Удар по Асаду: Что сдерживает Трампа

Удар по Асаду: Что сдерживает Трампа

589
Ukrinform
Шаткий баланс наглости и мудрости. Может ли мир оказаться на пороге Третьей мировой войны?

Потенциальный ракетный удар США по сирийским объектам вследствие нового применения Асадом химического оружия сегодня уже не будет восприниматься как обстрел "томагавками" авиабазы Шайрат в 2017-м. Он грозит гораздо более серьезными геополитическими последствиями – вплоть до возможной конфронтации ядерных держав. По крайней мере, так считают в Вашингтоне. Россия делает все для того, чтобы поднять ставки на международной арене, используя статус постоянного члена Совета Безопасности ООН. Но и США не готовы уступать и закрывать глаза на очередное игнорирование "красных линий" после британского Солсбери и сирийской Думы, где так или иначе фигурирует Москва. Международная нервозность постепенно поднимается до точки, которую можно сравнить с напряженностью времен Карибского кризиса.

УГРОЗА ЯДЕРНОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Ракетный удар по Сирии рискует стать новым "ящиком Пандоры" для США, что может привести к открытому противостоянию с Россией, поскольку она неоднократно заявляла о готовности защищать Асада. Кроме того, для самого президента Трампа подобный шаг ведет к прямой конфронтации с Владимиром Путиным, которого он еще в прошлом месяце приглашал в Белый дом. А это уже личные мотивы.

Фото: twitter.com/thejointstaff
Фото: twitter.com/thejointstaff

Тем временем, в Вашингтоне глубоко обеспокоены возможной военной эскалацией с другой ядерной страной. По крайней мере, это подтвердили слушания в Палате представителей в четверг при участии министра обороны Джеймса Мэттиса. И хотя тема слушаний касалась военного бюджета США на 2019 год, значительное количество вопросов сосредотачивалось именно вокруг ситуации на Ближнем Востоке.

Слушания раскрыли проблему: как оказалось, в Вашингтоне по-разному воспринимают возможность ракетного удара по Сирии. В Конгрессе считают это актом развязывания новой войны и угрозой возникновения ядерного противостояния с Россией. В этом контексте законодатели подчеркнули, что такие решения должен принимать Конгресс, и спросили Мэттиса, не считает ли он так же? В ответ глава Пентагона аргументировал: США не вмешиваются в гражданскую войну в Сирии, они там только для окончательного уничтожения ИГИЛ. А потенциальный ракетный удар – это лишь реакция на то, чего прощать нельзя, то есть применения запрещенного химического оружия.

"Сегодня президент (Трамп – ред.) сказал, что он до сих пор не принял решение, – сказал Мэттис. – Когда я выйду отсюда, я поеду на встречу Совета национальной безопасности, и мы рассмотрим разные варианты для президента".

ПОЧЕМУ РЕШЕНИЕ ЗАВИСЛО В ВОЗДУХЕ?

Для серьезного ракетного обстрела сирийских баз достаточно двух эсминцев в Средиземном море, как это было в начале апреля прошлого года, когда по аэродрому Шайрат запустили 59 ракет. В этом море базируется целый Шестой флот ВМС США, поэтому технически это сделать несложно. Тем не менее, существует целый ряд факторов сдерживания, которые мешают главе Белого дома принять однозначное решение.

Во-первых, это тот самый высокий риск военной конфронтации двух ядерных стран – США и России. Именно из-за этого для Штатов важна поддержка европейских союзников: Британии, Франции, Германии, Италии и в целом – НАТО. В большинстве стран есть политическое понимание ситуации и даже готовность действовать вместе, но не все так просто. В частности, Германия и Италия в четверг заявили, что не могут принимать непосредственное участие в ударах по Сирии, хотя и частично согласились предоставлять логистическую поддержку. В Британии ситуация тоже выглядит неоднозначно, учитывая роль парламента в принятии таких решений. Еще одна сильная страна – Канада – вообще заявила, что не рассматривает возможного присутствия в Сирии.

К тому же российская сторона по дипломатическим и политическим каналам очень активно делает заявления о своей готовности оказывать военное сопротивление. Поэтому в Вашингтоне чувствуют необходимость лишний раз взвесить все сценарии, чтобы США не обвинили в развязывании новой войны.

