Ирина Геращенко, первый вице-спикер Верховной Рады Украины
Путин может использовать вопрос заложников, чтобы поднять рейтинг лояльных к Кремлю кандидатов
16.07.2018 20:37 1120

В первой части интервью с первым заместителем Председателя Верховной Рады Ириной Геращенко, речь шла об итогах работы очередной сессии украинского парламента, о возможности досрочных президентских и парламентских выборов и особенностях предстоящей избирательной кампании.

- Вопрос о Минском формате. Я его так трактую, как опцию поддержания мира.

- Три года длится работа Минских групп: с мая 2015-го года ключевыми достижениями есть остановка полномасштабного наступления на Украину, локализация войны, чтобы «русская весна», как щупальца, не разлеталась дальше по Украине, освобождение сотен заложников. Это очень важно для меня.

Именно к выполнению РФ минских соглашений в полном объеме привязаны санкции против России. У нас популярно критиковать минские соглашения, теоретизировать, что вместо Нормандского стоит создать Будапештский формат. Будапештский, Женевский, марсианский - нет вопросов, в теории мы все всё знаем. Только вы спросите у Соединенных Штатов и Трампа, заходят ли они сейчас в Будапештский формат, согласна ли на это Российская Федерация, Европейский Союз готов ли к тому?

Женевский формат - это же не кофе выпить на озере и поразмышлять о Крыме и Донбассе. Требуется согласие, в первую очередь России - сесть за стол переговоров по Крыму, ее нужно привлечь за этот стол, посадить там и заставить отвечать на неудобные вопросы и нести ответственность за свои действия или бездействие. А пока Москва категорически отказывается от любого диалога по Крыму... и тут требуется давление мира, который также пока недостаточен.

Минские соглашения не идеальны, но важны тем, что под ними стоит подпись представителя Российской Федерации, и Москва через санкции теперь несет ответственность за свою бездеятельность и невыполнение соглашений. И санкции, нравится это нашей оппозиции или не нравится - они привязаны именно к выполнению Минских соглашений.

Минский процесс, работа групп напрямую зависят от активности и тех задач, которые ставят перед нами лидеры нормандского формата.

- Нормандский формат породил минский процесс и рабочие группы. В каком состоянии они сейчас?

- Конечно, сейчас очень непростая ситуация, стагнация, которая будет усиливаться с приближением выборов. Потому что Путин будет использовать любой шанс для дискредитации Нормандского формата Минского процесса. Ведь то, чего он хочет - избавиться от санкций, обвинить Украину в невыполнении соглашений, манипулировать, что якобы на Донбассе полыхает гражданский конфликт, а «их там нет». В Минске вторая сторона таскает кота за хвост, не решается вопрос заложников 6 месяцев, нет продвижения в вопросах разоружения, допуска гуманитарных миссий, создании группы по границе.

Но мы несмотря ни на что стараемся использовать даже эту не идеальную площадку ради деэскалации. Вот с 1 июля объявили очередное, «хлебное перемирие», на фронте сейчас наблюдается некоторое снижение интенсивности боевых действий, а значит - это сохраненные жизни наших воинов.

Каждая спасенная жизнь стоит того, чтобы вот сидеть с россиянами и их марионетками и вести очень неприятные и тяжелые переговоры. Но это жизнь и судьбы людей.

- Есть ответ на инициативу передать РФ 36 россиян и забрать политзаключенных?

- Нет, никакого ответа, хотя это предложение мы не раз озвучивали в Минске, направляли на представителей РФ официальные письма, передавали списки в рамках встреч министров иностранных дел нормандского формата и советников.

Когда я впервые подняла в Минске вопрос, что мы готовы передать россиян, там такой вой поднялся. Причем от представителей ОРДЛО, ими каждый раз постоянная обязательная программа выполняется: Россия не имеет никакого отношения к войне на Донбассе, Киев должен вести прямые переговоры с Донецком и Луганском. И потом начинают, что это «не россияне, а ополченцы с двойным гражданством «ЛНР» и « ДНР», которые защищают республики от «хунты».

