“Пусть теперь охраняют себя сами” - что на самом деле сказал министр Аваков украинским судьям

“Пусть теперь охраняют себя сами” - что на самом деле сказал министр Аваков украинским судьям

Аналитика
681
Ukrinform
В стране идет и другая, альтернативная, судебная реформа. Неофициальная, так сказать, народная

Министр внутренних дел Украины сказал два дня назад: “буду вносить проект постановления Кабмина о прекращении функций охраны судебных учреждений со стороны Нацполиции и Нацгвардии. Пусть теперь охраняют себя сами...”

Может, это и не совсем правильно приводить такую цитату вне контекста. Но тут есть ключевая и абсолютно самодостаточная фраза - “пусть теперь охраняют себя сами”, а контекст всем известен: это реакция министра на решение суда не арестовывать подозреваемого, который ранил полицейского. Она (реакция) вызвала громкий скандал, а именно: жесткую критику министра в социальных сетях, заявление Высшего совета правосудия, в которой Арсен Аваков обвиняется в давлении на судебную власть, демонстративный молчаливый протест сотни полицейских перед зданием Шевченковского суда. Добавим также мелочные интриги (как их еще назвать?), когда полиция без предупреждения снимает охрану Шевченковского суда, а потом, через несколько часов, отправляет туда письмо с просьбой-вопросом “рассмотреть возможность освобождения от охраны помещения суда в связи с высоким уровнем заболеваемости личного состава 4-го стрелкового батальона ОРВИ”. Просьба отклонена, и охрана возвращается.

Поліцейські влаштували мовчазну акцію біля будівлі Шевченківського суду (20.02.2018 р.)
Полицейские устроили молчаливую акцию возле здания Шевченковского суда (20.02.2018 г.)

Мотивы (и ведомственные, и политические), которыми руководствовался министр, кажутся вполне очевидными (о них уже сказано достаточно), а потому малоинтересными. И “отпор”, который он получил и еще получит, тоже очевиден и понятен. Наконец, понятно, что министр останется на должности, а его ведомство продолжит охранять суды, хотя Аваков может и внесет, как обещал, в правительство проект постановления. Единственное возможное изменение — ускоренное создание Специализированной судебной охраны.

Значит, ничего не будет. Тогда отчего такой скандал?

В стране есть конкуренция реформ

Давайте взглянем на эту ситуацию под совершенно другим ракурсом, а именно: как вписываются слова министра - “пусть теперь охраняют себя сами” - в судебную реформу. Сразу заметим, чтобы у читателей не пропал интерес, что речь идет не о той судебной реформе, которую Президент объявил уже практически завершенной. В стране продолжается и совсем другая, альтернативная, судебная реформа. Неофициальная, так сказать.

Наша судебная власть зависима от исполнительной, хотя должна быть, по закону, независимой. Зависимый суд уничтожает страну и государство, поэтому и говорим о судебной реформе. Власть (исполнительная) на словах такую реформу поддерживает, однако “отпускать” суды не хочет. Из-за этого официальная судебная реформа ничего по сути не меняет, а значит общество, которое больше всего заинтересовано в независимом суде, вынуждено проводить собственную судебную реформу. Конечно, в очень необычных (искривленных) формах и очень медленно (хотя и тут бывают качественные скачки).

Эта неофициальная реформа проводится самым простым, но единственно возможным для общества в нынешних украинских условиях, путем — силовым. То есть, общество действует через отдельные группы, которые пытаются грубой силой и угрозами физической расправы запугать судей и заставить их принимать решения справедливые или законные по мнению этой группы. Эти группы плохо организованы (по сравнению с государством), но, во-первых, их уже много и с каждым днем еще больше, во-вторых, они входят в ситуативные союзы с властью или оппозицией. Кстати, “титушек” тоже можно отнести к таким группам людей, они, конечно, “на службе” (у государства, политиков или бизнесменов), и безыдейны, но выполняют функции, которые по закону принадлежат исключительно государству.

Власть у нас все еще уверена, что суд традиционно всегда будет зависеть только от нее. Однако сейчас в Украине происходят действительно переломные события (мы же идем в Европу, то есть меняем традиционные политические практики?), одно из которых — потеря властью монополии на суд. Кто конкурент власти в этом деле? Да их полно! И у каждого — свой взгляд, какой должна быть судебная реформа.

Во-первых, сам суд. То есть, судьи по факту стремятся добиться (и это им фактически удается) ограничения зависимости от власти в пользу собственной независимости ни от кого, иногда, включая и закон. На практике разграничение происходит по линии: дела, важные для власти, решаются в ее пользу, остальные дела — так, как хотят сами судьи (в том числе в зависимости от взятки любого вида). Такое разграничение обычно происходит по взаимному неформальному согласию, здесь столкновений между полицией, активистами или “титушками” не происходит, однако линия разграничения не статична, она постоянно движется то в одну, то в другую сторону, и не так уж редки случаи, когда даже в важных для себя делах власть наталкивается на сопротивление судей.

Во-вторых, политическая оппозиция. Полностью отодвинуть власть от решающего влияния на суд оппозиция не может, но какой-то кусок этой властной привилегии урывает за счет контактов с отдельными судьями на основе тех же взяток или дружеских связей и пугая (соблазняя) их перспективой, что нынешняя оппозиция — это завтрашняя власть.

В-третьих, очень крупный (олигархический) бизнес, который иногда осмеливается соперничать с властью в важных для него судебных делах, полагаясь в отношениях с судами на те же аргументы, что и политическая оппозиция.

