Ложь под соусом новостей. Как побороть фейки?

Ложь под соусом новостей. Как побороть фейки?

763
Ukrinform
Заметки с заседания Комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики

Какой колоссальный путь мы прошли в такой штуке, как информационная война!

Каких-то двадцать лет назад некоторые европейские философы, политически обеспокоенные мыслители грустно констатировали, что в целом существует напряжение между такими понятиями, как свобода слова и соображение безопасности для всех, потому что второе иногда предусматривает ограничение первого. Теоретики искали грань, когда свобода слова превращается в призывы к насилию. Они также пытались найти грань между информацией и манипуляцией, болезненно сопоставляя реалии со стандартом. А в это же время официальная Россия, задавшись целью восстановления империи, реанимировала старые, еще советские методы распространения дезинформации и изучала и осваивала новые формы и методы работы с информпространством.

В 2014 году в Украине ужаснулись все: дипломаты, которые поняли, как трудно доводить до людей правду в деформированном Кремлем информпространстве Европы; ужаснулись политики, которые, кажется, все годы отказывались верить в колоссальное влияние российского телевидения на ментальность украинцев.

Тогда Европа еще критиковала нас за запрет российских телеканалов, правда, уже осторожно, деликатно, скорее повинуясь традиции, мол, ограничения – это нехорошо.

Но прошло три года. Три года, за которые мы сформировали свою терминологию в информационной войне, свои методы противодействия, когда провели свои исследования российских ботоферм, "информхабов" и каналов логистики для вала кремлевской лжи. Это были три года, когда Россия успела напакостить фейками и вмешательством в избирательные кампании западных стран.

Нет, как и раньше, Кремлем выделяются колоссальные бюджеты на обливание грязью Украины. Но ситуация улучшилась, потому что правильно поставленные диагнозы, отслеживание источника фейков и мгновенная на них реакция – это шаг к успеху.

Если вы следите за темой, то видите, что плоская нейтральная формула – "давайте на потоки лжи реагировать только осторожным разъяснением" – теряет популярность. Слово "контрпропаганда" почти не употребляется, оно, как и раньше, считается бедствием для либералов, впрочем, кажется, отвоевывается эмоциональность журналистского нарратива. Блоггеры, которые не стесняются в оценках, де-факто побеждают, потому что превращаются в телеведущих центральных телеканалов. Дискуссии о том, что считать симметричным ответом на российскую ложь, звучат все чаще.

Тема фейков звучит на крупнейших дискуссионных площадках.

Ее обсуждали в Давосе.

Об угрозе фейковых новостей сделал свое заявление Папа Римский.

На последней зимней парламентской сессии ОБСЕ ключевой темой обсуждения была именно тема фейковых новостей.

Впрочем, Украина принимает новые вызовы и идет дальше. Мы создали предохранители и механизмы реакции на ложь, но только учимся бороться с манипуляциями, которых вдоволь на украинских телеканалах, имеющих российское происхождение.

На днях в парламенте состоялись слушания Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики ВР – "Стоп фейк: проблемы законодательного регулирования ответственности за диффамацию в медиа". Мероприятие имело целью продолжить дискуссию о борьбе с фейками и манипуляцией и наработать какие-то законодательные решения. Интересно, что нардепы, опасаясь обвинений, пытались говорить минимум, привлекая к разговору журналистов и членов общественных медийных организаций.

Фото: 112.ua
Фото: 112.ua

То, что тема острая, показало даже столкновение мнений, например, участника от NewsOne и члена Нацсовета. Так, исполнительный продюсер канала Василий Голованов пожаловался, что канал стал жертвой распространения фейка, когда их обвинили, что они раскручивали скандал "Коммерсанта" о якобы письме Петра Порошенко в ФСБ, а на самом деле они его не раскручивали... На что присутствующий здесь член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Сергей Костецкий вспомнил, что канал далеко не святой, потому что именно он выдал фейк о якобы рассмотрении Комитетом по финансовым вопросам Конгресса США наличии коррупции в НБУ.

