Кто такой Медведчук и что с ним делать

Кто такой Медведчук и что с ним делать

Обновлено
1628
Ukrinform
Радикальный пророссийский дискурс имеет свою цену в нынешней украинской политике

Виктор Медведчук уже так откровенно и, прямо скажем, внаглую задевает патриотических и политически активных украинцев, что это вполне может закончиться чем-то необычным.

То, что Медведчук – пророссийский на 100% процентов политик в Украине, давно и всем известно. Звание “Кум Путина” он никогда не скрывал и честно его отрабатывал. Честно – в том смысле, что никогда и ничего не делал такого, что могло бы это звание поставить под сомнение.

Однако сегодня Медведчук ведет себя не просто как политик, не скрывающий свои симпатии к России и к политике Кремля. Он, во-первых, делает это агрессивно, то есть, не ждет, когда его спросят, считает ли Россию агрессором, а сам выходит с такими заявлениями на публику, к тому же обвиняя Украину и украинцев в войне, которая идет сейчас на Донбассе. Во вторых, Медведчук для демонстрации своей агрессии, своего “кумовства” и антиукраинства имеет неплохие, мягко говоря, медийные возможности.

В общем, все это для части украинцев делает существование Медведчука в украинской политике невыносимым. Они требуют от власти его “крови”. Власть отмалчивается.

Чем все закончится? Возможно, возмущение против Медведчука утихнет, когда люди просто устанут возмущаться без последствий. Возможно, власть, дождавшись подходящего, по ее мнению, момента, совершит что-то “антимедведчуковское”, чтобы успокоить патриотов и набрать какую-то часть электоральных симпатий. А, может, что-то третье?

О Медведчуке и ситуации вокруг Медведчука Укринформ спрашивал экспертов-политологов.

С чем связана нынешняя активная и настолько откровенная антиукраинская позиция Медведчука?

Юрий Смелянский:

Юрий Смелянский
Юрий Смелянский

«В Украине стартовала предвыборная соревнования. Так что вполне естественно, что активизировались все политики, претендующие занять руководящие кресла в Украине. Просто цели и задачи у каждого претендента разные. Кто-то искренне стремится обеспечить в Украине мир, обеспечив независимость государства. Кто-то использует патриотическую риторику для достижения целей победы на предстоящих выборах. Кто ведет в Украине политику в интересах страны-агрессора и поэтому в их понимании «мир» в Украине – это, в «лучшем» случае, условная независимость Украины с полным подчинением и зависимостью от кремлевского руководства. К последней категории политиков относится и Медведчук. Кстати, он это и не скрывает. И вполне естественно, что риторика, которую использует пророссийский Медведчук – это подмена понятий, искажение содержания терминов, полуправда, искажающая реальность и прочее. То есть те инструменты, которыми так любит пользоваться кремлевское руководство.

На всем протяжении войны, которую РФ развязала в 2014 году против Украины, украинская власть постоянно находилась и продолжает находиться в конфликте интересов при принятии государственных решений. В том числе в вопросах обеспечения национальной безопасности, выстраивание отношений со страной-агрессором, формирования политики в отношении оккупированных территорий. Как результат, гибридная внутренняя политика по отношению к оккупированным территориям, в частности, и к России в целом. В свою очередь, эта гибридная политика дезориентирует граждан Украины в вопросах восприятия действительности.

Сознание социального иждивенчества, подавляющее сегодня среди граждан Украины, усталость от войны, длящейся пятый год подряд, социально-экономические проблемы и другие факторы позволяют отдельным лицам в Украине (к ним относится и Медведчук) открыто пропагандировать пророссийскую и антиукраинскую позицию с одновременным обещанием решения всех существующих проблем в обмен на добровольную зависимость от России. Возвращение Украины в зону российского влияния. Отказа от нормального развития. Как показывают измерения настроений в обществе, примерно пятая часть населения Украины – сторонники подобного вектора развития для Украины. Хотя господин Медведчук и искажает реальность настроений в Украине, ему действительно есть на кого опираться».

Алексей Гарань:

Олексій Гарань
Алексей Гарань

“Это свидетельствует об активизации Путина в Украине и активизации накануне выборов. Думаю, в данном случае стратегия России как раз заключается в том, чтобы поднять ставки во время этих выборов. И, хотя, понятно, что откровенно пророссийский кандидат не победит, Президентом не станет, но расчет делается на парламентские выборы, на то, что удастся усилить позиции пророссийских сил, и таким образом влиять на конфигурацию будущего правительства. Поэтому, думаю, что частично это связано с тем, что сейчас обостряется борьба за то, кто будет иметь контрольный пакет в случае, если будет происходить объединение партий “За життя” и “Оппозиционного блока”. Там есть разные конкурирующие группы, и, возможно, собственно таким образом Медведчук пытается продемонстрировать, что он имеет полную поддержку Путина, и поэтому может рассчитывать на больший пакет акций в потенциальном объединении. Но. С другой стороны, это может частично напугать и других спонсоров этого процесса – того же Ахметова”.

