Барбора Маронкова, директор Центра информации и документации НАТО в Украине
Мы многому научились у Украины в борьбе с российскими мифами
11.10.2018 19:19 311

Было бы справедливым сказать, что Барбора Маронкова, профессиональный словацкий дипломат и сегодня – директор Центра информации и документации НАТО в Киеве, представляет новое поколение официальных лиц Североатлантического альянса, которые имеют дело с жесткими и сложными вызовами современной трансатлантической безопасности. Как это – представлять НАТО в Украине в то время, когда наша страна воюет за демократию и собственное существование, как смотреть на вещи в более широком контексте и как противостоять российской пропаганде, – все это Барбора Маронкова рассказала корреспонденту Укринформа.

НАТО-РОССИЯ: ДИАЛОГ, ОБОРОНА, СДЕРЖИВАНИЕ

- Согласно недавних исследований московского «Левада-центра», треть россиян верят, что их окружают сплошные враги. НАТО разделяет пятую позицию в этом рейтинге врагов с Германией и Британией, уступая США, Украине, ЕС и «постсоветским странам». Какие эмоции этот факт может у вас вызвать – разочарование, страх, что-то еще?

- Пятое место в этом контексте – не так уж и плохо, как мы могли бы ожидать (улыбается). Но, очевидно, речь не идет в данном случае о конкурсе красоты. НАТО и Россия проходят сейчас через очень сложный этап отношений, вероятно, – самый худший с момента завершения Холодной войны. Были времена в нашей новейшей истории, которые, как обе стороны надеялись, могли бы привести к улучшению наших отношений. Мы создали Совет НАТО-Россия, мы осуществляли совместные проекты в различных сферах военного сотрудничества. Мы работали вместе по многим инициативам, например, в Афганистане и в других местах. Но все это было либо приостановлено, либо отложено, либо отменено вообще после событий 2014 года в Украине.

Как наш генеральный секретарь (генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг – авт.) недавно отметил после встречи с министром иностранных дел (РФ – авт.) Лавровым в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, даже в самые тяжелые периоды мы должны находить пути для диалога. С тем, чтобы снизить напряжение, которое возникает между нами в конкретных сферах, в частности это касается проведения больших учений, событий в Балтийском или Черном морях – в воде, в воздухе, везде, где могут произойти определенные столкновения. Мы должны сохранять способность разговаривать.

В то же время нам надо продолжать говорить России, что мы твердо поддерживаем Украину. Как и Грузию, Молдову, или любого другого партнера, который переживает агрессию со стороны России тем или иным образом. Это и есть содержание нашей политики в отношении России – диалог, но в то же время – мощная оборона и средства сдерживания.

В СТРАНАХ НАТО И ЕС ВСЕ БОЛЬШЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ РОССИЙСКОЙ ДЕЗИНФОРМАЦИИ

 - Кажется, что российская пропаганда сейчас еще более агрессивная, чем была когда-либо. Как это вероятно может отразиться на контрмерах со стороны НАТО или более широкой Европы?

- Что важно – НАТО и Европейский Союз, все наши союзники вместе с Украиной, Грузией и другими странами действительно повысили уровень осведомленности относительно дезинформации и пропаганды, которые поступают со стороны России, особенно за последние четыре года. Они были и до того, но выросли по объему с 2014 года.

Мы надеемся, что наша проактивная позиция и прозрачные коммуникации, когда мы демонстрируем факты и цифры, используем различные методы, чтобы разоблачить и развенчать мифы, которые использует Россия, – что все это полезно. Люди начинают понимать, что на самом деле важны факты, которые любой может легко разыскать в современном мире, если действительно этого хочет. Не надо просто верить всему, что тебе говорят.

В этом смысле мы многому научились у Украины. Во время визитов в европейские столицы, в Брюссель, во время различных событий украинцы демонстрировали нам мифы и пропаганду, которую россияне распространяли в отношении Украины. Приводили нам очень понятные примеры – как именно это делалось, и это также помогало повысить нашу осведомленность.

В начале февраля 2015 года я проводила в Брюсселе мероприятие по публичной дипломатии. Мы пригласили представителей stopfake.org из Украины. Они сделали презентацию на полчаса, где собрали вместе разные истории и видео, а также примеры распространения в социальных сетях пропаганды против Украины. Это действительно было открытие глаз для многих присутствующих в том зале. Я убеждена, что такие усилия правительственных и неправительственных организаций, отдельных людей, журналистов - всех, действительно были полезными в поиске решения этой проблемы.

