Как Порошенко и Дуда «разъехались»: что это было

Как Порошенко и Дуда «разъехались»: что это было

Аналитика
550
Ukrinform
Украинский президент говорил осторожнее своего польского коллеги, и на то были причины – убеждены эксперты

8 июля, в 75-ю годовщину Волынской трагедии Президент Украины Петр Порошенко совершил визит в польское село Сагрынь, где открыл Мемориал памяти украинцев, погибших от рук польских крестьянских батальонов и подразделений Армии Крайовой в 1944 году. Зато его польский коллега Анджей Дуда вчера, накануне Национального дня памяти жертв "геноцида, совершенного украинскими националистами” посетил Волынскую область Украины, где почтил память погибших поляков. Уникальный случай – президенты двух страны совершили параллельные визиты, не встретившись. В конце концов, это и не удивительно, если учесть обстоятельства и предвыборный период.

Такие визиты президентов, как водится, сопровождаются достаточно резкими заявлениями, что мы и слышали со стороны Анджея Дуды. После всех реверансов украинской стороне как-то “свободная, независимая, суверенная Польша будет большим другом Украине”, он продолжил риторику, свойственную его партии “Право и справедливость”. “Наши добрые отношения мы должны строить на исторической правде. В истории обоих наших народов, польского и украинского – это страшная карта. ...Были польские акции возмездия, в которых гибли простые люди, обычные украинцы. Поражает только диспропорция: примерно 100 тысяч поляков и примерно 5 тысяч украинцев. Это производит огромное впечатление, и это есть историческая правда”, – заявил президент Польши. Это при том, что 100 тысяч погибших поляков практически не называют даже польские историки (говорят о 50-70 тысяч, а 5 тысяч украинских жертв – это самая низкая оценка польской стороны, а называют до 20 тысяч)..

Петр Порошенко в своих заявлениях был более взвешенным. “Мы за профессиональный диалог на уровне историков. Мы против политизации чувствительных вопросов общего исторического прошлого. Страшные страницы прошлого не должны быть определяющими для настоящего и точно не должны быть определяющими для нашего общего европейского будущего”, – сказал Президент Украины, подчеркнув, что абсолютно неприемлемо со стороны любых политических сил использовать историческую память ради повышения своих рейтингов. Также Порошенко выразил надежду, что вскоре начнутся работы по эксгумации тел поляков, погибших на территории Украины – о чем президенты Украины и Польши договорились в прошлом году в Харькове.

Укринформ обратился к экспертам-политологам, попросив их поделиться мыслями об обмене визитами Петра Порошенко и Анджея Дуды, заявлениям, которые сделали оба президента, и о будущем украинско-польских отношений.

Евгений Магда, директор Института мировой политики:

Євген Магда

Евгений Магда

“Стратегическому партнерству между Украиной и Польшей ничего не угрожает”

Заявления обоих президентов – и Польши, и Украины – стоит оценивать без лишнего драматизма по одной простой причине: не стоит ожидать от иностранных политиков заявлений в контексте украинских интересов. Так же не стоит ожидать от украинского президента заявлений в контексте интересов иностранных политиков. Радует то, что Анджей Дуда заявил не только о 100 тысячах погибших поляков и 5 тысяч украинцев (хотя откуда у него такие данные – неизвестно, ведь таких цифр нет даже у польского Института национальной памяти), а то, что Дуда говорил не о мести. Мол, Польша продолжает поддерживать Украину. Поэтому после ожидаемого обострения конфликта вокруг Волынской трагедии, мы будем видеть положительные тенденции в украинско-польских отношениях. Хотя этот процесс и не будет таким быстрым, как хотелось бы.

В общем, отношения между Украиной и Польшей должны расширять контекст. Мы не должны сосредотачиваться исключительно на истории по той причине, что в Польше формирование исторического нарратива началось гораздо раньше, чем в Украине и, в отличие от Украины, он там уже сформирован. В Украине этот процесс еще продолжается. Польша имеет преимущества – их общество в исторических вопросах более консолидировано, чем украинское. Поэтому нам надо расширять другие сферы, где есть общая заинтересованность: противодействие строительству Северного потока-2, деятельность литовско-польско-украинской бригады (военное формирование для миротворческих и гуманитарных миссий, в том числе и под эгидой ООН. - Авт.), экономическое сотрудничество или перенос польского опыта местного самоуправления в Украине. И таких вещей немало. Предпосылки для этого есть, в частности маршалок польского сейма Марек Кухцинський недавно предположил, что Украину и Молдову могут пригласить в Парламентскую ассамблею Триморья, если оно будет создано в следующем году.

