Сергей Козьяков, председатель Высшей квалификационной комиссии судей Украины
Я бы хотел, чтобы члены Общественного совета добропорядочности были не оппонентами, а союзниками
13.04.2018 15:13 886

Одна из самых сложных и жизненно важных для Украины реформ – судебная – продолжается. Значение ее трудно переоценить, ведь доверие общества к судьям одно из самых низких среди государственных органов. В прошлом году был избран новый Верховный Суд, создание которого впервые провела по прозрачным конкурсным процедурам Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККСУ). Сейчас начался этап, во время которого ВККСУ должна оценить работу примерно 5300 судей на соответствие занимаемой должности по критериям компетентности, профессиональной этики и добропорядочности.

В 2017 году был создан Общественный совет добропорядочности (далее – ОСД), цель которого, согласно закону, способствовать работе Комиссии в установлении соответствия судьи критериям этики и добропорядочности путем предоставления своих заключений или информации о судьях с целью оценивания. Однако в конце марта ОСД заявила, что прекращает участие в процессе квалификационного оценивания судей, поскольку, по их словам, ВККСУ внесла изменения в свой Регламент, которыми ограничила деятельность ОСД. В ответ в Высшей квалификационной комиссии судей Украины заявили, что не отказываются от сотрудничества с Общественным советом добропорядочности, ведь их выводы для Комиссии важны, а изменения в регламент внесли для того, чтобы усовершенствовать сотрудничество с ОСД на основании рекомендаций европейских экспертов. Также Комиссия заявила, что, согласно закону, выход ОСД никак не повлияет на законность решений ВККСУ. Кроме того, согласно заключению Совета Европы "Относительно регламента Общественного совета добропорядочности" от 10 апреля 2017 года, сказано, что европейские стандарты не запрещают привлекать профессионалов, которые могут внести полезный вклад в оценивание кандидатов в судьи, для участия в этом процессе, но эти профессионалы осуществляют лишь совещательную функцию.

27 марта Высшая квалификационная комиссия продолжила проводить собеседования с судьями Общественного совета добропорядочности, при этом один из членов ОСД обратился в Верховный Суд о признании противоправными и недействительными положения Регламента ВККС.

Об этих и других проблемных вопросах в процессе обновления судебного корпуса в Украине Укринформ поговорил с председателем Высшей квалификационной комиссии судей Украины Сергеем Козьяковым.

- Можете объяснить подробнее, почему возник конфликт с Общественным советом добропорядочности? Какие именно изменения внесла Высшая квалификационная комиссия судей Украины в Регламент, что ваши оппоненты – члены ОСД – вышли из процесса оценивания?

По закону, Общественный совет добропорядочности создается для содействия в работе ВККС, а не для замены ее функций

- Это информационный шум, который раздувается с определенной целью. Как предусмотрено ст. 87 Закона «О судоустройстве и статусе судей», Общественный совет добропорядочности создается для содействия в работе Высшей квалификационной комиссии судей. Не для замены наших функций, не для руководства комиссией, а именно – для содействия работе ВККС. Это важно понять, потому что все остальные отношения находятся вне закона. У нас с ОСД проходит совместная работа или должна проходить совместная работа в рамках процедур квалификационного оценивания судей или кандидатов в судьи. Эти процедуры устанавливает ВККС и только ВККС, поэтому правила предоставления документов в рамках процедуры – дискреция комиссии.

Представьте себе: вы подаете документы на какой-то конкурс. Условиями конкурса указано, как должны выглядеть эти документы и когда подаваться. У вас же почему-то не возникает вопрос к органу, который установил правила? Вы можете быть не довольны ими, но выполнять обязаны. То же касается и любых других документов, поступающих в орган, который осуществляет соответствующие процедуры. Особенно это касается вспомогательных органов без самостоятельного статуса, созданных для содействия деятельности этого органа. Здесь то же самое: регламентом ВККС установлены требования подавать информацию и заключения заблаговременно (за 10 дней до начала собеседования); подписывать документы всеми членами ОСД, которые принимали участие в их принятии; предоставлять возможность судьям объяснитьвыявленные ОСД факты. Это простые условия по делопроизводству, которые содержатся в рекомендациях и отчетах Консультативного совета европейских судей №17, Совета Европы, Бюро по дипломатическим институтам и правам человека/ОБСЕ. В этих же выводах содержатся и достаточно жесткие рекомендации о предоставлении судье права на ответ в случае наличия претензий к нему.

