Очередная годовщина Волынской трагедии: рядом, но отдельно

Очередная годовщина Волынской трагедии: рядом, но отдельно

374
Ukrinform
История не должна быть на обочине, но вовсе не обязана доминировать в отношениях. Да, этого очень хотела бы Россия, но вряд ли это в интересах Украины и Польши.

Нынешнюю 75-ю годовщину Волынской трагедии можно охарактеризовать фразой из “12-ти стульев” Ильфа и Петрова: “мы разошлись, как в море корабли”. Цитата из блестящего романа одесситов в данной ситуации имеет достаточно пессимистический окрас, хотя света в конце тоннеля никто не отменял.

В прошлые годы бывали разные формулы чествования первыми лицами Украины и Польши годовщины Волынской трагедии, но такого, как в этом году, еще не было. В то время как президент Петр Порошенко находился в Польше, его польский коллега Анджей Дуда посетил Украину. Несмотря на то, что географически они находились почти рядом, их дороги так и не пересеклись.

МЕМОРИАЛ В САГРИНЕ КАК СИМВОЛ ИСТОРИЧЕСКОГО НЕСОГЛАСИЯ

В предыдущие два десятилетия президенты Кучма и Квасьневский, а впоследствии Ющенко и Качиньский могли, несмотря на расхождения во взглядах, вместе встретиться, склонить головы перед польскими и украинскими могилами в местах массовых убийств. С конца 2000-х годов эта практика прекратилась. Украинский мемориал в Сагрине на территории Польши, где в 1944 году от польских рук погибло более 600 украинцев, ждал своего официального открытия почти 10 лет. Видимо, понимая, что это может длиться еще столько же, украинская сторона решилась сделать это самостоятельно. Накануне визита украинские дипломатические источники неофициально информировали, что несмотря на предложения Киева, Варшава категорически не хочет совместно отмечать 75-ю годовщину трагедии. Почему?

Ответов, наверное, несколько. Во-первых, Польша ждет восстановления поисково-эксгумационных работ в Украине, которые были приостановлены в апреле 2017 года после разрушения польскими националистами и местными властями мемориала УПА в Грушовичах. Археологические раскопки в Грушовичах в конце мая, которые должны были подтвердить или опровергнуть наличие под памятником останков воинов УПА, по мнению польской стороны, должны были решить проблему с возобновлением поисковых работ в Украине. Но вышло все по-другому: стороны разошлись в интерпретациях того, что было обнаружено на месте раскопок. Варшава отказалась восстанавливать памятник УПА, а Киев считает это решение несправедливым. Очевидно, это дело слишком долго остается в подвешенном состоянии и пришо время его уже решать.

Петро Порошенко
Петр Порошенко

Украинская сторона может пойти на жест доброй воли: разрешить проведение поляками поисковых работ в Украине, например, касательно других исторических событий периода Первой мировой войны или коммунистических репрессий. При этом украинская сторона ожидает соответствующие жесты в ответ, также хотя бы частичные. Например, это может быть восстановление легально установленного на горе Монастырь памятника УПА, который был разбит вандалами еще в 2015 году. По сей день этот вопрос остается открытым. Кроме того, украинская сторона ожидает, что в Польше все же изменят “украинскую” поправку в новом законе об ИНП страны.

Читайте также: У Дуды говорят, что "украинские" статьи закона о ИНП должен оценить Конституционный суд

И действительно, во время своих выступлений оба президента не обошли вниманием тему эксгумаций. Президент Дуда публично обратился на Волыни к украинской власти с просьбой снять мораторий на проведение эксгумационных работ в Украине. Вместе с тем, Порошенко в Сагрине не исключил, что это может быть сделано в ближайшее время.