- Насколько опасна российская пропаганда для европейских стран? Одна из ее целей, которая открыто декларируется некоторыми российскими деятелями – это распустить Евросоюз и разрушить НАТО. Как «Большой Запад» может реагировать на такие угрозы?

- Мы хорошо знаем, каковы цели. Они заключаются в том, чтобы подорвать веру в нашу организацию и демократические принципы, по которым живут все страны-члены. Сейчас уже гораздо большая осведомленность относительно этого в европейских столицах, среди политиков, среди людей, которые принимают решения, у всех граждан и сообществ. А также у представителей СМИ... Есть очень много журналистов, которые поддерживают связь между собой в различных группах социальных медиа, они обмениваются информацией, данными о дезинформации, они пытаются раскрыть свое восприятие на пользу другим людям.

Мы были свидетелями парламентских слушаний в разных странах, в Брюсселе, в Берлине, в Вашингтоне, в других столицах. Некоторые правительства даже подготовили пособия для граждан по обращению с дезинформацией. Недавно мы получили интересные материалы из Франции – как уберечь себя от дезинформации.

Поэтому мы соглашаемся с тем, что пропаганда является очень опасной составляющей более широкого гибридного оружия и тактики, которые используются против наших демократий. В то же время, на мой взгляд, возможности предотвращения и сдерживания в сфере информационного оружия растут в каждой столице. Этот дискурс присущ многим странам, и я считаю – это хорошо.

Нас часто приглашают участвовать в разных конференциях, написать статьи, в частности, мои коллеги в Брюсселе. У нас сильные институты, которые очень нам помогают, например, Центр усовершенствования в сфере стратегических коммуникаций, который расположен в Риге, в Латвии. Этот центр стал действительно узлом для исследований и анализа в этой сфере. При этом мы действуем вместе с Европейским Союзом. Создан также Европейский центр в Хельсинки для противостояния гибридным угрозам. Среди тех стран, которые присоединились к Центру, растут возможности относительно устойчивости и защиты населения, и этот опыт используется в интересах других стран. Поэтому многое происходит вокруг...

НАТО НЕ ОТВЕЧАЕТ ПРОПАГАНДОЙ НА ПРОПАГАНДУ

- Здесь, в Украине, время от времени возникает дискуссия – как мы можем реагировать на российскую пропаганду? Россияне создали сплошные «фабрики троллей», которые распространяют ложь по всему миру. Должны ли мы или кто-либо реагировать симметрично, отвечая фейком на фейк, дезинформацией на дезинформацию, или тратить огромные деньги и подкармливать армию доморощенных «троллей»?

- Наша главная линия - очень простая. Мы не отвечаем пропагандой на пропаганду, и мы не думаем, что это правильный подход. Мы убеждены, что ключом является опора на факты, и так будет всегда. Это очень важно, поскольку отражает то, кто мы – демократические и прозрачные сообщества, и именно поэтому мы отстаиваем правду и факты. Это действительно то, о чем постоянно подчеркивает руководство НАТО и во что твердо верит.

Как я говорила, у нас есть несколько проектов, направленных на опровержение российской дезинформации правдивыми фактами. Например, на веб-сайте НАТО мы создали отдельную страницу, которую назвали «Под запись» ("Setting the records straight").

На этом ресурсе мы собрали различные российские мифы о НАТО, и посмотрели на факты, которые дают нам ответ на эти мифы. Мы убеждены, что это очень эффективный способ для опровержения этих мифов.

В Украине мы делали выставку на тему отношений с НАТО, и посвятили одну из ее частей как раз этим мифам. В очень показательной и креативной форме мы показали все эти мифы, с одной стороны, и затем показали правду. Для многих людей, убеждена, это способ осознать – какого рода информацию о нас распространяют.

Еще одной и очень важной частью того, что делает НАТО в этой сфере, являются мероприятия с участием нашего отдела прессы и медиа. На повседневной основе это подразделение работает с журналистами по всему миру. Мы создали действительно эффективную систему мониторинга, и если мы видим или находим публикацию, которая является некорректной, или в которой пытаются перейти определенную грань, мы активно выходим на таких журналистов, предоставляем им фактологическую информацию, и просим внести правки.

Это действительно работает, в том числе – с российскими журналистами.

Два года назад произошла довольно известная история, когда наш генеральный секретарь давал интервью каналу «Россия 24» в телестудии НАТО. Когда интервью должно было уже появиться, оно имело название «НАТО готовится атаковать Россию». Что, понятно, было чушью, ведь генеральный секретарь никогда не говорил такого.