Важно также понимать, что такое комиссия. Комиссия – это государственный орган в системе судоустройства.

Комиссия - коллегиальный орган, который состоит из 16 членов. Из них десять – это судьи или судьи в отставке, а шесть – это адвокаты или юристы-ученые. У каждого судьи – десятки лет стажа работы в судах. У адвокатов и ученых – десятки лет преподавательской работы или представительства интересов клиентов в судах. Среди членов Комиссии есть и такие, кто участвовал в создании большого количества общественных объединений, начиная еще с конца 80-х годов прошлого века. Они также принимали активное личное участие в их работе, в том числе в конце 80-х – начале-90-х годов, во время событий Оранжевой революции, и во время Революции Достоинства.

В прошлом году было проведено тестирование, которое могло бы попасть в Книгу рекордов Гиннеса – в нем принимали участие 4128 кандидатов на 700 вакантных должностей

Первое полномочие ВККС – отбор и подготовка будущих судей, а также проведение для них квалификационного экзамена, который будет учитываться при проведении конкурсов на должности в местные суды. В прошлом году в сентябре было проведено тестирование кандидатов на должности судей, которое могло бы попасть в Книгу рекордов Гиннеса, – в нем принимали участие 4128 кандидатов на 700 вакантных должностей, отбор на которые мы объявили. Было два теста: на владение государственным языком и знание права. Из 4128-ми 700 набрали необходимый балл и получили право учебы в Национальной школе судей. Итак, у нас есть будущие кандидаты на должности судей. Мы уже приступили к подготовке в Национальной школе судей помощников судей, которые будут учиться в течение трех месяцев. Остальные юристы будут учиться немного дольше – закон предусматривает до года, но, возможно, будет быстрее. Ведь судам срочно нужны новые судьи. Количество кандидатов, участвовавших в отборе, уже говорит об уровне доверия к ВККС. Эти люди приехали со всей Украины, чтобы принять участие в процедурах, которые мы сейчас проводим. Получается, что конкурс был 6 человек на одно место.

Сейчас у нас принято довольно упрощенно говорить о задачах судебной реформы. Есть два популярных слова: “очищение” и “обновление”. Звучат призывы “Нужно уволить как можно больше судей!”. А кто будет вершить правосудие? У нас только в 2016 году с июня по сентябрь уволилось 1600 судей. При этом, заметьте, они же не увольняются равномерно по всей стране, они могут увольняться целыми судами. Именно так случилось, например, в курортном городе Яремча, где не так давно не осталось ни одного судьи. Представляете? Отмечу, чтобы воспитать нового судью с "нуля", требуется от 18 до 24 месяцев, как правило. Если это бывший помощник, то быстрее. Но все равно – не меньше года. Вот и делаем вывод.

Вторая задача Высшей квалификационной комиссии судей Украины – сопровождать любые карьерные движения судей: или из одного местного суда в другой, или из местного суда в апелляционный суд, или когда судья хочет сменить специализацию. Все эти карьерные движения происходят сейчас на основании конкурса, которые проводят в рамках процедуры, которая называется квалификационным оцениванием. Эта процедура была введена после Революции Достоинства и она очень сложная по сравнению с другими странами мира. А процедуры, по которым очень закрыто судьи получали должности в судах еще три года назад, вообще нельзя сравнивать с настоящим. Поэтому говорить о нашей работе надо в комплексе, понимая тот прорыв, который сделан от точки отсчета реформы.

- Расскажите, что именно входит в квалификационное оценивания судей. Тесты? Экспертизы? Экзамены?

