Антикоррупционный суд: чем закончится столкновение позиций и менталитетов?

Антикоррупционный суд: чем закончится столкновение позиций и менталитетов?

639
Ukrinform
Станет ли вероятное принятие законопроекта «О Высшем антикоррупционном суде» светом в конце коррупционного тоннеля?

Под знаком Антикоррупционного суда прошла последняя пленарная неделя в ВР, и им же начнется следующая. Создание суда, призванного наконец-то покончить с главной болезнью нашего общества – едва ли не главное летнее ожидание и иностранных партнеров, и избирателей, и журналистов, и общественных активистов. К тому же этот вопрос серьезно подогрет медиа.

В нем пересеклось много мировоззренческих дискуссий: а стоит ли создавать отдельный суд для антикоррупционеров, в котором только две инстанции? А не станет ли он лишним звеном судебной системы, которая и так достаточно разветвленная? Зачем суд под одно НАБУ, где не так много дел?

Много интересов и множество фобий. Потому что не привыкли наши элиты к таким кульбитам, которые выпали на долю депутатов, лишенных неприкосновенности, в «законопроектный бизнес» которых врывались агенты НАБУ. Наверное, страшно иметь такую структуру. Никому не хочется оказаться на острие скандала.

В парламенте в один из дней, посвященных поправкам в законопроект об Антикоррупционном кодексе, нардепы давали самые разные комментарии.

Вижу «янтарного» Борислава Розенблата, на которого открыто производство НАБУ. Он неодобрительно отзывается про МВФ.

- Мы должны принять законопроект в интересах народа, но такой, чтобы он не противоречил Конституции... Потому что тогда он может быть оспорен в Конституционном суде... И почему вдруг МВФ должен нам указывать, каким должен быть закон. МВФ помог Украине в 2014 году, сыграв свою роль в стабилизации экономики, а сейчас вряд ли он может указывать нам, что делать. Может, они скажут не только как выбирать судей, а как выбирать депутатов, президентов?

Впрочем, несмотря на сомнения господина Розенблата, кажется, что предложенный законопроект действительно написан в интересах народа.

Кандидаты в судьи будут иметь зарплату 6-7 тысяч долларов, должны пройти очень жесткое профессиональное сито, и в случае необходимости будут иметь беспрецедентные меры безопасности.

Но кто станет судьей? Один из главных пунктов дискуссии: будут ли иметь международные эксперты, которые рассматривают кандидатуры судей АКСУ, безусловное право вето на отдельных кандидатов? Будет ли изобретен какой-то механизм достижения консенсуса (компромисса) между экспертами и Высшим Квалификационной Комиссией судей?

Интересно, что накануне рассмотрения поправок один из самых авторитетных социологов Ирина Бекешкина обнародовала результаты социологического опроса, согласно которому 40% респондентов доверили бы формирование Антикоррупционного суд международным экспертам и еще 41% – общественным организациям.

Конечно, слушать мнение народа по вопросам способа формирования АКСУ – это все равно, что на референдуме выбирать государственный строй, но, по крайней мере, это показатель настроений и доверия.

Охотно выступает на эту тему народнофронтовец Антон Геращенко.

- Наши иностранные партнеры настаивают на участии в формировании Антикоррупционного суда иностранных экспертов. К сожалению, наши партнеры опасаются доверять формирование АКСУ только украинской власти, и мы разделяем их опасения, – откровенно комментировал нардеп ситуацию. – Поэтому было известно предложение о возможности вето западных экспертов на решения Высшей квалифкомиссии судей, если они считают, что тот или иной кандидат не отвечает требованиям добропорядочности и профессионализма.

Но, отметил депутат – есть предостережение, что когда конкурс будет содержать огромное количество требований, то мы просто не сможем найти 50 людей, которые будут отвечать всем стандартам и ВККС, и западных экспертов. Впрочем, мы идем путем уникального компромисса: западные эксперты будут фактически получать зарплату из бюджета, чтобы управлять процессом избрания судей.

