Учения «Восток-2018»: есть чем отвлечь от «пенсионной реформы»?

Учения «Восток-2018»: есть чем отвлечь от «пенсионной реформы»?

501
Ukrinform
Какие мессиджи шлют Западу, Востоку и своему электорату предстоящие учения российской армии

Ровно через неделю в России начнутся учения «Восток-2018», которые продлятся пять дней. Российские официальные лица и медиа называют их беспрецедентными по масштабу. В свою очередь, многие западные аналитики смотрят на маневры с большой тревогой, доходящей до опасений, что это подготовка к третьей мировой войне. И это совершенно нормально – когда дело имеешь с Россией, никакие тревоги не являются излишними.

Однако в самих этих учениях, в информационной кампании их сопровождающей, есть столько оттенков, нюансов, что это стоит рассматривать не просто подробно, но и взаимосвязано.

ВОЕННОЕ СУПЕР-ШОУ ДЛЯ КАРТИНКИ

Первая составляющая, безусловно, пиаровская, причем для внутреннего рынка, а в чем-то и для собственного, внутри кремлевских стен, потребления.

В последнее время в Кремле появилась некоторая растерянность. Еще недавно казалось, что Путин опять стал «везунчиком». Макрон, ранее говоривший преимущественно неприятные слова, с конца мая щедро, а то и с перебором, сдабривает их комплиментами. Меркель, оппонирующая путинской линии по многим вопросам, по поводу Nord Stream 2 остается верным союзником. Трамп, за полтора года освоившийся на посту президента, все же настоял на личной встрече с Путиным. И вот как раз их двусторонний саммит в Хельсинки стал пиком тщетных российских ожиданий. В Москве слишком кричали на все лады «трампнаш», результатом чего стал новый, весьма оперативный и болезненный виток американских санкций. С обещанием скорого продолжения.

И это ухудшает экономические перспективы, пока не катастрофически, но вполне ощутимо. Не ладно также в духовной сфере – тут все четче прорисовываются катастрофические для российской церкви перспективы украинской автокефалии. Что увеличивает общую нервозность. Плюс, возвращаясь к политике-экономике, зависшие старые грехи – дело Скрипалей, неотвратимый суд по сбитому рейсу МН17. После которых негативные последствия в виде санкций также неизбежно усилятся.

Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Но все это, само по себе или в сумме, не было бы страшным, если б в России не появилась «точка сборки» недовольства. Фактор – простой, понятный, всеобщий. Это – продление пенсионного возраста. Пока что нельзя сказать, что протест по этому поводу такой уж шумный и массовый. Но он – повсеместный. И самое опасное для Кремля, что эта история меняет, переламывает общее настроение в массах. Ну, можно попробовать устроить еще какой-нибудь «минскнаш», но нет гарантии, что это перешибет крайне неприятную мысль, что миллионы людей вместо того, чтобы начать получать пенсию – пусть небольшую, но верную, совсем скоро – должны ждать еще целых пять лет. И как-то трудно убедить их, что это не грабеж среди бела дня, а присоединение еще какой-то «братской» территории важнее.

Согласно опросу Левада-Центра, проводившемуся 23-30 августа, 77% на референдуме, если бы он состоялся, проголосовали бы за сохранение старого возраста выхода на пенсию. Но это пассивный протест. Еще опаснее – активный. И тут преодолен психологически важный барьер – 53% готовы лично принять участие в массовых выступлениях против «пенсионной реформы». То есть уже более половины. Вот вам и недавний «ядерный путинский электорат».

Поэтому в России сейчас очень нужна завораживающе красивая, яркая картинка, которая могла бы отвлечь от всего остального. И оттого слова министра нападения России Сергея Шойгу по поводу «Востока-2018» больше похожи не на выступление генерала, а на зазывные крики конферансье, рекламирующего супер-шоу: «Больше тысячи летательных аппаратов, почти 300 тысяч военнослужащих, почти на всех полигонах Центрального и Восточного военных округов, естественно, Тихоокеанский флот, Северный флот, полностью задействованы ВДВ... Представьте себе, что одновременно в движении находится 36 тысяч единиц военной техники – это танки, БТР, БМП, и все это, естественно, проверяется в условиях, максимально приближенных к боевым». (Говорят, что в РФ просто нет «36 тысяч единиц» бронетехники, но Шойгу тут немного слукавил, сказав «танки, БТР, БМП», но в реальности имея в виду также все, что на колесах – артиллерию, любые авто и т.д.).