Мы адресуем вопрос к России: это ваши граждане? Ваши. Вы будете давать ответ в правовом международном поле на это, вы собираетесь забирать ваших граждан? И очень стыдно смотреть, когда представители РФ, среди которых бывший спикер Борис Грызлов, начинают рассказывать: «Эти люди давно жили на Донбассе, поэтому их включили в список». Я им говорю: это же ваши граждане, это первое. Мне как-то даже неудобно, что ваши советники - советчики вводят вас в заблуждение. Давайте, я вам дам просто информацию об этих людях, они все же признаются, что на Донбасс впервые приехали в 14-15-м году, никогда здесь не жили. Они вообще не понимают разницы между Донецкой и Луганской областями, названий населенных пунктов не знают.

А некоторые, я очень вас удивлю, товарищ Грызлов, осуждены даже не за Донецк и Луганск, а за терроризм в Киеве, Харькове и Одессе. Песков, пресс-секретарь Путина, когда ему задают вопрос об этих потеряшках, будут ли их забирать или нет, отвечает: «Над этим работает специальная группа там же в Минске, Медведчук и т. д.» В Минск я приезжаю с распечатанной цитатой Пескова и апеллирую к Грызлову «Вот что сказал Песков, мы должны работать над этим и найти решение ваших - наших». А Грызлов отвечает: «Он не то имел в виду». Я говорю: «Хорошо, разъясните нам, а также тем вашим 36-ти гражданам, что имел в виду Песков, Грызлов и все остальные, и вам как государству все равно придется дать публичный ответ: что вы, как РФ, собираетесь делать с 36 вашими гражданами, которых вам готовы передать, а вы их не хотите забирать».

Хотя, я понимаю, что окно возможностей сужается в вопросе освобождения заложников. Мы сейчас как государство ищем все возможности вытащить наших, все механизмы мы пытаемся задействовать для того, чтобы освободить. Вы видели, что последние недели принесли, - и заявление саммита Украина-ЕС, где звучит требование освобождения заложников; и заявление саммита НАТО, где звучит это требование; и заявление Парламентской Ассамблеи ОБСЕ; и резолюцию ПАСЕ; и во время личных встреч президента Порошенко с коллегами Макроном и Трампом эта тема поднималась.

Мы готовы к серьезным компромиссам - передать РФ их потеряшек, чтобы забрать наших. Но Путин использует наших заложников как какой-то козырь в кармане, который он готов выложить на стол, продать, но за что? За Крым? За то, чтобы оставили в покое их и отменили санкции? За то, чтобы Россия осталась на Донбассе, где «ихтамнет»? Вот в чем вопрос. Он просто так пока не собирается отдавать. И точно не собирается на 36 их обменивать.

И еще один момент. Путин будет разыгрывать эту карту, я не исключаю, перед выборами. Я не исключаю, что вопрос заложников Россия хочет так же использовать и в каких-то  избирательных кампаниях так или иначе, возможно, отдав их лояльным к Кремлю кандидатам, чтобы показать, что только они умеют договариваться с Кремлем, вести прямые переговоры с ОРДЛО и т.д. То есть, к сожалению, судьбы людей используются очень цинично и грязно для торга.

И вот тут мир, конечно, неприлично мягко это воспринимает, потому что нельзя позволять диктаторским режимам пренебрегать правами людей и играться жизнями в этих политических игрищах. Мы призвали мир бойкотировать Чемпионат мира по футболу, пока РФ ведет войну против Украины, помогает режиму Асада в Сирии, но некоторые лидеры стран ЕС показали двойные стандарты, посетив ЧМ лично и тем самым, наоборот, послав сигнал, что и дальше можно нападать, расчленять, убивать. Я понимаю важность поддержки своих команд, но не в последнюю очередь они поддержали Путина как хозяина этого кровавого чемпионата.

- Ясно. А сейчас есть возможность работать над проблемой пропавших на Донбассе?