Евгений Магда:

Євген Магда
Евгений Магда

“Думаю, это элемент давления на украинскую власть, стремление продемонстрировать собственную безнаказанность, показать, что он недоступен для наших правоохранительных органов и таким образом доказать то, что он остается президентским кумом, но только не нашего Президента, остается тем, кто способен серьезно влиять на политические события в Украине. Другими словами Медведчук демонстрирует, что является не просто доверенным лицом Путина, а лицом, которое декларирует в Украине путинские интересы. Конечно, он это делал и раньше. Увеличивается интенсивность, но лексика остается неизменной”.

Алексей Минаков:

Олексій Мінаков
Алексей Минаков

“Медведчук всегда таким был – украинофобом и москвофилом. Он никогда не был другим. Почему именно сейчас? Потому что до лета он вообще был вне политической сцены, вел закулисные игры. О деталях его деятельности, кроме ведения переговоров с Путиным, почти ничего не было известно. А потом он агрессивно вышел в публичное пространство и фактически объявил о том, что будет баллотироваться в парламент. Его риторика выглядит неадекватно контрастной на фоне войны и закономерно будет вызывать бурю эмоций в обществе. У меня есть предположение, что есть какая-то договоренность, что если хоть как-то будут трогать Медведчука и пытаться его посадить за решетку, то будет противодействие со стороны Путина (какое именно – не знаю, но, очевидно, что-то очень вредное и разрушительное для Украины). Также у меня есть предположение, что идет опасная политтехнологическая игра, активность Медведчука пытаются использовать в свою пользу. Тот повышает пророссийскую тональность в информпространстве, создает мощный прокремлевский фон и фактически образует угрозу реванша. На этом фоне (и контентном, и эмоциональном) Президент выступает единственной надеждой на спасение страну от реванша”.

Олег Саакян:

Олег Саакян
Олег Саакян

“В отличие от всех прежних выборов в Украине, на этих Российская Федерация играет не в собственного кандидата в Президенты с реальными шансами победить, а чисто на дестабилизацию ситуации. Для этого им нужно поляризовать дискурс. И если раньше поляризация была инструментом для мобилизации пророссийского электората ужасами о “бандеровцах”, которые придут и насадят украинский язык, отберут храмы и тому подобное, то сейчас наоборот – эта поляризация самодостаточна, создавая риски для украинской государственности – в религиозной, языковой, территориальной, политической плоскостях и тому подобное. Во всех них можно найти эти якоря. Если посмотрим, то увидим, что Медведчук все больше говорит тезисами российской пропаганды, поскольку они четко нацелены на эти слабые места, для того, чтобы вызвать как можно более поляризованную реакцию украинского общества. А также очевидно, что в этой роли Медведчук выгоден нынешней украинской власти. Потому что, когда происходит поляризация общества – используется "от обратного" проукраинский, проевропейский электорат. И тогда у президента появляется возможность говорить, мол, голосуйте не за меня лично, а против реванша. Медведчук четко демонизированный образ. И если бы стояла цель добиться электорального результата, то Медведчук был бы выгоднее в непубличном амплуа. А когда стоит задача создать демонизированный пророссийский образ в Украине, то тогда Медведчук лучшая персона, на которую нужно направлять все софиты”.

Как действовать Украине в ситуации с Медведчуком и его спонсорами?

Алексей Минаков:

“Очень просто – есть статья 111 Уголовного кодекса Украины. Называется «Государственная измена». Можете почитать подробно, какие действия подпадают под эту статью и сравнить с действиями Медведчука. Собственно, в 2016 году ГПУ открыла уголовное производство по этой статье, но что-то это дело забуксовало и где-то потерялось, такое впечатление”.

Алексей Гарань:

“Нужны действия правоохранительных органов, действительно выверенные и максимально юридически правильные. Ведь стоит понимать, что Медведчуку всегда удается выйти сухим из воды, потому что он осторожен, не подставляется. А поэтому нужно искать тех из его окружения, кто не так осторожен. Но делать это ювелирно”.

Евгений Магда:

“Для того, чтобы этому противодействовать, недостаточно запрета. Медведчук, и здесь нигде правды дети, в этих вопросах подготовлен, и я практически убежден, что он четко прогнозирует последствия своих заявлений и не делает их такими, чтобы правоохранители смогли его поймать за язык. Часто упрекают, почему Медведчук до сих пор в Минской группе? Но я, как и в случае с Кучмой, так же и с Медведчуком, не припомню, чтобы в 2014 году было много желающих заниматься переговорным процессом с боевиками. Тогда он за это взялся, и в этого была объективная необходимость, а сейчас он конвертирует свое влияние в подобное поведение. Для того, чтобы Медведчуку закрыть рот – надо, чтобы наша власть стояла на позициях стабильного и последовательного отстаивания национальных интересов, при этом говорила об этом одним голосом. Впрочем, на сегодня это довольно проблематично. И Медведчук правильно использует слабость и разновекторность интересов украинской власти. Поэтому на это нужно обратить внимание, признать и работать над этим”.

