Пшемыслав Журавский вэл Граевский, советник главы МИД Польши
«Украинская» поправка внесена в закон с нарушением польского законодательства
28.03.2018 17:50 1444

Из-за сложного исторического прошлого отношения между Украиной и Польшей в последнее время вновь стали напряженными. Кроме того, на них влияют внешние раздражители, в частности, различного рода провокации, направленные против мест памяти, дипломатических учреждений, даже отдельных граждан на территории обеих стран. Не исключено, что с приближением 75-й годовщины Волынской трагедии, которую в Польше будут чествовать 11 июля, мы станем свидетелями дальнейших попыток подкрутить градус эмоций в отношениях между Киевом и Варшавой.

Кто может стоять за этими провокациями, какова их цель, к чему это может привести и как этому противодействовать? Своими мыслями по этому поводу в интервью Укринформу поделился известный польский политолог, советник главы МИД Польши Пшемыслав Журавский вэл Граевский.

РОССИЯ ХОЧЕТ ПОССОРИТЬ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ СТРАН ЕВРОПЫ

- Господин профессор, недавно произошел очередной инцидент, направленный на ухудшение украинско-польских отношений: неизвестные бросили боевую гранату на территорию польского мемориала на Лычаковском кладбище во Львове. Как вы оцениваете этот инцидент, его стоит рассматривать отдельно или как ряд связанных между собой событий?

- Это достаточно сознательная и понятная игра, к которой нужно относиться очень серьезно. Об уровне угрозы мы можем судить по примеру британско-российских отношений, понимая, что Россия может убивать людей за пределами своей страны, например в Британии, Польше, Украине. Однако, чтобы кровавая провокация в польско-украинских отношениях выглядела правдоподобно, она не может появиться как гром среди ясного неба: ее нужно подготовить ментально, в обществе должно расти напряжение, количество разнообразных инцидентов должно увеличиваться вплоть до того, пока кульминацией не станет реальное пролитие крови. Поэтому задачей как Польши, так и Украины является защита своих граждан от такой угрозы, ведь это может завершиться смертью людей. Считаю, что наши оба государства обязаны решительнее принимать решения, активно проводить следствие для выявления настоящих преступников, обезвреживать сети диверсантов.

- В Сейме состоялось заседание комиссии по вопросам спецслужб, во время которого руководители органов безопасности предоставляли депутатам информацию о российском влиянии на польско-украинские отношения. По вашему мнению, что сегодня должны делать польские и украинские спецслужбы, чтобы свести к минимуму такую деятельность России?

- Я не эксперт в этой области, чтобы давать какие-то профессиональные советы. Но как любитель считаю, что первым и ключевым элементом является создание быстрых каналов взаимной коммуникации, чтобы не действовать отдельно. Наоборот, нужно принять этот вызов, признать, что это общая угроза и общая задача. Еще раз подчеркну: ставкой является жизнь наших граждан здесь и сейчас, а не когда-то в прошлом.

В связи с этим соответствующие органы обеих стран должны дать понять нашим людям, что существует общая угроза. Сейчас нужно задуматься над тем, какие процедуры должны принять, чтобы работать вместе в этом направлении. Специалисты должны проработать соответствующие процедуры совместной реакции, например, передачу информации о віявленной угрозе или подготовку к провокации.

- В начале февраля двое польских националистов из группировки "Фаланга" были задействованы в провокации в Ужгороде против дома венгерского национального меньшинства. Как вы оцениваете фактор втягивания польских граждан в украинско-венгерские отношения?

- Сложно себе представить, что это мог организовать кто-то другой, кроме России, ведь в истории не было никаких споров и напряженных отношений между Польшей и Венгрией. Поэтому не понимаю, почему даже самые активные польские националисты должны участвовать в террористическом акте, направленном против венгерского нацменьшинства. Видимо, это делается для разжигания украинско-венгерского конфликта, который нужен Москве, а не Варшаве.

- Да, но почему именно граждане Польши?

- Думаю, чтобы перессорить между собой сразу три стороны, а не только две. С российской точки зрения, чем больше в регионе стран, которые перессорились между собой, тем лучше.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ НЕ СОГЛАСИТСЯ НА ПРОСЛАВЛЕНИЕ УПА В ПОЛЬШЕ

- Украинско-польские отношения сейчас напряженные. Сложная совместная история дает о себе знать...

- Наши отношения не напряженные, а напряжение вызывает их восприятие на данный момент. Это нужно рассматривать в двух плоскостях. В первой, реальной сфере - военной, энергетической, коммуникационной, образовательной, трудовой, банковской - сотрудничество развивается лучше, чем до 2015 года (политическая смена власти в Польше - авт.). А во второй плоскости - атмосфере взаимоотношений, ситуация и впрямь выглядит не лучшим образом.

- Что нужно сделать, чтобы улучшить эту атмосферу во взаимоотношениях между Польшей и Украиной?