Досье судьи, которого оценивает ВККС, насчитывает до 300 страниц

- Оценивание состоит из двух этапов, предусмотренных в законе. Первый этап – экзамен, во время которого судья сдает тест на знание права и выполняет практическое задание по составлению проекта судебного решения. Экзамен длится в общей сложности семь часов. Тест анонимный, его код проверяет компьютерная программа. Практическое задание тоже анонимное, но проверяют его члены Комиссии.

На каждого члена Комиссии распределяется определенное количество работ для проверки. Работы имеют двойной код, чтобы исключить коррупцию на уровне межличностных договоренностей. Каждую работу проверяют не менее трех членов Комиссии, компьютер автоматически выводит средний балл. Если на первом этапе судья набирает не меньше, чем определенный комиссией бал, он идет дальше. В этой же части процедуры судья проходит пятичасовое психологическое тестирование и еще примерно тридцатиминутное собеседование с психологом.

На втором этапе Комиссия проводит собеседование с судьей по результатам исследования судейского досье, в которое входит: подробная анкета кандидата, ответы от государственных органов на запросы комиссии – например, от НАПК, НАБУ, Минюста, Минобороны; результаты экзаменов; результаты профессиональной деятельности – сколько дел судья заслушал, сколько было изменено, отменено, почему были изменены-отменены; информация о наличии дисциплинарных жалоб и результаты их рассмотрения; материалы ОСД; информация от любого гражданина в отношении этого судьи. Это примерно 200-300 страниц в каждом досье. Все эти досье, кроме персональных данных, есть на сайте ВККС. Обращаю внимание: в других странах эта информация является закрытой.

- В ОСД говорят, что ВККС устраивала из квалификационного оценивания “конвейер” – по 50 судей за день, на каждого по пять минут...

- Такие заявления, если они звучат именно так, или непрофессиональные, или манипулятивные. Знаете, сколько Комиссия работает с судьей в рамках квалификационного оценивания? Уже пять месяцев. Начало оценивания мы объявили еще в прошлом году в октябре.

Квалификационное оценивание проводится на соответствие судьи занимаемой должности – устанавливается, может ли судья продолжать дальше работать или нет.

В ноябре и декабре 2017 года состоялось психологическое тестирование для первой тысячи судей. Как оно проходит?

Кандидаты в целом проходят четыре теста, которые длятся в течение дня, это примерно пять-шесть часов. После того, как компьютер фиксирует первые результаты этих тестов, психолог еще полчаса общается с самим судьей. И после этого он делает окончательный вывод – это еще полчаса. От психологических тестов очень много баллов зависит. Ведь психолог дает заключение, в том числе, по профессиональному критерию, социальному, относительно добропорядочности. Иногда они пишут очень неприятные вещи для судьи. Еще плюс – нужен час на проверку работы. Уже получается семь часов.

Дальше досье судьи изучается несколькими людьми: у каждого члена ВККС есть три инспектора. Каждое досье сначала изучает инспектор, который является опытным юристом, а затем передает его члену комиссии, который проверяет проект заключений, особенно если это содержательные материалы от НАБУ и НАПК. Это продолжается несколько часов, потому что 300 страниц надо внимательно не только просмотреть, но и проверить. То есть в итоге – на оценивание одного судьи или кандидата на должность судьи получается 11-12 часов. Кроме того, есть же еще и дискуссии. А потом собеседования, продолжительность которых зависят от того, были ли выявлены какое-то несоответствие в документах, которые подлежат объяснению. Поэтому, когда в наш адрес звучит тезис о тех самых «пяти минутах», это как минимум некорректно...

Ведь когда процедура оценивания первой тысячи судей уже длится 5 месяцев, то о каких пяти минутах может идти речь?

- Общественный совет добропорядочности также заявил о непрозрачности процедуры оценивания, в частности, речь шла об отсутствии онлайн-трансляций собеседований.

