Страшный Антикоррупционный суд проголосован: оказалось – не так уж и страшно

Страшный Антикоррупционный суд проголосован: оказалось – не так уж и страшно

Аналитика
598
Ukrinform
Как проходил в парламенте исторический день принятия закона о Высшем антикоррупционном суде

За создание Высшего антикоррупционного суда проголосовало конституционное большинство парламента. 317 голосов "за" закон – редко случается такое результативное голосование.

С утра в кулуарах Верховной Рады просто пахло этой вообще-то вымученной победой. Ждали приезда Президента, депутаты говорили о том, что решение о «зеленом свете» для закона плюс-минус принято. В общем-то, раз этот антикоррупционный праздник нельзя было отменить, было правильно его возглавить. Подтверждающие слухи, если суммировать, выглядели так: якобы с пяти утра утрясают нюансы с Госдепом и МВФ. Якобы самым ярым противникам закона об Антикоррупционном суде стратегические друзья пригрозили заморозкой их закокеанских счетов (может быть неправдой, подтвердить не могу).

Но за то, что дискуссия о суде была на самом острие борьбы элит, говорит еще одна деталь: за пару дней до этого премьер-министр Гройсман вышел единым фронтом со спикером Андреем Парубием и пообещал отставку в случае непринятия закона.

Но это просто лирика по сравнению с батлами в соцсетях: противники суда кричали, что он станет началом "утилизации элит". Сторонники крыли власть, которая "хуже Януковича".

С утра президент встретился со своей фракцией, призвав их голосовать.

Заседание парламента началось и вскоре был объявлен перерыв – профильный комитет дооформлял ту самую согласованную правку, а спикер встречался с лидерами фракций.

Если вы помните, главной интригой и препятствием на пути принятия закона был вопрос: получат ли международные эксперты, которые рассматривают кандидатуры судей ВАКСУ, безусловное право вето на отдельных кандидатов? Будет ли изобретен какой-то механизм достижения консенсуса (компромисса) между экспертами и Высшей квалификационной комиссией судей?

Народнофронтовец Леонид Емец, впрочем, не томил журналистов неизвестностью, он с утра обнародовал подробности компромисса по суду: якобы вето международных экспертов может быть преодолено, если три члена из группы международных экспертов и две трети Высшей квалификационной комиссии судей дадут свое согласие на того или иного кандидата.

Что это означает? С одной стороны, Совет международных экспертов перестает быть абсолютным фильтром для кандидатов, если нашел кого-то из них недоброчестным, с другой стороны – для кандидатов в судьи остается серьезный шлагбаум: не можем же мы считать мнение трех  международых экспертов чисто церемонильным? Ведь, на минуточку, их делегируют и МВФ, и Мировой банк, и ОБСЕ!  Ну если мы так полагаемся на авторитет международных организаций, то почему обесценивать мнение сразу трех из них?..

Ожидая результата, прислушиваюсь к тому, что говорят нардепы. Ну, вобщем-то, дискурс за последние недели изменился незначительно.

Одни нардепы выступают за то, что Америка не имеет права влиять на принятие решений.

Другие говорят, что Совет международных экспертов просто спасет нашу антикоррупционную ситуацию.

Третьи заранее возмущались компромиссом, считая, что преодоление вето тремя голосами обесценивает закон и не меняет статуса кво.

Несколько подустав от зрад, я интересуюсь у радикала Игоря Мосийчука:

- Да, в вопросах совета международных экспертов на нас давит Запад. А разве элементы внешнего управления не помогают привести к улучшению ситуации? Разве финансовая плетка не помогает повлиять на коррумпированное сознание?

Игорь Владимирович принялся объяснять, что позволяя внешнее управление, мы даем возможность действовать в интересах чужой страны, что МВФ всегда будет нам диктовать.

- А если – вопреки всему – заработает? – спрашиваю я.

- Давайте вернемся к этому разговору через год. Призову камеры и тележурналистов в свидетели и скажу, что не заработает.

Слушая тех, кто выступает против "внешнего управления", подумала: а ведь это люди с самым невнятным объяснением своей электронной декларации!

Возле дверей сессионного зала, откуда выходят члены фракции БПП, слышны более жизнеутверждающие прогнозы.

