Готова ли Украина к «идеальному президенту»?

Готова ли Украина к «идеальному президенту»?

Аналитика
4934
Ukrinform
Ровно через год вся страна будет обсуждать результаты первого тура президентских выборов

Социология за год до дня голосования рисует не слишком радостную картину: дело не в том, что пятая часть избирателей не хотят идти на выборы вообще – это как раз традиция и не только для нас, а в том, что 38% из тех, кто пойдет, не знают, за кого им голосовать, и даже больше – 60% понятия не имеют, кто же станет президентом. Впрочем, идти на выборы все равно надо. А вот как же выбрать правильно? Не в смысле персоналий, а вообще – какой президент нужен стране именно сейчас? Попробуем нарисовать наиболее вероятные варианты, кто будет иметь шанс победить через год, и «примерим» эти портреты-маски на конкретные личности.

В начале заметим принципиальное: кто точно не сможет стать победителем на президентских выборах в Украине. Это любой политик, несущий на себе хоть какую-то маркировку как пророссийской или настроенный на улучшение отношений с Россией за счет неприемлемых для Украины компромиссов. Аргументов два: слишком много крови уже пролито в борьбе с российскими оккупантами и их пособниками, в общественном мнении перейдена грань невозврата к «братству». А еще война «помогла» пробудить национальное сознание именно там, где его не хватало – как на самом Донбассе, так и в Харькове, Днипре, Запорожье, Одессе. Поэтому таким кандидатам – а это будет весь «шлейф» бывшей Партии регионов, плюс всяческие партии «фальшивого мира» – для победы просто количественно не хватит избирателей.

Поэтому перейдем к более вероятным и желаемым схем.

Вариант № 1: На верном пути, но без изменений

Этот вариант самый консервативный. То есть: на выборах победит представитель действующей власти. Это не обязательно может быть действующий президент, но представитель той команды, которая пришла в кабинеты на Банковой и Грушевского после зимы 2014 года. Социология рисует не очень оптимистичные рейтинги, но главное здесь сейчас не проценты, а что может положить власть «на стол» перед избирателями? Безвиз, сохранения стабильности, хотя и относительное рядом с ценами, но повышение социальных выплат, отсутствие инфраструктурной катастрофы плюс все же «примороженный» от горячей стадии характер войны на Донбассе. Для тех, кто умеет анализировать и сдерживать эмоции – еще и понимание того, что реформы идут, пусть медленно и с отступлениями, но не факт, что это могло происходить как-то иначе, без потрясений.

Недостатки также очевидны, и главный из них для электората – это повышение цен и тарифов, и опять же таки торможение или отсутствие реформ – это если смотреть на это через призму эмоций и пропаганды – и «из-за поребрика», и, к сожалению, отечественного «разлива»... Представителю власти надо будет объяснить, как же случилось, что сказанное и мечтавшееся на Майдане не то чтобы не выполняется – а идет по сценарию «шаг вперед, два шага назад».

Да, тут власти можно опираться на распространенную логику рядового обывателя – «главное, чтобы не хуже»: мы смогли остановить врага, мы не допустили дефолта, мы повысили зарплаты и пенсии, сохранили диалог и партнерство с Европой, приход наших оппонентов к власти – это угроза открытой войны, это экономические обещания популистов, они все уже были при власти и что из этого вышло, напомнить?

В принципе, понятная схема для любой власти и удобная концепция для той части избирателей, что может и растеряна или недовольна, но не до конца разочарована. Заверить этих людей, что хуже не будет – главная задача кандидата власти.

Есть и вторая, более сложная задача для такого кандидата: признать ошибки и откровенно сказать людям, что сделано далеко не все. При таких условиях кандидат власти вполне может рассчитывать на избрание. И это могло бы в итоге стать чем-то вроде второго срока для Польши Александра Квасьневского, который завершил полномочия вступлением страны в ЕС.

Вариант № 2: Оппозиция – надо предложить что-то принципиально новое

Проевропейская оппозиция имеет свой шанс. Но его еще надо реализовать. Для этого такой кандидат должен быть единым. То есть, эта фигура должна объединить вокруг себя все политические силы, которые были на Майдане, но в 2015-м вышли из коалиции с нынешней властью и с разным уровнем рвения теперь ее критикуют. К ним должны присоединиться внепарламентские оппозиционеры. И вот среди всех нужно выбрать одного, а всем остальным – его реально поддержать и предоставить в распоряжение свои структуры и ресурсы, забыв о собственных амбициях. Как учит украинский опыт – это очень и очень непросто, даже в ситуации, если речь пойдет о втором туре, не говоря уже о том, что до повторного голосования остается всего две недели, а «доносить» себя до избирателя надо в гораздо дольше.

Если для кандидата от власти кампания пойдет по «социальному» сценарию, то оппозиционный кандидат должен декларировать политическую альтернативу. Что же должен сказать проевропейский оппозиционер своему избирателю?

Это должно быть что-то принципиальное, ключевое для реконструирования государственного управления. Например, такой кандидат дает обещание ограничить полномочия президента – то есть подтвердить в политическом смысле свою «проевропейскость» и дать понять, что для него главное не личная власть, а сохранение процесса, организованного Майданом. Пока оппозиционеры продвигают своей главной целью «деолигархизацию», но популярные рецепты вроде «все взять и поделить» в Украине не добавляют авторитета их авторам. Выйти на новый уровень – сформулировать новые правила взаимодействия власти и крупного бизнеса – оппозиции мешает зависимость от тех самых олигархов. В-третьих, единый кандидат от оппозиции немыслим без определенного морального авторитета.