- Это абсолютная неправда. У нас работает четыре коллегии, каждая должна ежедневно рассматривать дела 16-ти судей – восемь до и восемь после обеда. При этом происходит одновременная трансляция работы всех коллегий на канале ВККС в Youtube. В первый день оценивания возник технический сбой по одной коллегии и после трансляции они не были сохранены. Но уже на следующий день мы все восстановили и сейчас любой желающий может посмотреть предварительные собеседования, а также, как всегда, следить за собеседованиями членов ВККС с судьями вживую. Заметьте, сбой в один день в течение длительного периода – это справедливое обвинение? Добавлю, что все процедуры во время экзамена тоже транслируются в интернет. Решение комиссии в отношении кандидатов тоже публикуются на сайте. Нам как раз хочется, чтобы члены Общественного совета добропорядочности вернулись к уровню прозрачности их деятельности, которая была хотя бы во время конкурса в Верховный Суд. А то сейчас наблюдается странная ситуация: государственный орган действует гораздо прозрачнее, чем общественность.

- А как насчет продолжительности собеседований? Есть какие-то временные нормы?

- Действительно, в первый день в одной из коллегий, подчеркиваю - некоторые собеседования были недолгими. Примерно семь минут. Как проходит собеседование. Докладчик по досье делает краткий доклад по судье – это происходит минуты две. Еще до этого другие члены Комиссии уже знакомятся со всеми материалами в отношении судьи, которые появляются на экране компьютера. Если мы обнаружили, что у судьи приличные баллы за экзамен, если очень мало измененных или отмененных решений, если НАБУ ничего не нашло, если ОСД не передал нам отрицательное заключение, если судья заслушал десять тысяч дел за весь период его работы, если нет дисциплинарных жалоб и вынесенных выговоров, то сколько после этого всего надо с ним общаться? Немного. Значительно дольше во время собеседования мы общаемся с теми судьями, у которых есть проблемы с качеством их работы, с неэтичным поведением, у которых есть несогласованности в декларациях и тому подобное. Задаем часто дискомфортные вопросы, получаем устные и письменные объяснения, документальные доказательства.

Подчеркиваю, что это не конкурс, где лучшего надо выбрать. Это оценивание на соответствие занимаемой должности, то есть той должности, на которой судья уже давно работает. Четко определенных временных норм для собеседования нет. Как правило, ВККС начинает собеседования в 9:00, примерно в 17:00, иногда в 19:00 заканчивает. За день четыре коллегии заслушивают примерно 50-60 судей. Далее коллеги уходят в совещательную комнату, где в среднем находятся от часа до двух. Это не значит, что все 64 судьи успешно проходят квалификационное оценивание. На стандартной коллегии из 16-ти судей – 14 могут пройти успешно, один – не прошел оценивание и одного мы отложили. Сейчас по результатам шести дней собеседований отложено 64 досье судей – в основном из-за выводов ОСД и не подтвердили соответствие занимаемой должности четыре судьи. По тем, которые не прошли оценивание, замечу – не было никаких выводов ОСД. Это свидетельствует о принципиальной позиции Комиссии относительно качества проведения оценивания.

- ВККС обвиняют в том, что во время этих первых собеседований выводы Общественного совета добропорядочности были отложены и просто не рассматривались со ссылкой на “незаконные”, по мнению ОСД, положения Регламента ВККС.

- Еще раз подчеркиваю – Регламент ВККС полностью соответствует закону и рекомендациям европейских экспертов, следовательно должен выполняться. Мы с пониманием отнеслись к ОСД, которые до того, как выйти из процесса оценивания, успели предоставить нам около ста заключений и информаций в отношении судей. Но она должна быть не анонимной, а подписана теми членами ОСД, кто за нее голосовал. Это совсем не трудно. Вместе с ОСД мы являемся участниками государственной административной процедуры. Все члены Комиссии, в случае участия в принятии коллегиального решения, подписывают его текст, даже если они были против него. Так почему это трудно сделать членам ОСД? Для устранения недостатков Высшая квалификационная комиссия дала ОСД 10 дней. Эти требования довольно несложно выполнить, чтобы документы ОСД помогли ВККСУ в работе. Поэтому они сейчас отложены и мы надеемся, что ГРД все же приведет их в то состояние, чтобы мы смогли их рассмотреть. Хочу отметить, что нами также проработаны юридические варианты, каким образом мы будем учитывать информацию, которая содержится в заключениях, в случае, если ОСД все-таки не будет выполнять нормы нашего регламента относительно надлежащего оформления документов.

