Кемерово и русский характер

Кемерово и русский характер

Аналитика
711
Ukrinform
Умный россиянин во время наводнения залезет на самое высокое дерево и будет терпеливо ждать, пока вода спадет

…10 часов длился митинг в Кемерово.  Долгих десять часов. Каждый спешил поведать о своем горе, о семье, задохнувшейся в пластиковом дыму. О детях, посылавших по-взрослому прощальные смс-ки родителям. Была боль, были слезы.

А потом… все тихо и спокойно разошлись, выговорившись и выплакавшись. И «кемеровский майдан» опустел. Словно и не было ничего.

Когда-то потом осудят стрелочников и, может быть, «уйдут» Тулеева. А, может, и не «уйдут». Потому что «это будет политически неверно» - разбрасываться такими ценными кадрами и лить воду на мельницу провокаторов и врагов России.

Помните ту даму на видео, которая заговорщицки увещевала: «Не требуйте от них никаких цифр, нельзя, чтобы враги узнали»? Многие россияне ее очень даже понимают.

Фото: «Дождь»
Фото: «Дождь»

Смотрел я в Youtube на эту серую толпу, только и способную, что в трагическую минуту зло разрыдаться в лицо тирану, и думал: а где же делись те русские, из 1991 года? Те, что сорвали путч, потому что ложились под танки и на смерть готовы были защищать восставший против диктатуры Белый дом?

Что с ними случилось? Пропаганда путинская их так отделала? Жандармерия запугала? Лидеры кончились?

Где русская интеллигенция? Та самая, про которую поэт Андрей Вознесенский писал: «Вы думаете ее нет? А она есть!» Почему она не бунтует?

Загадочен этот «русский характер».

...Когда я учился в школе (киевской школе, в Украине!) нас заставляли писать сочинение на эту тему -  «русский характер». О героях Шолохова и Фадеева, несгибаемых советских патриотах. Но это – киношный русский характер, а настоящий - он, похоже, совсем другой.

Польский писатель, исследователь истоков Советской империи Рышард Капусцинский провел интересное сравнение двух книг-автобиографий о пребывании в сталинских лагерях. Автор одной – австрийский коммунист Алекс Вайсберг-Цибульский, второй - антикоммунист, автор «Колымских рассказов» Варлам Шаламов.

Попав по доносу на Колыму, австриец воспринимает все происходящее - допросы, пытки, издевательства над людьми - как сумасшедший дом, мир паранойи и абсурда.

Но он не впадает в отчаяние: его разум европейца-рационалиста пытается как-то объяснить происходящее, начать бороться за здравый смысл. В каждой камере, куда его бросают, он начинает спорить, стремится к обмену мнениями, пытается докопаться до сути.

Его российские однокамерники смотрят на него как на сумасшедшего: «Что ты дергаешься? Чего пытаешься добиться? Терпи и сиди тихо!»

Варлам Шаламов
Варлам Шаламов

А вот для Шаламова все, что его окружает в сталинских лагерях, – часть природы. А разве может человек бунтовать против природы? Против того, что наступили большие морозы? Или началось большое наводнение? Если началось наводнение, и кто-то примется  угрожать реке, о нем подумают, что удрал из дурдома. Ибо умный человек во время наводнения залезет на самое высокое дерево и будет терпеливо ждать, пока вода спадет.

Шаламов – безусловно мужественный человек, но мужество его специфически российское. Это мужество - терпеть и не рыпаться. Воссстания в ГУЛАГе поднимали, если вспомнить Солженицына, главным образом «бандеровцы», которые ввязывались в борьбу, какой бы безнадежной она не выглядела.

Помните, как нас, украинцев, родившихся в СССР, удивила метаморфоза, произошедшая с режиссером Марком Захаровым в конце прошлого года? Автор удивительного перестроечного фильма, учивший наше поколение как «убить дракона» в себе, вдруг стал преданнейшим драконолюбом и драконовером. Как же такой революционер и вдруг стал таким густопсовым ретроградом? Как?