Поскольку интервью было записано в нашей студии, у нас были все телевизионные и аудиозаписи. Поэтому мы начали рассылать звук и видео этого интервью, использовали социальные сети, разместили полную расшифровку на нашем веб-сайте. Делегации стран-членов НАТО поддержали нас в социальных медиа в своих странах. Репортеры ведущих мировых информационных каналов и агентств, с которыми у нас сложились хорошие отношения – они тоже продвигали эту информацию на своих каналах и в социальных медиа. Все это создало такое давление, что, в конце концов, «Россия 24» изменила название и внесла необходимые коррекции.

- Они извинились?

- Не знаю, были ли на самом деле там извинения, но результат был такой, что благодаря такому давлению мы добились внесения корректив в это интервью. Поэтому, я считаю, социальные медиа – это хорошо. Но также очень важно иметь рабочие контакты с журналистами. Они могут оказать нам существенную помощь, и мы можем в большой степени им помочь. Это такой своеобразный симбиоз в отношениях, в котором в НАТО работают наши пресс-офицеры и спикеры.

БАЛАНС МЕЖДУ СВОБОДОЙ СЛОВА И БЕЗОПАСНОСТЬЮ ГРАЖДАН – ЭТО ДЕЛО ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ

- В украинских реалиях существуют некоторые медиа, которые активно эксплуатируют демократические нормы относительно свободы слова для распространения неприкрытой российской пропаганды в самой Украине. Они призывают к поражению и капитуляции в борьбе, которую Украина сейчас ведет против российской агрессии и оккупации. Они выступают, фактически, источником российской пропаганды. Как мы должны реагировать на это явление? Есть ли у НАТО подобный опыт?

- У НАТО нет определенной позиции относительно этого, поскольку мы международная организация. Лицензии на вещание, разрешения на работу для различных медиа в каждой стране является вопросом национального законодательства. Что является важным, – с одной стороны, соблюдать сакральные нормы относительно свободы слова в демократическом обществе, где СМИ могут открыто и свободно действовать. С другой стороны, безусловно, государства несут ответственность за защиту своих граждан. Таким образом, должен быть справедливый баланс, и законодатели в каждой стране должны определять, как этот баланс удерживать. Это очень трудная задача, мы знаем.

В некоторых странах есть подобное законодательство, где, например, лицензию на вещание могут отобрать за распространение идей ненависти, или когда журналист или издание систематически нарушают этические нормы журналистики. В разных странах есть разные варианты регулирования. Мы, как НАТО, необязательно должны этим заниматься. Но, как мы это видим, вопрос относительно свободы слова и информационной защиты – оба эти вопроса очень важные.

- В российских медиа распространяется не только вражда в отношении Украины и украинцев, но звучат прямые призывы к убийству, к войне и насилию. Такие призывы в любом цивилизованном обществе запрещены законом. Существуют ли определенные международные правовые инструменты, чтобы привлечь Россию к ответственности за открытую пропаганду войны в современной Европе?

- Насколько я знаю, есть определенный этический кодекс, который регулирует этот вопрос среди журналистов и их международных организаций – таких, например, как «Репортеры без границ», или «Ассоциация международной прессы». Опять же, каждая страна имеет собственный пакет законодательства относительно реагирования на пропаганду насилия, а также определения – что именно можно считать пропагандой насилия. Такие правовые нормы существуют, например, в каждой стране Европейского Союза.

Но я не эксперт в этой сфере. Лучше адресовать этот вопрос Совету Европы, где этот вопрос поднимается регулярно. Мы со стороны НАТО стараемся повысить осознание людьми – насколько разрушительной и коварной может быть такая пропаганда. Уровень такой осведомленности значительно вырос за последние четыре года.

Таким образом, это вопрос Украины и украинских законодателей – как решить проблему пропаганды насилия согласно европейских стандартов и норм европейского законодательства.

В УКРАИНЕ СУЩЕСТВУЕТ БОЛЬШОЙ ИНТЕРЕС К СТРАТЕГИЧЕСКИМ КОММУНИКАЦИЯМ

- Не так давно Украина начала внедрять систему стратегических коммуникаций. По вашим наблюдениям, насколько успешно продвигается этот процесс?

- Я считаю, что вообще вопрос стратегических коммуникаций был впервые взят во внимание не только в Украине, но и во многих других странах, включая НАТО, только в течение нескольких последних лет. Это все еще довольно новая терминология и новое видение, которые не использовались до этого, за исключением опыта нескольких стран. Эта система, в основном, создана для координации военных связей с общественностью и координации между военными в различных видах коммуникации.