- Думаю, нужно разблокировать вопрос относительно проведения эксгумаций в местах захоронения польских жертв на территории Украины и решить проблему относительно чествования памяти жертв в обеих странах. Чествование памяти погибших стоит разделить на две категории: это опека над местами захоронений польских и украинских жертв, и уход за памятными местами, где нет захоронений. Места, где есть захоронения, должны достойно почитаться в обеих странах, ведь это соответствует христианским традициям наших народов. Вместе с тем памятники, где нет захоронений, а почитаются какие-то военные формирования, должны подлежать действию законов каждой из стран. Сложно надеяться, что общественное мнение в Польше согласится на памятники в стране, которые прославляют УПА. Это - иллюзия.

- С другой стороны, в Украине тоже можно представить себе ситуацию, что кто-то найдет польские памятники, которые кому-то не понравятся...

- Если это исторические памятники, установленные в соответствии с законом, и являются памятниками истории, или они новые, но не вызывают противоречий в Украине, то не должно быть никаких проблем. Эти вопросы нужно спокойно и без эмоций изучить, чтобы не дразнить общественное мнение. Очень важно, чтобы за соблюдением законов в этой сфере следили на государственном уровне. Нужно избежать ситуации, что какой-то местный чиновник будет делать шаги в ущерб межгосударственным отношениям. Понятно, что на локальном уровне легче манипулировать сознанием людей, чем на уровне государств.

УКРАИНСКИЙ ФРАГМЕНТ В "ИСТОРИЧЕСКОМ" ЗАКОНЕ ПОЛЬШИ МОЖЕТ БЫТЬ "РУКОЙ МОСКВЫ"

- Как вы оцениваете изменения в закон об институте национальной памяти Польши и в частности так называемую «украинскую» поправку, где говорится об украинских националистах. В Польше часто звучат мысли, что здесь не обошлось без «руки Москвы». Что польская сторона должна сделать в этой ситуации?

- Есть довольно значительные опасения, что это действительно так. Это касается как экспертов, которые были допущены к работе над этой поправкой, так и содержания самой поправки. Во-первых, временные рамки деятельности украинских националистов в 1925-1950 годах, о которых говорится в законе, не имеют никакого значения для польско-украинских отношений. В 1925 и последующих годах ничего не произошло в отношениях между украинцами и поляками. Зато этот год является поворотным моментом в подходах к действиям советских спецслужб в отношении украинцев на Западе. А 1950 год - это смерть Шухевича, хотя польско-украинский конфликт завершился в 1947 году, и после этого в отношениях между народами не было никакой борьбы. Поэтому даже эти временные рамки (1925-1950 гг. - ред.) подчеркивают именно советские и российские действия, а не польские или украинские.

Во-вторых, в поправке имеем довольно значительные исторические ошибки. Закон Сейма - это не публицистическая статья, там каждая буква на вес золота. Если в законе есть упоминание об украинских националистах, которые были коллаборационистами Третьего рейха, а потом указываются временные рамки 1925-1950 годов, то это издевательство над польским законодателем, поскольку Третий рейх существовал в 1933-1945 годах, а в 1925-1933 годах и 1945-1950 годах никто не мог с ним коллаборировать, ведь тогда он не существовал.

Кроме того, в этой поправке ставится под сомнение правовой порядок во Второй Речи Посполитой (1918-1939 годы), поскольку преступления украинских националистов, которые происходили в этот период, не были преступлениями "геноцида", а только преступления "геноцида" не имеют срока давности. Поэтому, за преступления в период до 1939 года никто не может преследоваться, ведь давно истек их срок давности.

Еще один правовой недостаток - в законе речь идет о преступлениях на территории оккупированной Польши только украинских националистов. Следовательно, возникает вопрос: а почему нет упоминания о преступлениях на территории Польши националистов и коллаборационистов других национальностей? В Польше в этот период действовали военные формирования власовцев, Восточные легионы, например, азербайджанские, которые подавляли Варшавское восстание (1944 год), действовали литовские националисты и другие. То есть, следовало бы создать список разных национальных военных формирований, которые коллаборировали с Третьим рейхом, и совершили эти преступления на территории Польши.

- Видимо, кто-то очень хотел как можно быстрее вписать эту "украинскую" поправку в закон...

- Да, выбраны только украинцы. Поэтому это был очевидный шаг с политической мотивацией. Его цель - создать напряжение в польско-украинских отношениях, что было сделано с нарушением польского законодательства.

Поэтому фрагмент закона, о котором мы говорим - это юридическая, историческая, моральная и политическая ошибка. Как сказал недавно бывший польский премьер Ян Ольшевский, украинский фрагмент этого закона является юридическим нонсенсом, хотя сам закон в новой редакции, которая предусматривает защиту доброго имени Польши, действительно необходим.

Очень надеюсь, что Конституционный суд страны обратит внимание на эти ошибки и украинский фрагмент изменят. Нормальное государство характеризуется тем, что оно умеет исправлять собственные ошибки. У меня складывается впечатление, что в польских властных элитах уже осознали масштабы разногласий и есть надежда, что эти ошибки действительно исправят.

Юрий Банахевич, Варшава.

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>