Олег Саакян:

“У власти есть все необходимые инструменты, чтобы привлечь его к ответственности. Медведчук находится под американскими санкциями именно из-за его антиукраинской деятельности и пособничества российской агрессии. Я думаю, что у американцев были доказательства, чтобы внести Медведчука в санкционный список. И я уверен, если украинские спецслужбы таких доказательств не имеют, что довольно сомнительно, то западные партнеры с нами поделились бы. Значит, очевидно, что власть не заинтересована в том, чтобы его убирать, ведь, как я уже говорил, есть политическая заинтересованность в том, чтобы его не убирать из публичной политики”.

Юрий Смелянский:

«В июне 2016 года в украинском парламенте проходили слушания по вопросам оккупированной территории Крыма. Одним из пунктов принятых и введенных в действие Рекомендаций был пункт-поручения КМУ и депутатам Верховной Рады Украины разработать и принять Закон Украины «О коллаборационизме». Этот закон должен был стать, в том числе, инструментом обеспечения национальной безопасности Украины, с точки зрения действий таких личностей, как Медведчук. Закон до сих пор не разработан и, естественно, не принят. Фактически, подобные выступления украинского политика необходимо рассматривать, как действия, наносящие ущерб национальной безопасности Украины, несущие угрозу территориальной целостности Украины, уже возникшую ввиду российской вооруженной агрессии. Реакция действующей украинской власти и гражданского общества должна быть соответствующей, в рамках полномочий каждой из вертикалей. Запрет публичных выступлений, судебный арест активов, судебная оценка действий политика в рамках действующего законодательства, другие законные способы ограничит возможность для политика влиять на сознание масс граждан».

Стоит ли ожидать в ближайшее время попыток Медведчука мобилизовать в Украине "русско-мирцев" и адептов Московского патриархата на активное сопротивление закону о языке, предоставлению церковной автокефалии, санкциям в отношении владельцев телеканалов "112 Украина" и "NewsOne"?

Евгений Магда:

“Мы находимся в условиях гибридной войны, и в таких условиях именно информация имеет первостепенное значение. Поэтому наши оппоненты не будут молчать, и это понятно. Медведчук, думаю, не зря сказал, что все те, кто когда-то голосовал за “Партию регионов” – это нормальные люди. Кремлевские аналитики, которые его обслуживают, они хорошо видят, что электорального заповедника Януковича больше нет по разным на то причинам: ситуация в оккупированных Крыму и Донбассе кардинально изменилась. А значит пророссийским силам остается только одно: донести украинскому обществу, что для дальнейшего развития нет ничего иного, как только путь к капитуляции перед Россией. И если они это докажут, то, с одной стороны, это будет очень плохо, а с другой – будет означать, что украинцы, как общество, гроша ломаного не стоят, потому что ведутся на такое”.

Алексей Минаков:

“Медведчук сам по себе никого не может мобилизовать, потому что у него рейтинг поддержки очень мал, по сути, маргинальный. А вот подконтрольные ему, как сообщают СМИ, рейтинговые телеканалы – 112 и News One – могут действительно повысить градус напряжения в обществе, поднять истерику. Поэтому деятельность этих рупоров Кремля, которые угрожают национальной безопасности Украины, нужно как можно быстрее прекращать легальным (законным) путем”.

Юрий Смелянский:

«Бездействие власти в таких вопросах, позволит пророссийским силам в Украине продолжать дестабилизировать ситуацию по всей территории страны, пытаясь создать как можно больше очагов нестабильности. Для этих целей, в том числе, могут быть использованы вопрос принятия Томоса и последствий, связанных с реализацией этого решения; вопрос статуса украинского и русского языков в Украине; создание иллюзии борьбы за свободу слова, а по факту за возможность вести открытую пророссийскую агитацию через украинские СМИ и другие поводы. Нам необходимо научиться активно защищаться и минимизировать негативное влияние подобных угроз».

Алексей Гарань:

“Конечно, шума нужно ждать. С помощью своих партнеров в Украине Россия будет всячески это раздувать. И больше всего потенциальных провокаций следует ожидать в вопросе предоставления Томоса. Кроме того, думаю, что провокации будут и во время знаковых событий, например, празднования 14 октября праздника Покрова, где Кремль будет действовать не только исключительно руками пророссийских сил, но и манипулировать представителями наших патриотических и радикальных групп”.

Олег Саакян:

“Медведчук – это провокация. Соответственно, необходимо не поддаваться, действовать асимметрично, понимая, что однозначно поляризованной реакции как раз и ожидают архитекторы этого коварного плана Кремля. Скорее всего, действительно, в ближайшее время будем видеть все больше точек для дестабилизации вокруг телеканалов, языкового закона, Томоса. Все больше и больше появляется информации, что часть клира Московского патриархата готовится к радикализации ситуации”.

Опросил Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>