Революция нелегалов. И это будет совсем не Майдан... - 03.03.2018 14:30 — Новости Укринформ
Революция нелегалов. И это будет совсем не Майдан...

Революция нелегалов. И это будет совсем не Майдан...

2163
Ukrinform
«Меркантилисты» уверены в том, что перераспределение нацбагатства – главная задача власти, а его производство – второстепенная

Народ и власть. Обязательные персонажи всех наших дискуссий. Народ бедствует – власть жирует. Народ герой – власть казнокрады. Народ мудрый, власть дебилы.

Каждый украинец безошибочно относит себя к мудрому народу. А к власти относит всех, кто над ним издевается.

Мы не заморачиваемся дефинициями. Но знаем ли наверняка, кто такая «власть»?

Отвечая, привычно загибаем пальцы: президент, премьер, министры, председатели ОГА, спикеры, судьи, депутаты, городские председатели... А дальше?

СТРАЖИ «ИГОЛЬНОГО УШКА»

...Лет десять назад в Крыму, в заповедной местности нам показывали настоящий 5-этажный дворец, построенный каким-то сержантом ГАИ. Сам он в нем не жил, а сдавал каким-то немцам. Экскурсовод показала этот объект как «местную достопримечательность». Она так и называлась – «домик милиционера». Этот милиционер обогатился на том, что стоял с жезлом на каком-то проезде, который нельзя было никак объехать. Можно ли считать такого милиционера властью? Бесспорно!

Власть в молодых государствах с неразвитой демократией – это и есть тот, кого нельзя объехать. Это часовые возле библейского «ушка иглы», мимо которого не избранным не попасть в Иерусалим. А избранные проводят сквозь него стада верблюдов. Чем более узко «ушко», тем более уважаемый ты начальник.

Перуанский экономист Эрнандо де Сото назвал это свойство «властным меркантилизмом».

«Меркантилистам» присуща глубокая уверенность в том, что перераспределение национального богатства – это главная задача власти, а его производство – второстепенная. Принадлежность к власти для меркантилиста – карт-бланш в получении монопольных привилегий и благоприятных режимов, когда пришло время что-то делить.

Говорить, что меркантилистская власть грабит народ – некорректно. Она не совершает ничего противозаконного. Она законы принимает такие, чтобы удовлетворить аппетиты небольших групп со специфическими интересами (их де Сото назвал «перераспределительными синдикатами»).

И речь идет не только о тех, кто имеет формальные признаки власти – но и о таких, как Ахметов, Фирташ и Коломойский, которые имеют волю и возможности. Есть в этом легионе и рядовые бизнесмены, менеджеры, специалисты – тот самый «средний класс», на который так надеются наши пророки.

Меркантилистскую часть «среднего класса» отличает то, что она даже не пытается конкурировать за счет инноваций, изобретательности и трудолюбия. А видит залог успеха в одном: умении (как пишет де Сото) «заручиться симпатиями и поддержкой президента, министров и других функционеров (что обычно означает умение их подкупить). И поэтому крупнейшей статьей расходов – времени и средств – для них являются расходы на бюрократические интриги».

Меркантилистский средний класс воспроизводит меркантилизм во власти. Своим соглашательством.

К этому «безразмерному» пулу меркантилистов привлечено и множество других людей – высокооплачиваемая обслуга верхушки из числа мелких политиков, политологов, журналистов, блогеров, разного рода экспертов и фейковых общественных организаций. К ним относится и оппозиция, которая идет к власти с одним лозунгом – добиться привилегий для одних за счет привилегий для других.

Их сотни тысяч, возможно – миллионы. Это все, кого устраивает система «игольное ушко» и кого возмущает одно – что не тот человек стоит с жезлом и не пропускает.

Если бы я был марксистом, я назвал бы этот кластер «правящим классом», а если бы был поэтом, то – «толстым слоем жирных сливок поверх постной сыворотки общества».

В работах де Сото речь идет главным образом об экономике, но меркантилизм легко найти и в других сферах нашей общественной жизни.

Чтобы узнать о самом себе – «Меркантилист я или нет?» – стоит ответить только на один вопрос: готов ли я создать действительно равные возможности – для себя и своих оппонентов, и даже политических противников? Готов ли поставить на кон собственный комфорт и благополучие семьи ради того, чтобы гарантировать в стране свободную конкуренцию (бизнесов, идей, партийных платформ)? Готов ли никогда не зацикливаться на «честном и справедливом распределении национального богатства, должностей, депутатских мандатов, информационного пространства?