Второй фактор сдерживания выходит из первого: если удар должен быть консолидированным, и в него будут вовлечены союзники, то нужно выиграть время для подтягивания сил. И здесь уместно вспомнить о британских подводных лодках и даже о готовности военной поддержки со стороны Австралии.

Третий фактор, который потенциально сдерживает Белый дом от силового давления – это отсутствие фактических доказательств применения химического оружия в Думе, то есть весомого обоснования для нанесения удара. Тем не менее, и министр обороны Мэттис, и Белый дом открыто заявили о своем твердом убеждении, что химическая атака все же имела место. Сам глава Пентагона во время слушаний в четверг так описал ситуацию: "Я не могу сказать вам, что мы получили доказательства, но мы много знаем об этом из СМИ, из социальных медиа, которые указывали на применение хлора и зарина". Он подчеркнул, что проверить это открытым способом невозможно, поскольку Россия блокирует в ООН создание международного расследования, а специалисты ОЗХЗ смогут добраться до места в лучшем случае в течение недели. "Но я считаю, что химическая атака имела место, и мы ищем фактические подтверждения", – сказал Мэттис.

ФАКТОРЫ "ЗА"

На формирование политической мысли главы Белого дома влияют и другие факторы, которые, наоборот, склоняют его в сторону военного сценария. Один из них можно назвать "эмоциональной особенностью" президента Трампа – он очень болезненно реагирует, когда речь идет о гибели детей. И открыто об этом говорит перед тем, как принять решение. К слову, в прошлом году СМИ писали, что на решение ударить по авиабазе Асада повлияла его дочь Иванка Трамп. Тогда она заявила, что "была потрясена" зверствами Асада, особенно по отношению к детям. Сейчас немало схожих эмоциональных посылов прозвучало в заявлениях Никки Хейли в Совете Безопасности ООН.

Еще одним фактором влияния можно считать нынешнюю конфигурацию аппарата национальной безопасности, где номинально отсутствует глава дипломатии. Утверждение Майка Помпео госсекретарем может занять некоторое время, пока международный комитет не примет решение, а Сенат не проголосует за его кандидатуру на общем заседании. Хотя формально как глава ЦРУ Помпео остается в кругу ближайших советников президента, однако его позиция формируется на отчетах преимущественно разведки, а не дипломатической стратегии мирного урегулирования. Поэтому сейчас – он скорее человек военных взглядов, нежели сторонник переговоров.

Тем временем, сейчас Трампа окружают другие ястребы – "бешеный пес" Джеймс Мэттис (который, правда, считает необходимым попытаться продолжить дипломатическое давление), а также республиканский "ястреб войны" Джон Болтон. Последний известен тем, что советовал переговоры с КНДР начинать с мощного военного удара, чтобы создать условия для дальнейшего разговора о денуклеаризации.

БАЛАНС МЕЖДУ НАГЛОСТЬЮ И МУДРОСТЬЮ

По последним сообщениям, Пентагон уже определил список конкретных целей для удара в Сирии. Среди них – два сирийских аэродрома, исследовательский центр и фабрика, которая потенциально имеет отношение к производству химического оружия. Москва же созывает заседание Совета Безопасности ООН в связи с "угрозой международному миру и безопасности" на Ближнем Востоке. Это означает, что с перепугу от последовательных заявлений Пентагона и Белого дома российская сторона использует все возможности для того, чтобы уменьшить угрозу военного удара. Ведь ООН все еще остается какой-никакой платформой для мирной дипломатии. В Кремле понимают, что в военном плане не смогут противостоять США в этом регионе, а тем более – западной коалиции союзников. А "проглотить" очередной ракетный удар по Асаду, как в 2017-м, желания тоже, очевидно, нет.

Но, если брать во внимание, что РФ уже давно превратила ООН в площадку собственной пропаганды, рассчитанную на внутреннего потребителя в России, нельзя исключать дальнейших резких высказываний в адрес Вашингтона на заседании Совбеза. И здесь Москва может просто перестараться и получить обратный эффект, который только усилит решимость американской стороны применить силу.

Итак, ситуация остается сложной, многокомпонентной и малопредсказуемой, а мир, как уже не раз бывало, держится на балансе наглости агрессора и мудрости лидеров сильных стран.

Ярослав Довгопол, Вашингтон.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>