реальное состояние этого детища “нормандского формата” еще больше стало очевидным, когда центр усилий развязать узел (проблему) переместился от “нормандской четверки” к дуэту Волкер – Сурков.

Но есть и правда в российских обвинениях. Объективно закон Украины, который провозглашает Россию агрессором и оккупантом – это, безусловно, страшный, даже можно сказать – смертельный, удар по “минским соглашениям”. Ведь их важнейшая для России суть – статус посредника, а не участника конфликта, который она сумела навязать коллегам по “квартету”. Наш закон этот статус исключает. И можно надеяться, что этот момент Украиной со своими союзниками согласован.

Выполнение “минских соглашений” в трактовке России – единственный для нее путь выйти в конечном итоге победителем из войны на Донбассе. Поэтому срыв “минских соглашений” - это главный “грех”, в котором Кремль обвиняет и будет обвинять Украину. По большому счету, такое должно нас радовать. Будем говорить прямо: выполнение “минских соглашений” даже так, как их трактует Украина (то есть, сначала прекращение огня и вывод российских войск с Украины, восстановление нашего контроля над госграницей и только потом выборы, амнистии и особый статус) будет только нашей относительной победой, а значит ее вполне закономерно называть и относительным поражением. То есть, как ни трактуй “минские соглашения” в выгодном для нас смысле, это не заменит тот факт, что они Украине были навязаны, мы пошли на них вынужденно, поэтому их фактическая смерть сама по себе не может быть злом для Украины. Вопрос в том, что будет после, не будет ли без “минских соглашений” еще хуже, чем с ними.

Но это уже, опять же, другая тема и другая проблема, которая ни в коем случае не должна нам мешать назвать в законе Россию агрессором и оккупантом. Потому что это правда.

Юрий Сандул, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-