Да, польско-украинские отношения сейчас не добрососедские. Но на официальном уровне ни в Киеве, ни в Варшаве не говорят об отмене формата стратегического партнерства.

Игар Тышкевич, политолог, эксперт Украинского института будущего:

Ігар Тишкевіч

Игар Тышкевич

“Оба президента сказали правду, но у каждого она своя”

Из заявлений Петра Порошенко и Анджея Дуды понятно, что конфликт между Польшей и Украиной пока не улажен. Пока поляки не имеют возможности проводить эксгумацию тел погибших на территории Украины, так же до сих пор открыт вопрос об украинских исторических памятниках на территории Польши. Дуда снова назвал события 1944 года этнической чисткой и заявил о необходимости отстраивать взаимоотношения на исторической правде. Но даже эти слова, объективно, могут быть использованы для раздувания конфликта – как бы там ни было, но люди гибли с обеих сторон. По большому счету, оба президента сказали правду, но оба – свою.

Мы имеем факт: на Волыни в 1939 году проживало несколько десятков тысяч поляков, и их почти не осталось в 1945 году. Мы имеем другой факт: на территории современной Польши проживало несколько сотен тысяч украинцев, и по состоянию на 1947 год их почти не осталось. Поляки настаивают, что это с украинской стороны была этническая чистка, а та же операция “Висла” – ответом, но те же поляки забывают о «политике пацификации». Но факт остается фактом – с обеих сторон гибли люди. И я не считаю нормальной политику как одной, так и другой сторон конфликта.

Для Дуды важно поднимать вопросы исторического наследия на фоне политической борьбы. Так же и в Украине – перед выборами следующего года, на которых Порошенко в большей степени будет ориентироваться на электорат западных регионов, идти на компромиссы действующему президенту недопустимо.

Как дальше будут развиваться украинско-польские отношения? Поскольку существование независимой и, в определенной степени, успешной Украины в интересах Польши, то разрыва отношений не будет, но и ожидать безграничной дружбы не приходится.

Виктор Таран, политолог, председатель Центра политических студий и аналитики “Эйдос”:

Віктор Таран

Виктор Таран

“Антиукраинской риторикой “Право и справедливость” удерживает собственный электорат”

У президентов как Польши, так и Украины есть два фронта – внутренний и внешний. Если на внутриполитическом и поляки, и украинцы выступают противниками, оперируя категориями прошлого ради того, чтобы получить политическую поддержку у избирателей, то на внешнем фронте Украина и Польша – союзники, потому что оперируют понятиями будущего, вызовов будущего. Прежде всего – речь о совместной борьбе против гибридной агрессии России.

Накануне саммита Украина-НАТО и очень “непростой” позиции Венгрии, Президент Украины совершает визиты к своим союзникам в надежде убедить их, чтобы они оказывали давление на Венгрию или на других европейских игроков, которые скептически относятся к расширению сотрудничества с Украиной.

А конфликт с Польшей на историческом фоне действующей польской власти выгоден: основной электорат “Права и справедливости” – жители малых городов и сел, патриотически настроенные ревностные католики. Поэтому польская верхушка будет вынуждена во внутренней политике продолжать антиукраинскую риторику. И доказательством этого служат хотя бы поправки к так называемому “антибандеровскому закона” – они убрали все нормы, касавшиеся польского антисемитизма, а насчет Украины – все оставили, как было. То есть этот закон направлен не на поиск исторической справедливости, а действительно  антиукраинский.

В связи с тем, что мы объективно слабее Польши и нуждаемся в их поддержке, то очевидно, что власть не будет использовать острую антипольскую риторику. Это и правильно, ведь в Украине нет ярких антипольских настроений. Зато в Польше есть имперский комплекс, “Львов – польский город” и тому подобное. А риторика, выбранная и украинским президентом, и правительством, и Институтом национальной памяти – в целом правильная: призываем к историческому диалогу и к поиску общего знаменателя.

Николай Романюк, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-