В НАТО мы создали собственную систему стратегических коммуникаций, она, главным образом, берет начало из нашего опыта в Афганистане, и мы работаем над усовершенствованием того, что мы имеем на сегодня.

В Украине мы действительно наблюдаем большой интерес к этой теме и стремление достичь взаимопонимания среди правительственных структур и официальных лиц, представителей министерств и учреждений, которые заинтересованы в стратегических коммуникациях. Они приходят к нам, просят совета, помощи в становлении собственных отделов или групп стратегических коммуникаций. Они ищут возможности для тренировки, для обмена лучшим опытом.

Центр информации и документации НАТО в Киеве уполномочен на то, чтобы поддержать украинские учреждения в развитии способностей в сфере стратегических коммуникаций. У нас есть «дорожная карта» стратегических коммуникаций, которая была подписана в 2015 году между главой СНБО Украины и генеральным секретарем НАТО. У нас есть документ, которой нас взаимно обязывает и предоставляет возможность оказывать Украине поддержку в этом процессе.

Уже проделано много работы, многое достигнуто. Структуры Страткома были созданы во многих институтах, было инициировано принятие необходимого для этого законодательства, они провели тренировку среди персонала как в Украине, так и за ее пределами, в международном измерении. Для четырех лет это действительно большой прогресс.

Стратегические коммуникации – это звучит сложно, но на самом деле является очень простым. Это все – о координации позиций и способности говорить «одним голосом». Ведь очень важно понимать, что именно вы хотите сказать, каково ваше послание и кому оно адресовано. И когда такое понимание достигнуто, с тех пор любой, кто говорит с людьми, своими словами, но будет придерживаться того самого главного послания.

Это является одним из направлений нашей помощи, которую НАТО оказывает Украине в процессе реформ, и мы охотно оказываем поддержку такому развитию. Украина напряженно работает над этим вопросом.

- Дьявол всегда кроется в деталях, а не в мандате. Пока что можно наблюдать очень разное понимание сути стратегических коммуникаций среди украинских официальных лиц. Чем они являются больше – инструментом коммуникации между властью и обществом или же средством для защиты интересов в сфере коммуникации и информационной безопасности?

- Различные государственные институты коммуницирует с обществом на ежедневной основе. Если посмотреть на стратегическую составляющую такой коммуникации, это означает – все решения, которые принимаются уважаемыми людьми на стратегическом уровне, – все эти решения изначально должны содержать коммуникационный аспект. Потом это переходит на тактический уровень, где люди должны знать, что именно «большие начальники» решают за "круглым столом", и как в дальнейшем коммуницировать послание, которое они отрабатывают.

НАТО имеет собственное определение стратегических коммуникаций. Для нас это набор различных коммуникативных функций: связей с общественностью, военных связей с общественностью, публичной дипломатии, информационных операций, психологических операций, – и все эти функции координируются для достижения определенных целей и для внедрения определенной политики. Опять же, это определение касается только НАТО, оно отражает то, чем мы являемся как политико-военная организация. Каждая страна должна принимать собственное решение, которое определение Страткома могло бы быть самым удобным для нее.

- Каким образом можно пресечь использование чувствительных инструментов, например, информационных операций, не для решения военных задач, а для манипулирования гражданским обществом?

- Этот вопрос каждая страна решает сама. Мы, как НАТО, имеем очень четкие правила применения – где, когда и кто может использовать информационные операции или психологические операции. Использование этих операций, о которых мы говорим, имеет чисто военное назначение, запрещено любым образом применять их к собственному населению. Разумеется, я не могу говорить за Украину – как, где и каким образом эти операции используются или не используются. Это вопрос самой Украины и ее законодательства.

- Последний вопрос. Вы, как НАТО, помогаете Украине в становлении системы стратегических коммуникаций. Кажется, что самый сложный вопрос – как научить всех больших и маленьких начальников, административных и политических функционеров, которые считают, что уже знают все на этом свете лучше всех?

- Это очень хороший вопрос, на который у нас нет ответа (улыбается). Хочу вас заверить, это не только украинский вопрос. Руководители и политические лидеры всегда будут руководителями и политическими лидерами. Мы можем только предложить помощь, если они этого хотят, и будем рады помочь.

Дмитрий Шкурко, Киев-Брюссель

Фото: Елена Худякова, Нина Ляшонок / Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>