- Следует отметить, что эта ситуация не уникальна, – говорит Геращенко. – В 60-70-х годах, преодолевая коррупцию в судах, руководитель Сингапура Ли Кван Ю добился, чтобы решения относительно развития бизнеса принимались в Лондоне (чтобы инвестор знал, вкладывая в Сингапур, что будет защищен в Лондоне. И 30 лет было так, что конечная кассация суда была в Лондоне, и после того, как судебная система была очищена, они отменили эту норму). Такое же решение было принято в Казахстане.

Мы идем еще дальше, у нас борьба с коррупцией будет под наблюдением международных экспертов. Если мы этого не сделаем, то сюда не придет ни одна серьезная корпорация и не захочет вкладывать миллионы долларов в Украину, потому что будет знать, что какой-то чиновник может не подписать какие-то документы или прекратить работу крупного предприятия. Я верю, что будет найден баланс, и закон будет проголосован нашей фракцией подавляющим большинством.

Бютовец Сергей Соболев, комментируя ситуацию, был куда пессимистичнее. Высказывал недовольство тем, что во время рассмотрения поправок из-за отсутствия депутатов «слетают» даже принципиальные, согласованные с Венецианской Комиссией – квалификационные требования к суду, вопрос запуска суда. Он рассказывает, что судьи будут жить почти за решеткой, в отдельных помещениях со своими семьями под круглосуточной охраной.

В кулуарах парламента шептались, что в АП ведутся ночные переговоры с МВФ, дневные – с Венецианской комиссией относительно той самой поправки. Действительно, нет смысла принимать закон, который капитально защищает работу суда, но в то же время помогает наполнять его судьями-коррупционерами со стажем.

Ну что там с договоренностями? – перехватываем мы в кулуарах членов фракции БПП.

«Договоренности в сессионном зале не ведутся... А там, где они ведутся, пока результата нет», – получаем ответ.

Я попросила прокомментировать ситуацию с Антикоррупционным судом устойчивого антикоррупционного политика Татьяну Черновол.

- Я буду голосовать за этот законопроект, но не связываю с Антикоррупционным судом очень большие надежды. Они будут заниматься чем-то вроде рюкзаков Авакова (3 миллиона, по деньгам – мелочь, на самом деле), но будет ли он работать там, где есть большие системные вещи, где фигурируют интересы государства, большие деньги? Не будет ли у Антикоррупционного суда искушения хапнуть громкое имя и небольшие деньги, чтобы работать над этим, а не с бизнесами Фирташа, Коломойского или деньгами спецконфискации. Не будут ли системные коррупционные дела прятаться за фасадом веселухи, когда хватается мелкий янтарный коррупционер-выскочка? Да, необходимо расследовать и мелкие дела, но дальше ты понижаешь и понижаешь уровень, ища быстрого результата – где бы пропиариться. Не исключаю развития событий, при котором я сама смогу стать фигурантом дела и оказаться в таком суде, потому что деньги направляют против тех, кто рубит большие системные схемы. Где гарантия, что суд будет брать тяжелые медленные дела по расследованию системных схем? Если первыми делами этого суда не станет «Приват» Коломойского, облгазы Фирташа и противодействие спецконфискации, то это будет означать, что мы зря так вкладывались.

В предпоследний (фактически последний полный рабочий) день парламент рассмотрел сорок процентов из почти двух тысяч поправок. Под гипотезы оппозиции, что это все для затягивания процесса, что у президента, который является главным игроком процесса, есть только несколько дней, чтобы успеть – в начале июня.

В этот же вечер первый вице-спикер Ирина Геращенко излучала уверенность, что все идет по процедуре – и в начале июня законопроект будет принят.

Станет ли это решение, если его примут, светом в конце коррупционного тоннеля? Это зависит не только от участия иностранных контролеров, но и от слаженной работы с САП и НАБУ. Формирование Антикоррупционного суда должно быть завершено в 2018 году. Ждать не так уж и долго.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-