Тезис, что ВККС "пренебрегла" заключениями ОСД – неправда. Собеседования с судьями, в отношении которых имеется заключение ОСД, отложены на определенное время и будут в графике позже. Судите сами: отложила и пренебрегла – разве между этим есть знак равенства?

- О каких недостатках идет речь?

- Как я уже сказал, под заключениями нет подписей членов Общественного совета добропорядочности, которые присутствовали во время заседаний, на которых утверждались решения. Протоколы не содержат списка членов ОСД, которые присутствовали во время их заседаний. Также протоколы не содержат имени судьи, относительно которого(которой) составлено заключение. Поэтому мы отложили рассмотрение по всем этим проектам решений, которые ОСД нам предоставила. Тезис, что ВККС "пренебрегла" выводами ГРД – неправда. Собеседование с судьей, в отношении которого есть заключение ОСД, отложено на определенное время. То есть – оно будет поставлено в график на определенное количество дней позже. Судите сами: отложила и пренебрегла – разве между этим есть знак равенства? Хлесткие словечки, конечно, использовать никому не запрещается, но в профессиональной работе это не серьезно.

Например, из 16-ти судей, оценивание которых запланировано в этот день, только трое могут быть с заключениями ОСД. По другим процесс оценивания продолжается, его нельзя останавливать.

Европейские эксперты рекомендовали обеспечить судье право на ответ еще до рассмотрения их дела на заседании ВККС

Еще одна существенная проблема: документы от ОСД могут поступить в 16:00 накануне дня собеседования с судьями, рассмотрение которых начнется с 9:00, а согласно Регламенту ВККС, эти документы должны быть поданы за десять дней до дня заседания. Извините, но в Комиссии работают живые люди, которым требуется время для изучения документов.

Европейские эксперты, которые неоднократно исследовали результаты совместной работы ВККС и ОСД во время конкурса в Верховный Суд, также неоднократно отмечали, что в случае предоставления отрицательного заключения в отношении судьи ОСД также должен обеспечить судье право на ответ.

- Но вас обвиняют в том, что изменения в Регламент ВККС были внесены якобы "незаконно". Есть даже иск в Верховный Суд относительно этого...

Выполнение требований Регламента ВККС - это ответственное отношение к нашему рабочему процессу

- Эти обвинения не соответствуют действительности, так как Комиссия наделена правом определять положения регламента – это то, каким образом проходят процедуры, в том числе – сроки, порядок, а также требования к документам. ОСД говорит, мол, у нас есть свой регламент, мы работаем согласно своему регламенту, а Комиссия нам не указ. Но мы и не указываем, как им работать. Однако, есть предел. Законом предусматривается, что Общественный совет добропорядочности нам оказывает содействие, а не мы им. Как только результаты их работы поступают к нам, то дальше процедура оценивания происходит в соответствии с нашим регламентом, в который ВККС имеет полное право вносить изменения. Что мы и сделали, учитывая опыт, полученный во время проведения конкурса в Верховный Суд и рекомендации экспертов Совета Европы и Европейской комиссии.

Почему десять дней? Потому что у нас еще есть 200-350 страниц досье, которые нужно проработать, проверить документы, предоставленные ОСД, сделать заключения и внести их в доклад. А у нас у каждого члена Комиссии еще лежит 60-90 таких же досье. Можно ли их проработать, если заключение ОСД получено прямо перед днем оценивания? Поэтому выполнение требований Регламента ВККС – это нормальное отношение к нашему рабочему процессу.

Что касается объемов работы ВККС, приведу такой пример: у предыдущего состава комиссии был рекорд в 2013 году – 74 заседания (у нас основана работа – в заседаниях). У нас в 2017-м – 355. Это означает, что на каждое заседание готовится пакет документов, затем мы их рассматриваем, принимаем решение, и еще один пакет документов готовится на выход. Если у нас такое количество заседаний – 355, то мы должны рассчитать дни, часы, учесть выходные, предусмотреть возможные технические сбои.