- У гуманитарной группы несколько первоочередных задач. Первое - это переговоры об освобождении незаконно удерживаемых; второе - это поиск пропавших без вести. К сожалению, здесь мы не продвинулись ни на йоту, Украина настаивает на создании механизма с участием Международного комитета Красного креста, Российской Федерации, поскольку хоть их там и нет, но и погибших, и пропавших россиян очень много на Донбассе, мы это понимаем. Но Россия блокирует создание этого механизма, не хочет посылать туда своих экспертов, потому что это же надо признать, что погибшие и пропавшие русские там есть.

Кстати, оттого Россия не соглашается еще и 36 россиян забрать, ведь это же надо тогда признать, что они не «ополченцы», не жители «молодых республик», а что это россияне, которых послали убивать, готовить теракты и дестабилизировать ситуацию.

Конечно, это плохо, поэтому время играет против поиска пропавших - уходят какие-то факты, какие-то детали, теряются свидетели каких-то событий - что-то стирается из памяти. И еще одна тема, которую мы постоянно обсуждаем, это не допуск Международного комитета Красного Креста в тюрьмы на оккупированных территориях - наши ребята находятся в полной изоляции годами, не имеют права на звонок, на переписку с родными, на то, чтобы передать хоть какую-то весточку - это недопустимо. И, конечно, больно, что мир не реагирует на это жестко, потому что это требует усиления санкций. Да и МККК мог бы более активно добиваться доступа, а не просто выражать обеспокоенность и напоминать о своей нейтральности.

- Еще есть шанс для того, чтобы была расширено количество инспекторов ОБСЕ на Востоке и чтобы зашли миротворцы ООН?

- Миссия ОБСЕ работает в тяжелых условиях агрессии и прессинга со стороны боевиков, каждую неделю появляется информация, что на оккупированных территориях их куда-то не допустили, что сбивали беспилотники, стреляли по ним, пугали и прочее. Это также требует более жесткой реакции от стран-членов ОБСЕ, миссия должна работать в безопасных условиях. И не могут контролируемые Кремлем боевики, пьяные, как правило, вести себя так с невооруженными наблюдателями.

А Россия отрицает и возможность расширения миссии СММ ОБСЕ и придание ей более широкого мандата. Россия стоит за тем, что часто миссию не допускают к неконтролируемой украино-российской границе. Это ее тактика сегодня - работать над дискредитацией международных институтов, ПАСЕ, ОБСЕ, блокировать работу Совета безопасности ООН, где не принимается ни одна резолюция по Сирии и пока блокируется инициатива резолюции по Украине.

О введении миротворцев. Украина очень активно работает с нашими партнерами, но на сегодня, единственная страна, которая блокирует эту инициативу - Россия. Она бросила нам такой гибрид, полуфабрикат, мол, а давайте, мы поставим миссию на линии соприкосновения. Это идея, как полностью отсечь Донбасс от Украины навсегда. И, sorry, это не линия соприкосновения, это линия соединения временно оккупированной части Украины и Украины, и мы будем отстаивать, что это линия нашего соединения. И миротворцы должны зайти на оккупированную территорию с широким мандатом, иметь мандат временной администрации, которая должна проследить за демилитаризацией этого региона и взять под контроль границу для того, чтобы через эти 400 км не заезжали «грады», «буратины» и другая российская техника. И, собственно, помочь подготовить регион к возврату в сферу украинской юриспруденции и подготовить к региональным выборам - там должна появиться украинская власть местная, а не завезенные российские «потеряшки». И, конечно, Россия это блокирует.

В то же время мы проводим консультации по всем фронтам и с Соединенными Штатами, и с нашими партнерами в Нормандском формате, с Евросоюзом о том, что миротворческая миссия - это одна из цепей, важных элементов возвращения мира на Донбассе.

ГОД НАЗАД «ОПОЛЧЕНЦЫ» ПЫТАЛИСЬ ИЗНАСИЛОВАТЬ ЖЕНЩИНУ - ИНСПЕКТОРА ОБСЕ

Скептики спрашивают: зачем вы вообще поднимаете эту тему, если вы знаете, что она нереалистична? Давайте сидеть и ничего не делать. Мы должны бороться за санкции, за выполнение Минска, за миротворческую миссию для того, чтобы по всем фронтам искать эти элементы, которые помогут вернуть мир на Донбасс.