Леонід Кравчук, Леонід Кучма,  Віктор Ющенко
Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко

Вспомните, был ли у нас хоть один президент, который добровольно сократил свои полномочия? Было ли большинство в парламенте, которое добровольно поделилось с оппозицией – хотя бы должностями председателей комитетов, не говоря уже о контрольных функциях? Был ли клан в политике или экономике, который бы добровольно сошел с пьедестала монополиста?

Монополизм у нас остается в тренде. Это – закон «Покупай украинское». Это – когда «куриный король», который получил 30% всех государственных дотаций агросектора, уверен, что может «доить» бюджет, потому что больше других платит налогов (которые потом через бюджет возвращаются ему же дотациями).

Это этно-большевики, которые идут на выборы с лозунгами, что только коренное население имеет монопольное право зайти в коридоры власти. Это и те, кто отрицает право украинского языка конкурировать в украинском медиапространстве в качестве языка межнационального общения..

Меркантилисты горячо выступают за возрастной ценз при голосовании («потому что пенсионеры не делают реформы»), не желают видеть жителей ОРДЛО частью политической нации...

Террор против НАБУ и активистов-антикоррупционеров, волокита с Антикоррупционным судом, спецконфискацией, стремление аннулировать статью закона об уголовной ответственности за незаконное обогащение – за всем этим стоит элементарный меркантилизм.

Самое примечательное то, что значительное большинство этих меркантильных сливок не считают себя властью! Они видит себя «народом», «демосом», тем самым, от которого и пошло слово «демократия» со времен Спарты и Афин.

Эта уверенность звучит в их пассажах о «золотых слитках, которые имеет сегодня каждый гражданин», или черная икра, которую «покупает абсолютное большинство людей» и о том, что «сегодня каждый украинец может посетить Венскую оперу»...И они искренне мучаются непониманием: почему столь бурная реакция на их слова со стороны тех, кого они народом не считают?

А кем тогда? Банальным «охлосом», тупой и невежественной, деструктивной и неуправляемой толпой, которая ходит не на те майданы, бросается на гречку и голосует за популистов?

По мнению «правящей элиты», именно «охлос» мешает нам идти в Европу. Потому что пока она (элита) по ночам не спит, «справедливо» распределяя национальное богатство, «охлос» пьет водку, живет на субсидиях и не хочет работать за 5 тысяч гривен. Если меркантилисты видят себя мотивированными сливками, то «охлос» – пофигистский осадок.

ЯНТАРНЫЕ РЕСПУБЛИКИ ПРОТИВ БРИЛЛИАНТОВЫХ ПРОКУРОРОВ

Впрочем, это только с господствующих высот он видится серой массой. На самом деле он разнороден и достаточно структурирован.

Есть среди него такие, как мой сосед, который никогда нигде официально не работал, живет на пенсию своей сестры и ренту за квартиру, которую получила покойная уже мать на его же отца – ветерана войны.

Но есть и другие. Они круглосуточно «крутятся» и у них есть деньги, скрытые от налогообложения. Это касты «черных» строителей на земельных самозахватах, народные инвесторы «домов Войцеховского», частные перевозчики, получающие выручку налом и ни перед кем не отчитывающиеся, «евробляхеры» (которые в прошлом году завезли в Украину около миллиона машин). Это – жители «Янтарной народной республики», о которой уже подзабыли, но «паровоз вперед летит». Нелегальные айтишники и создатели биткоинов, менеджеры уберов и уклонов, разных там интернет-розеток.

45% экономики Украины находится в тени, считают в МВФ. Эрнандо де Сото называет это явление «внелегальной экономикой». Потому что, в отличие от сугубо «нелегального бизнеса», все эти люди не занимаются наркотиками, оружием и продажей человеческих органов. Они делают то же, что и легальный бизнес, просто находят пути в обход монополизированого государством «ушка иглы» и ведут свои стада, не платя лишних шекелей.

Экономика «охлоса» сегодня растет как на дрожжах, кооперируется, налаживает связи между кластерами, создает подразделения для защиты своих прав – юридические и (как видим по «национальным дружинам») – военизированные. Выстраиваются полуавторитарные-полукооперативные органы цехового и территориального самоуправления. Если так пойдет дальше, то скоро над территорией янтарных рудников и вправду может неожиданно начать развеваться флаг с каким-то замысловатым гербом, утверждая определенную идентичность.

И, если легальная власть приходит в ужас от внелегалов, как черт от ладана, и готова их не замечать, то сами они уже давно погрузили во власть собственные щупальца.