Там стоит БПП-шник Вадим Денисенко, который на вопрос журналистов: «Не станет ли совет экспертов английской королевой (царствует, но не правит)» – задает встречный вопрос: "Половина совета, трое из шести, способны ветировать решение. Ну какие основания считать их функции чисто церемониальными?"

Но и Виктор Чумак, в свою очередь, ругает ключевую поправку и говорит, что она не будет работать.

- Виктор Васильевич, ну почему вы так думаете? – спрашиваю я, – Трое. Половина совета экспертов – разве это мало? Разве это слабое сопротивление?

- Я не верю этой власти. Я не исключаю, что в процессе переговоров уже даже уточнялись имена экпертов. Тут – вопрос доверия и недоверия. Я не верю.

Впрочем, весь антикоррупционный пул при принятии закона вел себя по обычной схеме. Сначала говорил, что президент его обесценил, потом – проголосовать за него, а потом – объявить, что это их заслуга, они додавили этот закон.

Против последнего я, впрочем, не возражаю, они были серьезной движущей силой в лоббировании закона. Но сегодня они проявляли себя как стандартный скучный украинский политикум: раз не они авторы закона, значит закон плох. И вообще, мол, надо было раньше принимать, еще два года назад.

Эта украинская политическая привычка – мерять инициативу (в том числе законодательную) не самой инициативой, а ее альтернативами – уже стала банальностью. Но чего не сделаешь ради рейтинга.

Одни ради рейтинга ругают закон, другие его хвалят…

Зрелым показался комментарий вице-спикера Оксаны Сыроед: "Мне не нравятся правки, и мне не по душе такая процедура, за час до голосования проект Закона зал еще не видел. Но я не могу с ходу прогнозировать, что он плох. Закон может заработать, а может не заработать. Может оказаться на зло, а может на добро. Он пока не начал работать и еще даже и не принят".

В таком же ключе выступал и внефракционный Сергей Тарута: "Законопроект не очень нравится. Но лучше иметь его рычаг, чем не иметь. Я буду голосовать".

Любопытной была позиция «Батькивщины».

При обсуждении Сергей Власенко заявлял, что законопроект  "не обеспечивает формирование честного, независимого, профессионального, антикоррупционного суда. Он обеспечивает возможность создания судебной институции, которая будет создана людьми Порошенко и будет тотально зависеть от Порошенко и будет, скорее всего, выполнять указания Порошенко".  Юлия Владимировна повторила чуть позже этот же тезис, "законопроект, который они согласовали, оставляет антикоррупционный суд частной собственностью Президента Украины, и поэтому забудьте о борьбе с коррупцией. То, что там сейчас сделано, ничего общего не имеет с независимым антикоррупционным судом". И, забегая вперед, скажу: каково же было удивление, когда фракция Юлии Владимировны проголосовала "за" (14 из 20-ти).

Впрочем, Президент еще за час до голосования излучал уверенность, убеждая зал, что они принимают закон не для международных организаций, а для Украины. И, проследив за цифрой на табло, на котором высветилось 315 (потом двое депутатов донесли заявления, что они тоже голосовали), взял слово. Он поздравил всех с победой, которая – и победа Украины, и его победа как Президента Украины, и победа украинского парламента во главе с председателем Верховной Рады Андрием Парубием, и победа украинского правительства во главе с премьер-министром Гройсманом, и победа каждого народного депутата из 315, которые проголосовали за президентский законопроект и на сегодняшний день открыли зеленый свет созданию Высшего антикоррупционного суда Украины.

Он объявил, что Антикоррупционный суд "с таким уровнем независимости, с таким уровнем защиты, с таким, я надеюсь, уровнем эффективности, мы должны сделать как можно быстрее". Почти пообещал завершить процедуру создания антикоррупционного суда в 2018 году. Призвал правительство открыть для этого финансирование. Обратился к международным организациям, чтобы они побыстрее предложили Высшей квалификационной комиссии судей соответствующих кандидатов в Международный совет экспертов.

И попросил кандидатов, представляющих народ Украины, из судейского корпуса, из адвокатского корпуса и из числа ученых – участвовать в конкурсе.

Народ вышел в кулуары. Представители БПП давали радостные комментарии. Тут же одиноко стоял нардеп Розенблат.

- Вы рады принятию закона? – спросила я.

- Нет, – ответил он и отвернулся.

Лана СамохваловаОксана Климончук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-