NewsOne в лице его представителя досталось еще один раз, когда Василий Голованов попытался поразмышлять на тему политиков в роли телеведущих: мол, а если это бывшие политики, почему обсуждается ограничение бывшим политическим деятелям быть ведущими на телевидении? Здесь ответила председатель комитета Виктория Сюмар: "Ну, давайте не будем начинать эту дискуссию! В мире давно сформированы ответы на эти вопросы. Если человек зарабатывает на жизнь журналистикой, распространением информации, то он журналист, а если он зарабатывает другим, в представительных органах власти, исполнительной власти, в политике, то это – политика. Если политик заявляет, что он имеет право на независимые суждения – это неправда, это манипуляция. Я беру на себя ответственность это утверждать".

КАКИЕ ГЛАВНЫЕ МОМЕНТЫ И ВОПРОСЫ ВЫКРИСТАЛЛИЗИРОВАЛ КОМИТЕТСКИЙ РАЗГОВОР

1. Украина в этом процессе – не сама. Поиск антифейковой стратегии внесен в число приоритетов во многих странах Европы и США.

Нам уже не нужно доказывать Западу опасность массовой лжи. В Германии принят закон о борьбе с фейками в соцсетях. Немецкие парламентарии обязали соцсети ставить отметку, если сообщение имеет публичные жалобы и рассматривать это сообщение администрацией.

Немецкий закон предусматривает взимание штрафа в 53 млн долларов с соцсетей, которые после жалоб пользователей не будут удалять сообщения и фейковые новости, разжигающие ненависть.

В Британии и Италии продолжается сбор предложений о том, как противостоять фейковым новостям. Во Франции готовится законопроект, согласно которому национальный регулятор в случае принятия сможет лишать лицензии вещателей, если будет доказано иностранное влияние на телерадиовещателей во время избирательной кампании.

В США состоялись сенатские слушания о вмешательстве РФ в выборы, после которых Фейсбук начал серьезный фейк-контроль за новостями. Там политический контент может быть размещен только гражданином США, личность которого идентифицирована. В США подан законодательный акт "Закон о честной рекламе", который предусматривает прозрачность и согласно которому рекламодатель, который размещает контент на сумму свыше 500 долл. США, должен быть идентифицирован. Тогда сразу можно будет увидеть заказчика рекламы.

Модератор слушаний Виктория Сюмар, которая обобщала международный опыт в создании антифейкових стратегий, подчеркнула, что Украина сейчас является главной ареной информационной войны. И Украине, которая так болеет за прозрачность, не стоит бояться прозрачности медиа-собственности. Финансовая прозрачность медиа-собственности не является и никогда не была наступлением на свободу слова, это подтверждает западный опыт. И именно опыт Германии актуален для Украины, где интернет-издания порой выполняют роль сливных бачков, печатая любую ложь и не имея даже электронной почты для обратной связи.

2. «Репортеры без границ» изменили свой стратегический план, считая, что главные угрозы журналистики на данном этапе – пиар и фейковые новости.

3. Необходимо создать и принять всеми классификацию нарушений.

Директор Института массовой информации Оксана Романюк озвучила адаптированный ее структурой документ Совета Европы о нарушениях. Первый уровень нарушения – плохая журналистика, когда некорректно выписанная новость объясняется недостаточным профессионализмом журналистики. Это решается саморегулированием профессионального сообщества.

Второй уровень нарушения – "джинса", немаркированная реклама. Проблема решается штрафами и административным кодексом. Предотвратить это можно также прозрачностью собственности.

Третий уровень – манипуляции.

По мнению ИМИ, это решается так называемой сорегуляцией. Определять манипулятивную новость, например, в Германии предлагают совместно общественным организациям, представителям национального регулятора и медийным союзам.

Четвертый уровень – дезинформация, которая распространяется умышленно с целью, например, свержения конституционного строя. Дезинформация даже в Совете Европы рассматривается как опасность, и там считают, что следует вносить эту норму в международное законодательство.