Нелегалы не собираются бороться за свое место под солнцем на парламентских и президентских выборах. В условиях монопольного положения правящего класса у них нет шансов. Они – среди тех 20 процентов, которые в последнем опросе «Рейтинга» заявили, что не пойдут на выборы, и среди тех 30%, кто не определился с кандидатом и будет бросать бюллетень в урну скорее по привычке.

Их мало интересуют законы, которые принимает ВР. Если эти законы будут мешать внелегалам, они найдут, как их обойти.

Они, если и выйдут на очередной Майдан, то только с одной целью – расшатать властный монолит и расковырять юридические трещины в нем. Но не будут поддерживать анархию, чтобы не вызвать оккупацию Эрефией ослабленной страны. Потому что тогда и их свободе наступит конец...

И что же со всем этим делать, спросите?

Можно, конечно, попробовать прижать. Сначала законами, потом полицией, наконец – оружием. Но шансы были утрачены еще при Януковиче. Сегодня же у украинцев на руках находится около 6 млн стволов, из них нелегальных – до 3,5 млн. Это, а также опыт уличных боев на Майдане, войны в АТО, социальная пропасть между бедными и богатыми, огромное влияние СМИ и немалая армия политиков-популистов не оставляют власти шансов.

Фото: https://www.segodnya.ua
Фото: https://www.segodnya.ua

Есть и другой путь – не замечать. На родине де Сото в Перу так в свое время и сделали, вследствие чего свыше 80% национальной экономики оказались в руках внелегалов (в частности, 90% – в строительстве и 95% – на транспорте). Те, кто недавно побывали в Перу, свидетельствуют: реальный бандитизм при полной беззубости власти достиг здесь небывалых размеров.

К чему это может привести в Украине? К коллапсу всей бюджетной сферы – с пенсиями, образованием и медициной включительно.

Когда-то с подобной проблемой уже столкнулся Кучма. Где-то в середине 90-х социалистическая экономика, унаследованная от Советского союза, безвозвратно угасала. Мощный «красный директорат» начал распродавать направо и налево «всенародную собственность», стремительно обогащаясь. Внелегальная экономика достигла катастрофических масштабов. Наиболее серьезные потоки подмяли под себя бандиты. На регионы власть центра практически не распространялась, вся полнота ее там принадлежала криминальным авторитетам, в основном – лидерам этнических преступных группировок.

Павло Лазаренко, Леонід  Кучма
Павел Лазаренко, Леонид Кучма

И властью (секретарем Совета нацбезопасности был хорошо известный нам Горбулин, а премьером - Лазаренко) был найден третий выход: узаконить наиболее мощные нелегальные схемы. АП Кучмы начала кампанию переговоров с «авторитетами», обещая легализовать их бизнес и поделиться властью (дав бандитам возможность возглавить области, города и стать нардепами) в обмен на послушание и мир в регионе. Кто не захотел договариваться – они были истреблены теми, кто договорился.

Так началась олигархическая эра, которая на конец каденции Кучмы дала экономический рост. С тех пор все преступные схемы создаются и воспроизводятся не «пацанами» на местах, а сверху. На место коммунистической партноменклатуры пришел новый меркантилистский класс.

Но стремление Януковича полностью перекрыть «игольное ушко» конкуренции привело к созданию мощного движения новых внелегалов. Которые, как пишет один известный блогер, мощно поддержали Евромайдан, и если правительство Азарова дало на его разгон, условно говоря, 2 млрд грн, то «теневики» готовы были выложить из собственных сбережений 200 млрд – и победили.

Есть и четвертый путь. Он предусматривает отказ от притязаний на монополию с чьей-либо стороны. Предполагает то самое общество равных возможностей и свободной конкуренции, которые, к сожалению, глубоко чужды неизбывной общественной экзекуции под названием «правящий класс». И мне неизвестно, есть ли в стране хоть маленькая толика «демоса», которая бы поступилась своими правами в пользу чужого и непонятного «охлоса»? Вот почему-то я не уверен, что этот, четвертый, путь является для нас реальным в ближайшей перспективе.

Хорошо ли это явление – внелегальное общество?

Для того большинства, что имеет мизерное влияние на общественные процессы, или не имеет никакого – это единственный путь выживания, пишет де Сото. Внелегалы не допущены к распределению национального богатства, но они научились зарабатывать себе на хлеб сами, вне государства и без государственных костылей, научились объединяться и жить по правилам: варварским, но им понятным. Не сегодня – завтра они вновь заставят с собой считаться. И неизвестно, какое общество в итоге построят.

...А вот для государства, учитывая опыт Латинской Америки, это может быть крайне плохим опытом. Впрочем, это уже проблема самого государства.

Евгений Якунов. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>