В итоге – успех вполне реален. Если приводить аналогии, то в лучшем случае это может быть кто-то вроде украинского Вацлава Гавела, в худшем – опять-таки наобещать и ничего не сделать – это будет реинкарнация Виктора Ющенко с известными последствиями.

Вариант № 3: Президент-менеджер

Эта идея начала достаточно активно распространятся недавно: мол, нужен президент – менеджер высочайшего уровня без политического бэкграунда вообще – тот, кто организует команду, сохраняет и актуализирует европейские векторы, а главное – будет работать в режиме выполнения проектов и стартапов, когда ошибка исполнителей или неспособность выполнить задание «босса» влечет за собой неминуемую отставку. Здесь, разумеется, наоборот, речь идет об усилении роли президента, его принципиального лидерства ради реформ. Что-то мешает – препятствие устраняется быстро, например: мешает парламент – досрочные выборы, не удалось – еще одни, и так – до достижения результата. Конечно, это уже никакая не парламентско-президентская республика, но надо находить законный способ действовать именно так.

Успех такого кандидата вполне вероятен, ему нужно будет привлечь в ряды своих сторонников разочарованных молодых избирателей, которые не зависят от государства – прежде всего, бизнесменов среднего и мелкого уровней.

Успешные примеры – это канадский премьер Джастин Трюдо и президент Франции Эммануэль Макрон. Но успех здесь вовсе не гарантирован, примеры со знаком «минус» – Дэвид Кэмерон и Маттео Ренци – у них преждевременно началось «головокружение от успеха», из-за которого им и пришлось уйти на пике своей деятельности, а еще – не «те» им страны достались – Великобритания и Италия – соответственно, с другой политической историей и культурой.

Вариант №4: Популист – очень вероятно и настолько же – нежелательно

Собственно, все основное сказано в самом названии этого варианта: очень вероятно и очень нежелательно. А последним среди всех он здесь упомянут из чисто психологических соображений. Уж очень бы не хотелось такого итога президентской компании для Украины. Но это «вероятно» – потому что следует из всего нашего предыдущего политического опыта. Электорат обещаниям не то чтобы верит, но ему приятно так мечтать. А то, что обещания не будут выполнены, или еще хуже – принесут вред, то разве это впервые? Пережили то, а это – тоже переживем. Поэтому кандидату-популисту остается только пообещать. Таких на этих выборах точно будет не один и будут обещать они – по полной. Те, кто претендуют на эту нишу, люди известные, не стоит повторять их фамилии. Большинство из них будет принимать участие в кампании или в качестве «спойлера» – чтобы испортить игру кому-то другому, или, чтобы набрать рейтинг для собственной партии к осенним выборам в Верховную Раду, или – и первое, и второе. Впрочем, кто-то из них вполне может попасть во второй тур со всеми неприятными перспективами такого развития событий.

Что же имеем?

Совместим сценарии с реальностью. Кандидат от власти практически понятен – это действующий Президент Петр Порошенко. Главным его аргументом будет именно это – сделал все, что мог, знаю, что много сделано не так, но еще можно исправить и вообще – добавить, а альтернатива не решит проблем украинских, и вы, дорогие избиратели, это знаете.

К альтернативе возникает гораздо больше вопросов. Кто, например, из бывших коллег Порошенко по коалиции готов стать кандидатом, гарантируя сокращение своих полномочий в случае победы? О Юлии Тимошенко излишне говорить в этой плоскости, должность без власти – это не про Юлию Владимировну, не так ли?

Анатолий Гриценко? Может, он и мог бы поступиться полномочиями, но именно он автор предложения о введении в Украине американской модели – выполнение президентом одновременно и обязанностей главы исполнительной власти. Конечно, звучит красиво, а то, что для этого нужно принимать фактически новую Конституцию, так это надо еще президентом стать...

Кандидатом, отказывающимся от части полномочий, мог бы, допустим, стать Андрей Садовый, но рейтинг уже давно снижается и положительной динамике, похоже, у этого политика негде взяться.

Повторяем: речь идет лишь об одном из вариантов того, что может сказать такой претендент «новенького», а главная проблема – и их, и наша – дефицит морального лидерства среди тех кто политиков, кто уже известен, и мог бы претендовать на «булаву».

Впрочем, кандидат без политического бэкграунда имеет все шансы появиться. Настроение общества – тех 38%, которые не определились, и 60%, которые «не видят» победителя, – может найти своего представителя, ведь в последние годы есть примеры и медийно-привлекательного, и профессионального труда в государственном аппарате, в конкретных сферах экономики или бизнеса. Андрей Коболев? Максим Нефедов? Артем Сытник? Наталья Микольская? Как говорится, а почему бы нет? Ведь, если Майдан открыл новый путь страны, то у этого пути должны быть свои лица, которые, возможно, сейчас и не победят, но есть время набраться политического опыта и выдержки. Главное – не увязнуть в нашем «печерском болоте», не один десяток таких вот молодых и перспективных в нем либо пристроились, либо утонули.

Конечно, все может пойти как всегда: кампания будет полной грязи и всех надоевших штампов – метровый бюллетень, все те же. Но ключ к изменениям – как в руках избирателей, так и у политиков. Главное – желание.

Виктор Чопа. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>