В-четвертых, в самой власти между отдельными группами ее представителей, может произойти внутренний спор за контроль над судом. К примеру, сегодня мы имеем, и это не секрет, власть, которая состоит из двух политических сил, которые одновременно выступают и конкурентами за больший объем власти.

Міністр внутрішніх справ України Арсен Аваков
Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков

Наконец, в-пятых — самое главное. Отдельно за суд ведет борьбу часть общества, которая действительно хочет независимой судебной власти. Обычно эта часть общества только мечтает влиять на суд, потому что слишком слаба против власти, но в бурное время, вот как сейчас в Украине, когда власть объективно слабеет, все меняется. Общество уже не только мечтает, оно самоорганизуется, выставляя против власти (государства) своих “бойцов”, которые пытаются противостоять силе государства (полиции). Именно такие силы столкнулись 15 февраля возле Соломенского суда, когда решали, куда пойдет мэр Труханов — в СИЗО или домой. Столкнулись не в первый и не в последний раз.

Чего уже достигла “народная” реформа

Можем ли мы видеть какие-то более конкретные признаки “народной” судебной реформы, чем общая констатация, что общество хочет независимого суда, а отдельные группы граждан решаются собираться толпой возле помещений суда и даже “драться” с полицейскими? Можем.

“Охраняйте себя сами” — это предупреждение судам от власти: не поддавайтесь на альтернативную судебную реформу общества, следуйте классической, так сказать, системе зависимости. Ведь только так вы будете защищены в прямом — физическом — смысле этого слова. Сам факт такого уведомления служит доказательством (да, очень косвенным), что та альтернативная судебная реформа таки движется.

Далее. Мы слышим от министра внутренних дел предложение-пожелание освободить полицию и Нацгвардию от несвойственных им функций охраны судов. Но он уже сейчас не всегда обеспечивает эту охрану! 15 февраля Соломенский суд был под силовым контролем не полиции, а “титушек” из Одессы. Это мог видеть каждый, у кого есть глаза и Интернет. Если бы суд вдруг решил дело не в пользу Труханова, то кто знает, успела бы полиция помешать “титушкам” выразить свое возмущение судьям.

“Тітушки” окупували Солом'янський суд (15.02.2018 р.)
“Титушки” оккупировали Соломенский суд (15.02.2018 г.)

То есть, это только так кажется, что полиция, с согласия которой одесские “титушки” оккупировали суд, полностью контролировала ситуацию. У “титушни” свое начальство, и совсем не из ведомства господина Авакова. В конце концов, судьям абсолютно все равно, кто учинит над ними физическое насилие: оппозиционные власти активисты или союзные власти “титушки”. Здесь важен очевидный факт: государство уступило, пусть даже с сознательным умыслом, свою привилегию защищать (контролировать) суд в интересах организованной негосударственной силы. Не важно, что ее к этому побудило, не важно, что “титушек” Труханова мало кто из нас причислит к “украинскому обществу”. Важно, что власть допустила прецедент передачи своей привилегии силового контроля в судах кому-то другому.

И еще один существенный показатель того, что ситуация с украинским судом меняется совсем не так, как бы хотелось властям в рамках судебной реформы.

Чисто с формальной стороны в тексте заявления министра нет ничего такого, что должно бы вызывать страх или недовольство судов. Охрану он немедленно не снимет (потому что тогда даже Авакова отправят в отставку), только когда будет создана Специализированная судебная охрана — так в чем проблема? А в том, что есть вопрос: сможет ли эта спецохрана защитить суд? Если она будет создана по аналогии с ликвидированным “Грифоном” (а как же иначе?), то какая же это гарантированная охрана? Когда на суд приходит полсотни-сотня “титушек” или активистов-участников АТО (и с оружием!), то какова должна быть адекватная судебная охрана? А если придут две-три-пять сотен? А еще больше? Это не фантастика сегодня. Если 9 из 10 украинцев не доверяют судам, то какой должна быть охрана, если эти девять (или хотя бы солидная часть из них) попробуют свое недоверие продемонстрировать на практике? Поэтому угроза министра передать функцию охраны судов на новый “Грифон” - это не пустяк для судей, это уже страшно. Кстати, для судей речь идет не только о проблеме охраны их рабочего места. А их жилье? Иное движимое и недвижимое имущество? В конце концов, а жизнь и здоровье? Семьи? Такую масштабную охрану судей может обеспечить только МВД, у которого и спецотряды, и патрульная полиция, и уголовный розыск, и “стукачи” в криминальной и не только в криминальной среде.

Наконец, отметим неоспоримый факт: общественное, в том числе — силовое, давление стало заметным, а в отдельных случаях и решающим фактором всего процесса украинского судопроизводства. Без “активистов” сегодня не обходится судебное рассмотрение всех хоть немного значимых политических дел.

* * *

И последнее: а куда нас в конце концов заведет эта “народная” реформа? К самосуду? К судам Линча? К верховенству силы, а не права? К хаосу? Революции? Где гарантия, что неофициальная судебная реформа будет успешной?

Нет таких гарантий. Стихия - она и есть стихия. Может быть все, что угодно. Очевидно одно: глупо предъявлять претензии к стихии. Землетрясение или наводнение не остановить спецотрядом из бывших “беркутов”. Кто не хочет хаоса и катастрофы (а это все мы), тот должен предъявлять претензии властям, ведь больше просто некому. Именно власть, и больше никто, может организовать и претворить в жизнь реформу, которая без хаоса и революции установит зависимость украинского суда исключительно от Закона.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>