А он и не был никогда революционером. Долгое время сидел на высоком дереве и ставил в своем театре спектакли о Ленине «с человеческим лицом». Пока не прозвучал сигнал, что зима брежневизма закончилась, началась очередная оттепель и уже можно слезать с дерева.

Как всегда бывало в Российской империи, главным Сурком, объявлявшим приход весны, был Первый человек в стране - Царь, а потом Генеральный секретарь. «Демократизация» началась с одной короткой реплики Горбачева, о которой сегодня мало кто помнит. На очередном пленуме ЦК, после того как оратор в десятый раз выразил «благодарность лично генеральному секретарю Михаилу Сергеевичу Горбачеву», тот произнес: «оставьте Михаила Сергеевича в покое. Сколько можно!»

Эти слова разорвались как бомба, такого шока Империя не испытывала ни тогда, когда выступал на съезде академик Сахаров, ни во время демарша Ельцина, ни даже когда развалился СССР. Стало понятно: времена меняются.

Режим «критики и самокритики» подразумевал, что можно критиковать даже Партию! Правда, иносказательно. Марк Захаров был из тех, кто отреагировал молниеносно. В его Драконе, талантливо сыгранном Олегом Янковским, все узнали Сталина… Захаров не был ни новатором, ни смельчаком, он хорошо читал прогнозы погоды.

И не только он! Никита Михалков разоблачал Сталинский террор в своих «Утомленных солнцем»... Юнна Мориц, сегодня пишущая, что из российских спортсменов гадкие пиндосы «делают мыло», когда-то восхищалась диссидентом Андреем Сахаровым.  Даже Иосиф Кобзон  пел со сцены: «Полстраны – угодники, полстраны – доносчики»…

Они что -  революционеры-демократы? Нет, куда там! Не было в России никогда сторонников демократии. Были те, кто гибко колебался с линией партии. Они не изменили себе - просто изменился климат.

Новый всероссийский Сурок объявил, что с весной покончено, и всех, кто думает иначе, отправят на Ямал - там уж точно всегда зима. Когда именно и в какой реплике он это сказал - не знаю. Но россияне сразу почувствовали глобальное изменение климата - они сняли бейсболки и надели валенки с лыжами. Что и имеем теперь.

Весь мир считает Путина и его режим безумием. Кроме россиян. Их логику легко понять: погода – она так переменчива! Вон у нас весь март снег на улицах лежал, а в Калифорнии весь декабрь были зной и пожары. Так что, собирать марши несогласных по этому поводу? Не лучше ли просто переждать непогоду?

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

А еще россияне любят свою имперскую природу как символ постоянства. И если тоталитаризм – в природе, то что поделаешь – они за экологию тоталитаризма. Только русские знают, что «у природы нет плохой погоды», и любую грязь и слякоть надо «благодарно принимать». Только русский не будет как та лягушка, тонущая в кувшине, сучить лапками, чтобы сбить масло и выбраться наружу. Русский посетует на природу вещей и гордо склеит ласты.

Россиянин никогда не плюет против ветра, только по ветру. И чем сильнее ветер, тем обильнее у него слюноотделение.

Россияне легко простили своих палачей из ГУЛАГА, потому что в них заложен естественный ход вещей, но не простят украинцев, восставших против политической таблицы Менделеева. Как можно восстать против мироздания?

Это наше вечное украинское беспокойство они воспринимают как сумасшествие. Какой смысл пытаться остановить кострами из шин наступление ледникового периода? А то, что его наступление неминуемо, они не сомневаются. Украина для подавляющего большинства россиян лишь случайная флуктуация в вечной мерзлоте Империи.

Заснувшие в своей мерзлой медвежьей берлоге… Что для них печальный эпизод с кемеровскими детьми? Короткий ночной кошмар в долгом сладком сне…

Евгений Якунов


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-