Лекция Киевского Патриарха Филарета, прочитанная российским “плохим студентам”

Лекция Киевского Патриарха Филарета, прочитанная российским “плохим студентам”

1599
Ukrinform
Для “европейской” российской публики неизбежность автокефалии Украинской православной церкви – как снег на голову. Как оказалось, они ничего об этом не знают

Российское “Эхо Москвы” опубликовало интервью с Патриархом Филаретом. Интервью брал сам главный редактор Венедиктов. Тема, конечно же, о будущей автокефалии Украинской православной церкви.

Для нас, украинцев, ничего нового в том, что говорил Патриарх, нет. Украинским СМИ глава УПЦ КП комментирует процесс предоставления Томоса давно и регулярно. Да и вообще эта тема у нас уже определенное время, с апреля, среди самых главных, и разнообразной информации хватает. Интервью “Эху...” интересное другой стороной – слушателями-читателями этого издания. Все знают, что это – такой либеральный и не очень либеральный слой российской так называемой интеллигенции, достаточно образованной, демократических (очень в целом) убеждений, ориентированной на мировоззренческие ценности Запада (конечно, ориентированные – еще не значит, что они их последовательно придерживаются). Одним словом, классические российские “европейцы” в отличие от “евразийцев” или “азиатов”. Главный редактор Алексей Венедиктов – олицетворение этой публики, поэтому интервью, его интерес к теме, то, как он формулировал вопросы – определенно ее, эту публику, характеризует.

Итак, что мы можем узнать из интервью Патриарха об упомянутой публике?

Прежде всего, видим, что для нее тема независимости украинской церкви, оказывается, совсем новая. Венедиктов этого и не пытается скрыть. В его вопросах раз за разом вполне искренне звучит: “расскажите, потому что я просто не знаю”, “я вот плохо разбираюсь”, “очень интересно. Я ничего не знаю, расскажите!”, “я тут удивился, узнав, что Собор должен избрать нового патриарха”.

Отсюда вывод: и «продвинутая» российская публика заинтересовалась темой предоставления украинскому православию автокефалии только тогда, когда в самой России, в российских СМИ четко прозвучало: “Украинская церковь будет независимой от Русского!” А это произошло совсем недавно, после провального визита главы русской церкви Кирилла ко Вселенскому Патриарху в Стамбул. К тому времени вся ожесточенная борьба вокруг предоставления Томоса, которая началась с апреля, когда Президент Украины, Верховная Рада и епископы УПЦ-КП, УАПЦ и, частично, даже УПЦ-МП обратились ко Вселенскому Патриарху с просьбой предоставить Украине автокефальную православную церковь, прошла мимо внимания российских “европейцев”.

То есть, только тогда, когда российские “европейцы” осознали, что Украина и Россия – вот-вот будут иметь разные церкви, они заинтересовались и заволновались. Эта публика достаточно грамотная, она знает: за правдой нет смысла обращаться в российские масс-медиа, потому что там сплошная пропаганда. Отсюда и интерес к Патриарху Филарету. Это не означает, что они ему готовы безоговорочно верить, но понимают, что надо как минимум спокойно, беспристрастно выслушать. Кстати, Венедиктов не удержался, и спросил (явно с беспокойством) и про Беларусь: “Скажите, может, вы знаете, а что с Белоруссией происходит? С Белорусской православной церковью?.. Не хотят ли автокефалии?”

Для нас предоставление Томоса не станет неожиданностью, украинское общество этим занимается уже очень давно. Именно общество, а не только служители церкви. А вот для россиян (далеких от церкви) он (факт Томоса) – как снег на голову. Почему так?

Київський Патріарх Філарет / Олексій Венедиктов / Інтерв'ю // 20.09.18
Киевский Патриарх Филарет / Алексей Венедиктов / Интервью // 20.09.18

Профессор” и “студент”

Во-первых, эти “европейцы” традиционно и свысока не интересуются историей “братского” народа. Даже сегодня, когда уже столько времени тема Украины не сходит с «языка» российского ТВ, российских СМИ. Когда между нашими народами и государствами – война с тысячами погибших, еще большим числом раненых, с миллионами беженцев. Когда за аннексию Крыма и агрессию на Донбассе россияне страдают от санкций. Это кажется немыслимым, но это так! Поистине, даже в такой – образованной и якобы демократической – части россиян пренебрежение к украинцам, к Украине, отношение к ним как к чему-то низшему, “младшему” и поэтому не заслуживающему пристального внимания укоренилось уже на уровне подсознания.