- Вы можете сказать, сколько примерно заключений ОСД относительно судей Высшая квалификационная комиссия судей учитывает, а сколько нет?

Во время отбора в Верховный Суд в 12-ти случаях ОСД отменял свое негативное заключение

- Такие прогнозы на будущее сделать невозможно. Например, более 40% заключений ОСД во время конкурса в Верховный Суд мы учли. Часть кандидатов, которые имели негативные заключения ОСД, не вошли в список победителей, другая часть вообще прекратила участие в конкурсе еще до его завершения. Но нужно учитывать то, что у нас был такой опыт во время конкурса: пишет ОСД заключение о несоответствии судьи и размещает это у себя на сайте. Вся страна читает. Судья начинает предоставлять аргументацию, и кажется, что не все, что представлено в тексте заключения, правда, достоверно подтверждено. Иногда члены ОСД сами отменяли свои заключения, а иногда судья приходил на заседание и в присутствии членов ОСД предоставлял нам документы, согласно которым, заключение не соответствовало действительности. В связи с этим европейские эксперты рекомендовали обеспечили судье право на ответ еще до рассмотрения их дела на заседании ВККС, и это мы тоже вписали в регламент. Ведь может быть, например, такое, что фамилия, имя и отчество судьи полностью совпадают с данными другого человека, который регулярно посещал Россию. Учитывая объемы информации, опыт конкурса в Верховный Суд, очевидно, такие ошибки могут иметь место. Поэтому надо было подумать, как их минимизировать, именно поэтому было предложено предоставлять судье право на ответ. В ОСД не то, чтобы решительно настроены против этого положения, но говорят, что судьи не всегда хотят предоставлять объяснения. Над вариантами решения этой проблемы еще нужно подумать. Кроме того, во время формирования Верховного Суда в 12-ти случаях ОСД отменял свое негативное заключение, а ответственности за это никакой нет. Поэтому когда в Общественном совете добропорядочности заявляют, что ВККС должна была бы учитывать все заключения, мы предостерегаем: безапелляционно все выводы невозможно принять, потому что за нами – более широкий анализ досье судьи, чем только изложенное в заключении, и ответственность за свои решения перед обществом и судом.

Обратите внимание на еще один момент: чтобы не согласиться с заключением ОСД, ВККС должна преодолеть его не менее 11-ю голосами из 16-ти. А у ОСД нет ограничений: они могут поддержать отрицательное заключение в отношении судьи, например, шестью голосами из 17-ти. Насколько это справедливо, что общественный орган утверждают отрицательное заключение 6-ю голосами из 17-ти, а государственный орган преодолевает его 11-ю голосами?

Приведу пример. ВККС имела информацию о том, что у одного судьи мама является собственником семи квартир в очень дорогом городе Украины. Мы попросили объяснить, кто его мама. Он ответил, что уборщица в благотворительном фонде. Оказалось, что она всю жизнь работала, но должность, которую он назвал, давала бы возможность заработать, возможно, только на двухкомнатную кооперативную квартиру при Советском Союзе. Мы остановили прохождение этого судьи в конкурсе в Верховный Суд, сейчас у него неприятности. А в процедуре квалификационного оценивания на соответствие занимаемой должности результатом может стать даже потеря профессии судьей, а значит возможны судебные иски. Добавлю и еще один важный фактор. Украинские судьи очень эффективно защищают себя в Европейском суде по правам человека. Поэтому мы очень внимательно относимся ко всей процедуре и требуем и от себя, и от ОСД придерживаться минимальных правил, от которых зависит судьба человека.

- В ОСД утверждают, что конкурс в ВС прошел, и ничего в стране не изменилось. Мол, не меняется ничего и во время квалификационного оценивания.