Российская Федерация создает риски для невооруженной миссии СММ ОБСЕ. И ОБСЕ ничего с этим не может сделать. Стоит спросить ОБСЕ как структуру: где жесткие заявления? Где по каждому факту тщательные расследования, которые бы показали, кто именно мешал миссии и где в это время были российские кураторы? Почему они не остановили эту пьянь, которая мешала, или стреляла, или унижала, или пыталась изнасиловать женщину - наблюдателя СММ ОБСЕ?

- И такое было?

- Да, год назад. Одна Украина сделала тогда заявление с требованием расследования фактов сексуальных домогательств к женщине-наблюдателю. А в Минске представители России отреагировали: «Ха-ха, это просто женщина была симпатичная, ребята хотели с ней познакомиться». На самом деле в таком скабрезном объяснении - отношение не только к женщине-наблюдателю, но и вообще к международным миссиям, и к тому, что может позволить себе вооруженный ополченец или представитель с перешитым шевроном российской армии, а чего не может. А может он почти все.

- Встреча Трампа и Путина (разговор состоялся за несколько дней до нее. - Авт.) Нет ли опасения, что будет потепление, возвращение Путина на арену?

- Конечно, мир ожидает такой первый саммит на высшем уровне между президентами Российской Федерации и Соединенных Штатов. Я занимаю позицию, что всегда важнее говорить, чем не говорить, но важно говорить, чтобы отстаивать позиции и стоять на этих позициях четко. А Соединенные Штаты Америки - не просто стратегический партнер Украины, это страна-гарант по Будапештскому меморандуму, впрочем, как и Российская Федерация, которая показала, что ее гарантии не стоят ничего. И, собственно, мы ожидаем от Соединенных Штатов Америки выполнения, в первую очередь их обязательств, их гарантий того, что Украина будет чувствовать себя безопасно, отдав третий в мире потенциал ядерного оружия. И, на самом деле, Америка имеет все рычаги для того, чтобы более четко артикулировать эти требования к РФ.

Очевидно, что Путин пока не готов - это видно - говорить о Крыме. Но шаг за шагом надо создавать такие условия, чтобы Россия садилась за стол переговоров, где будет обсуждаться возвращение Крыма. Сейчас, шаг за шагом,- о возвращении мира на Донбасс, демилитаризации региона и вывода из него россиян. Но, подчеркиваю, для Украины не может быть и речи об обмене Донбасса на Крым. Донбасс и Крым - это для нас одно целое, подло украденные территории РФ, и мы никогда не разменяем Крым на Донбасс. И даже, если весь мир будет какие-то сигналы посылать из космоса, мы на это не пойдем, потому что это наша земля и наши люди.

Меня также удивляют эти крики, что об Украине будут говорить без Украины. Там они будут говорить также о Европейскоме Союзе без Европейского Союза, о НАТО без НАТО, о Сирии без Сирии, если следовать такой логике. Есть много тем, которые должны обсудить президенты Путин и Трамп, которые в сфере их интересов. Но это не означает, что судьбу Украины будут решать без нас. На днях состоялась встреча президентов Порошенко и Трампа, где были сверены политические часы. И так же сегодня мы имеем очень серьезную, возможно, впервые такое единство в поддержке позиции Украины в конгрессе, сенате и в Белом доме, в Госдепе, и в Пентагоне. Это очень важно. И Украина делает все для того, чтобы об Украине говорили, учитывая позицию Украины. Поэтому мы очень надеемся на то, что вопрос Украины будет звучать, но не с точки зрения - в чью сферу влияния попадает Украина. А с точки зрения того, что нарушены территориальная целостность и суверенитет Украины, и нарушила их одна страна-гарант Будапештского меморандума, а вот вторая страна-гарант должна об этом очень громко им об этом напомнить.

Лана Самохвалова. Киев.

Фото: Юлия Овсянникова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-