Более того: Венедиктов невольно показал, что он (и те, кого он олицетворяет) не знает не только истории украинской церкви и украинского православия, но и русской церкви тоже. “Я ничего не знаю, расскажите” – это, кстати, не про украинскую церковь, это про Русскую зарубежную православную церковь. “Московская митрополия отделилась от Киевской”, – говорит Филарет об общеизвестном и неоспоримом историческом факте. “Не наоборот?” – не верит Венедиктов. Он, по большому счету, не знает, что такое анафема, что такое церковный раскол. Он не знает, что автокефалию предоставляет Вселенский патриарх, а не Собор всех православных церквей мира, на которых решение должно быть принято консенсусом. В общем, интервью получилось очень похожим на ликбезную лекцию профессора, которую студент с интересом выслушал, уточняя места, которые ему были не совсем понятны.

Во-вторых, российские “европейцы”, не обремененные знаниями об истории церкви, убеждены, что где-где, а в православии в России с Украиной все в порядке. Их представления об этой сфере страшно упрощены и сводятся к нескольким простым, если не сказать – примитивным, постулатам. Русская православная церковь, которая имеет в себе украинскую часть. После развала СССР в украинской части появились свои сепаратисты (“раскольники”), но их очень мало, как вообще мало в Украине националистов-бандеровцев. Если развал СССР и возникновения независимой Украины были вызваны разными там политическими игрищами (политики – московские и киевские – разделили братские народы), то в церкви, слава Богу, все иначе, там подобных игрищ не бывает, поэтому единство с украинскими православными нерушимо. А появление так называемого Киевского патриархата – следствие тех самых неестественных политических игрищ киевской власти и русофобства пещерных националистов-бандеровцев. То есть, все это не серьезно, потому что маргинально. Да мало ли по христианскому миру разных раскольников?

Представление этой публики таковы, что она, например, уверена, что никакого Киевского патриархата не было бы, если бы Филарет в свое время стал патриархом Московским (Венедиктов придирчиво спрашивал об этом у Патриарха). То есть, вполне серьезно считают, что вся эта украинская автокефалия – прихоть одного человека (“грязная политика”!), которая, видимо, просто обиделась, что ее не избрали патриархом Московским.

О русской “каноничности”

Венедиктов и компания уверены, что государства могут распадаться, это естественно, хоть и не всегда приятно и оправданно, а вот распадаться церкви – это что-то вообще нереальное, неправильное, неестественное. “То есть, это обычная история?” – уточняет Венедиктов, когда слышит, что Вселенский патриарх давал автокефалию греческой, румынской, сербской, болгарской, польской церквам. До сих пор он, видимо, считал, что украинскую автокефалию придумали политические враги России вот только в последние годы, когда обострились отношения с Западом, то есть это чистой воды ситуативная антироссийская политика. Возможно, для самого Венедиктова – это не новость, а уточняет он это для своих читателей-слушателей. Но это уже не важно. Важно, что и вправду слушатели-читатели “Эха...” впервые слышат, что Вселенский патриарх может дать автокефалию тому, кому считает нужным, не спрашивая согласия других церквей.

Так же с вопросом Венедиктова, сыграли ли "события 2014 года, Крым, Донбасс” в ускорении процесса получения автокефалии какую-то роль или не сыграли? То есть, опять же, россияне почему-то уверены, что война – войной, а церковное единство Украины и России незыблемо. И откуда такое убеждение? Только от невежества, от незнания и истории церкви – украинской и российской, и истории Украины. В частности, публика “Эха...”, похоже, ничего не знает, какой антиукраинской конкретикой занимались московские церковники в российско-украинской войне, да и до сих пор занимаются (Венедиктов: “Будто Московский патриархат как-то не очень активно в этом участвовал?”). “Киевский патриархат растет из-за войны”, – говорит Филарет. “Это такой вывод болезненный для моей страны”, – признает Венедиктов.

Российские “европейцы” считают, что политика – отдельно, а церковь – отдельно. Для Венедиктова новость, что вся борьба за автокефалию – это как раз вопрос политики, и это нормально (“Что же получается? Получается, что это вопрос политический?”). Он считает, что если бы отделить церковь и религию от политики (грязной, конечно!), то никакой автокефалии для Украины и близко бы не было. Сказано же: “Украина – каноническая часть русского православия” (единого, так сказать, русского православия). Вот это слово – “каноническая” – русские повторяют, как мантру, как подтверждение чуть ли не самим Богом их правоты. И поэтому очень неприятно им слышать от Патриарха Филарета о неканонических действиях именно Русской церкви.

В общем, конечно, ничего особо неожиданного Венедиктов и компания не продемонстрировали. Просто лишний раз показали, какими россияне, даже образованные и “европейские”, остаются невеждами в том, что касается “братского”, как они не устают повторять, народа.

Юрий Сандул. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-