4. Сорегуляцию стоит закрепить законодательно.

Идея сорегуляции понравилась медиаэксперту, журналисту и телеведущему Андрею Куликову. Он привел пример манипулятивной новости 2015 года, которая содержала одну единственную информацию: для украинской армии закуплено носков на 6 млн гривен. Эта информация, детализировал телеведущий, нечестная, потому что не указано – сколько стоила одна пара, а также доставили ли их, раздали ли в военные подразделения. Куликов сказал, что украинские медиа часто становятся источником таких ненастоящих новостей.

По его мнению, сорегуляция может быть эффективной, если есть критерии для саморегуляции. Он убежден, что без помощи законодательства внедрение и обеспечение такого процесса невозможны.

5. Украина стала консультантом правительств других государств в борьбе с фейками.

Основатель проекта "СтопFake" Евгений Федченко рассказал, что консультирует иностранные правительства в противодействии фейкам.

"Мы работаем с фейками, которые распространяют по территории РФ, за четыре года развенчали более тысячи фейковых материалов. В процессе создания дезинформации участвуют одни и те же российские медиа. Часть из них запрещена у нас, и мы это поддерживаем, попытки возобновить трансляцию – сейчас недопустимы. Считаем, что закон должен предусмотреть регламентирование их деятельности, – рассказал Евгений. – В течение четырех лет, которые мы работаем, они системно создают фейки об Украине для собственной, украинской и иностранной аудиторий. Фейки, которые генерируют с политической целью, чтобы создать параллельную реальность».

«Украинский опыт, которым мы делимся с западными правительствами, – отметил Федченко, – абсолютно ценный. Но есть различия в восприятии. Мы исходим из императива национальной безопасности. Потому что эти так называемые «медиа РФ» не являются медиа, их работа не имеет ничего общего со свободой слова, регламентирование их деятельности не имеют отношения к свободе слова. На это чутко реагируют наши западные партнеры, которые очень осторожно относятся к любым регламентам. СтопFake готов обосновывать позицию, делиться знаниями, они исследованы и систематизированы. Мы четко можем различить, где заканчивается свобода слова и начинается ложь и манипуляция".

6. Следует воспитывать и обучать медиа-образованию, начиная со средней школы.

Мнение, что людей следует учить ориентироваться в информационном океане, и стоит начинать это еще со школы, прозвучало и от депутатов, и от общественности, и от чиновников министерства образования.

7. Для решения внутренних вызовов, чтобы бороться со скрытой рекламой, следует разрабатывать новое определение рекламы.

Вот такой была встреча.

Встреча, подобных которой будет еще много, потому что если мы работаем в режиме информационной войны, без законодательных регламентов и процедур не обойтись.

Вопросы информационной безопасности влекут за собой более глубокие размышления. Во время этой войны почти никто не вспоминал, что в той же Британии в период Второй мировой войны был принят закон, который содержал ряд прямых запретов для медиа. В частности, содержал норму, что нельзя высмеивать британскую армию, нельзя цитировать Гитлера (только в интерпретациях) и приводить статистические данные из фашистских СМИ. Нельзя было называть правительство его величества короля Великобритании «антинародным режимом», и писать, что война с Германией имеет «империалистический характер с обеих сторон». А британский суд тогда же приостановил выпуск газеты «Дейли миррор» (которой, как писали, занимался лично Черчилль) – за то, что она напечатала карикатуру на британскую армию...

Является ли замалчивание информации военным маневром, может ли оно использоваться, когда на тебя напал агрессор? Можем ли без ущерба для собственной безопасности печатать соцопросы россиян, зная, что независимых центров там практически не существует? В конце концов, стоит ли распространять обвинения Украины со стороны международных "правозащитных" структур, на которые имеет влияние российская администрация?

Многие из этих вопросов еще требуют ответов. Поэтому... продолжение следует.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>