Вторая причина, почему польская власть не захотела соглашаться на совместное отмечание 75-й годовщины Волынской трагедии, является более глубокой, сугубо внутриполитической. Любые тесные контакты на почве истории с украинской стороной сейчас в Польше считаются токсичными, то есть такими, которые могут принести политикам лишь потери и практически никаких дивидендов. Это своего рода четкая калькуляция, холодный расчет. После объявления Польшей новой исторической политики в 2015 году, когда к власти пришла правоконсервативная партия “Право и Справедливость” (PiS), отношения с Украиной в исторической плоскости в Польше строятся по крылатой фразе лидера PiS Ярослава Качиньского “С Бандерой в Европу не войдете”. Польша очень высоко подняла планку требований для Украины в вопросе отношения к ОУН и УПА, фактически требуя признать эти организации преступными и полностью осудить их, со всеми вытекающими последствиями. Несмотря на то, что в Украине вряд ли появятся в ближайшей перспективе политические силы, которые пойдут на такие далеко продвинутые требования Варшавы (не принимая во внимание пророссийский реванш на Украине, который Польшу не устроит еще больше), польская сторона не хочет отступать. Она тем более не будет отступать в свете приближающихся местных выборов и парламентских - в следующем году. Любые жесты в сторону Украины в сфере истории, например, совместное чествование жертв, сейчас могли бы быть восприняты патриотическими и националистическими силами в Польше как предательство национальных интересов и оттолкнуть потенциальных избирателей от партий правого политического спектра страны. Сейчас на это никто не пойдет, включительно с президентом Дудой, который активно развивает свое политическое влияние, постепенно готовясь к следующим президентским выборам в 2020 году. В некотором смысле польская сторона, сама того не желая, попала в политическую ловушку. Как выбраться из нее, не совсем понятно. Возможно, в варшавских властных кабинетах уже понимают, что несколько “переборщили” с ультиматумами, но отступать уже некуда, потому что за плечами избиратели, которые не простят каких-то уступок. Поэтому отказ польской стороны вместе с украинской чтить жертв Волынской трагедии, и тем более открывать монумент в Сагрине, понятна с польского политического двора. Польша требует от Украины “катарсиса”, как подчеркнул во время своей речи в Олыке на Волыни президент Дуда. Без очистки, то есть искреннего признания вины украинцев за преступления перед поляками в годы войны, историческое примирение с Киевом Варшава не считает возможным. Интересно, что именно Сагрынь является немым свидетельством того, что этот катарсис должны пройти обе стороны, поскольку любая жертва - то ли польская, то ли украинская - требует и молитвы, и слова правды.

ДЖЕНТЕЛЬМЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ И ОСОЗНАНИЕ ОБЩИХ УГРОЗ

А что делать с этим багажом осознанной реальности? Очевидно, что сейчас комплексное историческое примирение между обеими странами невозможно по вышеуказанным причинам. К этому, прежде всего, не готова польская сторона, которая требует от украинской того, на что она вряд ли согласится. Следовательно, лучшим выходом из сложной ситуации, скорее всего, являются точечные шаги, направленные на встречу друг другу в исторической плоскости. Это, например, частичное восстановление поисково-эксгумационных работ в Украине, восстановление отдельных разрушенных украинских памятников на юге Польши.

Анджей Дуда / Фото: prezydent.pl
Анджей Дуда / Фото: prezydent.pl

Очень важна попытка достижения какого-то джентльменского соглашения, что власть и наиболее влиятельные игроки на политической сцене обеих стран не будут спекулировать на теме сложной истории, осознавая, что в этот вопрос активно вмешивается Россия, чтобы поссорить оба народа. Достичь этого будет довольно сложно, учитывая вход обеих стран в период предвыборной турбулентности и попытки политиков привлечь к себе “патриотический” электорат соответствующими лозунгами. В большей степени это касается Польши. Но все же эта задача не невозможная.

Кроме того, необходимо восстановить надлежащий уровень диалога украинских и польских историков, который, фактически, прекратился. Накануне годовщины Волынской трагедии в Варшаве состоялась научная конференция, на которой присутствовали выдающиеся историки - знатоки “волынской” проблематики. Итак, диалог возможен. Историки должны дискутировать и устанавливать правдивость тех или иных фактов, чтобы в обеих странах не было двух параллельных “исторических правд”. А различия значительные: начиная с причинно-следственных связей трагических событий на Волыни и заканчивая количеством жертв с обеих сторон. Установление в одностороннем порядке исторических фактов политиками, в частности в законах и резолюциях, не помогает “историческому” консенсусу между странами.

Во время своих выступлений на Холмщине и Волыни президенты Порошенко и Дуда говорили много правильных вещей. В частности о том, что страны имеют много общего, например забота о своей безопасности и безопасности региона в свете агрессивных действий России. В Польше находится значительная украинская трудовая миграция - это фактор, который формирует двусторонние отношения. Без сомнения, страну больше объединяет, чем разъединяет. На этом и нужно акцентировать внимание, строя будущее обоих народов. История не должна быть на обочине, но и вовсе не обязана доминировать в отношениях. Да, этого очень хотела бы Россия, но вряд ли это в интересах Украины и Польши. Но пока это не до конца осознают, президенты будут продолжать ездить в один регион, но разными дорогами.

Юрий Банахевич, Варшава

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-