ПУГАЛКИ ЛИЦОМ НА ЗАПАД И ГОТОВНОСТЬ К ВОЙНЕ

Однако, кроме пиаровской работы на внутренний рынок, эти учения, конечно же, нужны и для «продажи» на экспорт, прежде всего, в западном направлении. Чтобы понять, какой тут мессидж главный, что Кремль хочет сказать Западу в первую очередь, есть простой способ. Нужно отследить, что говорят «кремлевские мурзилки». То есть сидящие на дотациях мелкие квази-СМИ на Западе. Они по указке из Кремля дают статьи под громким заголовком. Которые тут же подхватывается всей сетью российских пропагандистских медиа под шапкой «По мнению немецкого / французского / итальянского / австрийского издания...».

В случае с обсуждаемыми маневрами главный мессидж такой: «Учения "Восток-2018" укажут Западу его место в военном соперничестве с Россией».

Вот так, не больше и не меньше. Самое страшное, что в Кремле по традиции начинают всерьез верить в распространяемую его же подручными пропаганду. И вот это уже действительно грозит большими бедами – если Кремль с какого-то момента окончательно перейдет границу между реальностью и миром своих агиток.

Запад-2017
Запад-2017

Еcли говорить о западном аспекте учений Восток-2018, то нужно упомянуть и такую вот хитрость. Во время прошлогодних учений «Запад-2017» Россия, чтобы выдержать ограничения Венского протокола ОБСЕ об участии в учениях не более 13 тысяч военнослужащих, проводила как бы вне рамок «Запада-2017» ряд более мелких сопутствующих учений и «внезапных проверок» (в таком количестве и масштабе тоже, кстати, запрещенных). В итоге считается, что там количество участвующих было более 100 тысяч. За такие хитрости Россия была порицаема странами НАТО, особенно балтийскими и Польшей. Но теперь Москва решила просто показать «козью рожу», делая громкие заявления о 300 тысячах участников. Москва демонстративно показывает, что ей начхать на ограничения ОБСЕ, поскольку вне зоны его действия, за Уралом, она может делать и делает, что захочет. При этом, однако, подразделения, слаженные, сработавшиеся в Сибири и на Дальнем Востоке, в последующем можно использовать в любой точке Земли. В том числе, и Европы.

При этом в некоторых российских информсообщениях вообще указывалось, мол, учения Восток-2018 «будут проходить в августе-сентябре» (вместо официально заявленных пяти дней 11-15 сентября). И это тоже элемент запугивания. Смотрите, мол, и бойтесь – поверх гигантской численности в 300 тысяч военнослужащих мы можем задействовать еще неизвестно сколько человек.

Впрочем, по большому счету это число (включающее, видимо, служащих не только Минобороны, но и других силовых ведомств, а также подсобных работников-контрактников) не должно так уж изумлять. На учениях «Кавказ-2016», частично проходивших в непосредственной близости от Украины, принимали участие 223 тысячи человек. Да, чуть меньше, но вполне соотносимый показатель.

С 2013 года Россия приняла новую оборонную концепцию. Согласно ей, в 2020 году в мире начнут истощаться сырьевые ресурсы. Поэтому хищники, то есть разные страны с разных сторон, могут наброситься на Россию, чтобы разорвать ее на части и отобрать несметные богатства земных недр. В январе 2013 года был утвержден соответствующий план обороны РФ. В 2015-м, после оккупации Крыма, он был подправлен. К этому времени стало еще очевидней, что «оборона России» включает в себя и ее наступление, агрессию.

Это замечательный показатель того, как неверная изначальная посылка – преувеличение роли сырья (помните слова Маккейна «Россия – это бензоколонка, пытающаяся выдать себя за страну»?) ведет к неверной стратегии, в том числе военной. Люди, правящие Россией, и прежде всего самый главный из них, в принципе не понимают важности прогресса, технологий, инноваций. Потому и не занимаются ими. Они живут в категориях XIX-XX веков – захват и удержание сырья, территорий. И делают все, чтобы весь мир вернуть в эту же парадигму.

Поэтому – да, Россия действительно готовится к большой войне или к набору региональных. Соответственно остальной мир тоже должен быть готов к этому. А в Украине эта региональная война и не останавливается.

БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ ДЛЯ МОСКВЫ И ВЫГОДЫ ДЛЯ ПЕКИНА

Есть еще одно важное послание России Западу в предстоящих учениях. Вы нас отвергли, так смотрите же, мы сближаемся с Востоком – на отдельных этапах учений будут участвовать подразделения китайской и монгольской армии. Ну, при всем уважении к независимой стране Монголии, она здесь на третьих ролях. А вот военное сотрудничество с Китаем – это действительно интересно, на чем стоит остановиться подробнее.

