Какие могут быть «Минские соглашения», если Беларусь – тоже агрессор?

Какие могут быть «Минские соглашения», если Беларусь – тоже агрессор?

1202
Ukrinform
Нетипичная реакция мира на официальное признание России агрессором позволяет сделать важные выводы

Ключевой вопрос дня 19 января 2018 года - второго после окончательного принятия Верховной Радой Украины законопроекта № 7163, главное в котором, несмотря на всю критику, то, что Российская Федерация признана агрессором: что означает реакция международного сообщества на этот незапамятный, без преувеличения, шаг? Возникла ситуация, которая в украинском языке описывается словосочетанием «запала тиша»... Впрочем, прислушаемся к ней, в ней можно кое-что услышать.

Первое. Беларусь входит с Россией, которую в Украине официально признала агрессором, в так называемое Союзное государство. Не будем клеймить за это агрессорами еще и «сябров белорусов», но очевидные проблемы здесь возникают. В частности, какие еще нужны аргументы для того, чтобы согласиться с президентом Трампом: переговоры об окончании российско-украинской войны на Донбассе надо переносить из Минска в другой город, на территорию нейтральной в этом конфликте страны? Потому и Казахстан, который был оперативно предложен в этом качестве президентом Назарбаевым на пресс-конференции в Вашингтоне - тоже не подходит: эта страна так же входит в число ближайших союзников России, которых можно на пальцах одной руки пересчитать. Казахстан так же, как и Беларусь, исправно голосует против украинских интересов в ООН и в других международных организациях. О какой нейтральности можно здесь говорить? Даже просто согласиться на подобное предложение, для страны, которая подверглась агрессии, - это себя не уважать, это унижение уже само по себе.

Второе. Что означает молчание официальных спикеров союзников Украины? Европа молчит вся – ЕС, ОБСЕ, Франция с Германией – опора Нормандского формата. Нет пока и официальной реакции Госдепа, а предложение Трампа – это лишь слова, сказанные президентом США в частной беседе с президентом Казахстана. Конечно, по собственной инициативе о таком не болтают, поэтому последнее со стороны Назарбаева можно трактовать как согласованный шаг. И все же, что означает эта тишина? Обычно, на подобные события реагируют в течение нескольких часов максимум... Это то, что называется «молчание – знак согласия»? Или что-то другое – например, скрытое раздражение, недовольство, помноженное на растерянность и дезориентацию относительно собственных дальнейших шагов?

Третье. Реакция России, наоборот, была быстрой и на 100% прогнозируемой. Еще в четверг, в день принятия Закона высказались и заместитель главы МИД Г.Карасин и глава Совета федерации В.Матвиенко. Тональность и выводы одинаковые: Украина окончательно разрушает Минские договоренности, и вообще, готовится к силовому сценарию.

Итак, можно подводить первые итоги, основываясь лишь на логических построениях, следующих из вышесказанного. О том, что такой законопроект готовится к принятию, было известно всем и очень давно. О его содержании и принципиальных моментах – тоже. Если бы союзники были с ним принципиально не согласны, то хоть какая-то информация обязательно бы в СМИ просочилась. Пока этого не было. Значит, мы вправе предположить, что союзники не возражали. Пусть по разным причинам: Соединенные Штаты - потому, что заняли принципиальную позицию в отношении России, которая гадит цивилизованному миру, где только может, а Европа, «нормандцы» – из-за того что устала играть роль двигателя украино-российского примирения и уже не видит выхода из тупика.

Раздражение России, повторяем, прогнозировалось и именно в такой тональности. Естественный вопрос: не может ли это быть использовано агрессором для перекладывания ответственности на Украину и перехода в наступление на Донбасском фронте? Военные ресурсы для этого у Кремля, допустим, нашлись бы, правда, без всяких гарантий успеха, но на международном уровне плата за эскалацию агрессии была бы для них вообще неподъемной. Повышение напряжения на линии соприкосновения - да, это возможно, но вряд ли больше. Да, повышение цены на нефть до почти 70 долларов за баррель дает возможность России снова накапливать резервы для отсиживания в глухой обороне. Но дело в том, что хоть российские низы и готовы терпеть отсутствие денег и перспектив, может, и бесконечно долго, однако с изоляцией больше не хотят мириться российские верхи.

Нервная, но слишком уж неконкретная реакция главы белорусского МИД с упоминанием об Антарктиде в качестве нового места для переговоров – это тоже из разряда «нечем крыть». Рано или поздно, вся эта фальшивая и неестественная конструкция под названием «Минские соглашения», где агрессор выступал в роли «посредника», должна была развалиться и этот миг приблизилась вплотную. Белорусы это тоже почувствовали и, конечно, никуда не денутся - примут.

Что имеем в итоге? Во-первых, Закон приняли – и правильно сделали. Во-вторых, «Минск» скончался после всех разговоров о его «безальтернативности». В-третьих, появился шанс вывести ситуацию из тупика, который не хотелось бы упустить. Не сглазить бы...

Сергей Тихий, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>