Отказ ОСД выполнять свои вспомогательные функции в процессе квалификационного оценивания судей, согласно закону, не повлияет на его проведение

- Такое утверждение, к сожалению, является откровенным манипулированием общественного мнения, ведь новый Верховный Суд, который впервые создан на прозрачных конкурсных условиях, уже вынес несколько тысяч первых решений. Именно на них надо обращать внимание, когда делать выводы. Критиковать просто. А давайте посмотрим на результаты – может, нам уже есть за что похвалить новых судей? За первые 100 дней работы Верховный Суд защитил право гражданки на надлежащую помощь в связи с беременностью и родами, защитил право пенсионеров МВД на перерасчет пенсии с учетом денежного обеспечения полицейских, право участника ООО на мирное владение своим имуществом, отменил судебный сбор в делах по защите прав потребителей во всех инстанциях и многие другие. Судьи пишут решения по новой – гораздо более понятной – структуре. Решения излагаются более понятным языком. В ВС работают юристы, которые до этого никогда не работали в судах – ученые и адвокаты. Это их решения, принятые совместно с уже опытными судьями. Вот давайте даже не будем хвалить новых судей Верховного суда! А ругать есть за что? А есть ли у нас любой намек на возможную коррупционную составляющую в их решениях? Если нет, то будем продолжать наблюдать. Каждый день. Все вместе.

Новая процедура квалификационного оценивания всего судейского корпуса Украины, которую проводит сейчас Высшая квалификационная комиссия судей – тоже беспрецедентна. Все судьи страны готовятся к экзаменам. Уже 21 судья его не сдал, четыре – не прошли собеседование, то есть всего 25. За последние два года в целом около 2500 судей уволились, в том числе из-за нежелания проходить такое серьезное сканирование профессиональной и личной жизни судей. Может ли кто-нибудь назвать другой пример столь глубокой процедуры, которую в других государственных институциях называют переаттестацией? Я утверждаю – нет. Скажу больше: судьи и эксперты из других европейских стран, которые знакомятся с тем, как это у нас проходит, уверенно говорят, что так основательно и так решительно это делаем только мы.

Это и есть судебная реформа в действии, и ожидаемо, что она не всегда получает поддержку. Ведь призывы уволить еще больше, или даже всех иногда омрачают обоснованность радикальных действий, которые могут вызвать хаос. Очень важно понимать, что увольнение даже большого количества судей не приведет автоматически к изменению тех, кто остался. Так же и приход новых судей в систему не означает, что они автоматически будут профессиональными и честными. Для того, чтобы суд радикально изменился, необходим целый ряд глубоких и системных организационных мероприятий, а также время на это.

Венецианская комиссия говорит, что квалификационное оценивание судей должно быть ограниченным во времени, проведено быстро и эффективно с высокой мерой предосторожности. Во время его проведения мы действуем исключительно в рамках законодательного поля Украины и международных стандартов, получаем поддержку международных и общественных организаций, дипломатического корпуса. Прислушиваемся к их комментариям. В течение первых шести дней собеседований оценивание пока что прошли 70% судей, остальные пока не сдали его из-за наличия заключений ОСД и по другим причинам. Это серьезный результат. Подчеркиваю, что отказ ОСД выполнять свои вспомогательные функции в процессе квалификационного оценивания судей, согласно закону и выводам международных организаций, не влияет на законность решений ВККСУ и на сам процесс оценивания. Несомненно, работа в тандеме была бы более эффективной. И для этого ОСД должен быть ответственней – подписывать решения и протоколы и подавать документы вовремя, предоставлять возможность судьям объяснять выявленные ОСД факты.

Мы приглашаем членов Общественного совета добропорядочности быть не оппонентами, а союзниками в процессе перезагрузки судейского корпуса – так, как это предусмотрено Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей». Подчеркиваю, что мы ведем диалог с ОСД на разных уровнях, в том числе при содействии международных доноров. Искренний разговор всегда лучший вариант общения, чем язык агрессивного противостояния. Мы же делаем одно дело. Не так ли?

Интервью взял Александр Трохимчук.

Фото Павла Багмута

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>