Вообще, чисто идеологически было б очень любопытно, если бы Россия, Китай и Монголия создали бы какое-нибудь совместное подразделение. Была бы с одной стороны бригада КИТМОНРУС, а с другой – ЛИТПОЛУКР. И не нужно никаких дополнительных пояснений по поводу цивилизационного выбора и европейского «наследства Киевской Руси».

Но это так, брендовые игры. А что по сути? На днях авторитетное издание, старейшая англоязычная газета Гонконга South China Morning Post опубликовала любопытную статью о предстоящих маневрах: «Военные учения "Восток-2018" – шанс для Китая извлечь сирийские военные уроки России».

Сразу же обращает на себя внимание прагматичный заголовок, традиционный для китайской ментальности. Никаких, так любимых в российской медиафрении, криков о вечном партнерстве, взаимовыгодном союзе и противостоянии коварному Западу, злобным англосаксам. Нет, прежде всего, констатация того, какую пользу может извлечь из мероприятия Поднебесная.

Вот как сказал об этом один эксперт: «Роль китайских войск в ходе учений „Восток-2018" очень ограничена (3 тыс. человек и 30 самолетов и реально это участие лишь в одном из «антитеррористических этапов», – ред.), но, учитывая, что Национально-освободительная армия Китая не вела боевых действий на протяжении десятилетий, для нее это редкий шанс поучиться». И дальше – уточнение, что Россия «собрала в учебниках для своих военных академий некоторые из полученных ей уроков сирийской войны, и они будут среди информации, которой поделятся с китайскими военными». При этом подчеркивается, что это первый случай, когда Москва делится такими наработками «за пределами Российской империи» (то есть, говоря нашим языком – за пределами СНГ, стран ташкентского Договора о коллективной безопасности).

Другие эксперты констатируют, что участие подразделений НОАК в крупнейших российских учениях, конечно, можно считать сигналом некоторой поддержки. Но абсолютизировать данный тезис нельзя: «Это показывает, что, хотя между Москвой и Пекином все еще существует большое недоверие, Москва не видит другого выбора, кроме как работать с Китаем, тем более что отношения с США остаются нестабильными, а китайская финансовая поддержка необходима для смягчения последствий западных санкций», – считает другой эксперт.

А здесь обратим внимание на это «Москва не видит другого выбора». Как точно это смотрится вместе: прагматизм Пекина, за недорого получающего нужные ему методические наработки – и безвыходность Москвы в стремлении что-то противопоставить Западу, США.

ВОЙНА КАК ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПРОЕКТ

Есть у этих учений и еще один очень важный восточный акцент. В один день с ними стартует Восточный экономический форум. Во Владивосток, точнее – в кампус недавно построенного Дальневосточного университета на острове Русский (чрезвычайно дорогостоящий и бессмысленный путинский проект) на три дня съедутся более шести тысяч участников.

Дальневосточный университет
Дальневосточный университет

Пока еще список хедлайнеров только прорабатывается. Из высоких гостей более-менее твердо заявлено участие премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Он вынужден поддерживать диалог с Россией из-за проблемы Южных Курил. При этом у каждой стороны в диалоге своя прагматика. Для России – это надежда на прорыв блокады «Большой семерки» и на инвестиции/технологии; для Японии – сам факт общения по поводу Южных Курил, поддержка ситуации «нерешенной проблемы». Но при всем том Япония, как союзник США во всех военных сценариях – только противник России. Поэтому элемент мягкого устрашения в учениях «Восток-2018» в отношении Японии имеется.

Китайский лидер Си Цзиньпин какое-то время вообще заявлялся как главный гость ВЭФа. Но было это так давно (середина июля), так что требует свежего подтверждения. Также заявлены министр торговли и промышленности Индии и глава МИДа Монголии. Поначалу были смелые предположения об участии в ВЭФ чуть ли не глав двух Корей, но эти разговоры давно затихли. Также пока неизвестно, будет ли кто-то из официальных представителей «тихоокеанских драконов». Но очень может быть, что за оставшиеся до открытия дни еще удастся зазвать кого-то из весомых гостей.

В любом случае, такое совмещение экономического форума с крупнейшими военными маневрами кажется симптоматичным для путинской России. Когда особых экономических достижений и ресурсов (кроме энергетических) нет, для подкрепления инвестиционной привлекательности хочется показать то, что есть. Например, армию, пушечное мясо. И если уж Россия предлагает Китаю свои сирийские методические наработки, то не исключено, что другим она готова предложить и свою сирийскую модель участия в военных конфликтах. Такая авантюрность может показаться явно нереальной, просто сумасшедшей (вслед за Украиной и Сирией лезть в еще один конфликт).

Но разве не сумасшествие – то, что делает Путин последние 4,5 года?

Олег Кудрин. Рига.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>