Как Путин убил РПЦ

Как Путин убил РПЦ

2831
Ukrinform
Кирилл тужится, пытается «оправдать». Но на его место уже подыскивают настоящего некроносца

Из окружения Кирилла уже пригрозили Иерусалиму, что если тот не выступит войной против Константинополя, РПЦ разорвет евхаристические отношения и с ним. А следовательно – прощайтесь, россияне, с Благодатным огнем.

Если бомбить Воронеж, так уже бомбить.

Война между западным и восточным православием становится все более реальной. И я даже не представляю, каким может быть продолжение.

Зато почти точно знаю, чем все закончится. Московское православие как «мировая религия» (такой они себя считают) прекратит свое существование. Знамение было: падение освященного московским священником «Союза». Уже очевидно, что никакого «Союза» ни в том, древнем значении советской империи, ни в смысле союза православных автокефалий уже нет.

Российские богословы накануне Минского синода советовали Кириллу-Гундяеву сделать тактический ход – поставить и свою подпись под украинским Томосом. И лицо, мол, сохраним и влияние на Украину хоть какое-то, возможно, тоже. Украинский же народ зла не помнит...

Думаю, это напрасные надежды. Напрасные не из-за упрямства Кирила, а из-за того, что джина обратно в бутылку уже не загонишь. Процесс пошел.

Я не знаю, существует ли хоть гипотетическая возможность Константинопольскому патриархату дать задний ход. Думаю, что нет. Предоставление Томоса, может, и затянется, но дело сделано – две украинские церкви перешли в другое, европейское «гражданство», и вряд ли кто-то оттуда их способен вернуть в прошлое – такого позора православию не видеть.

1
Фото: RFE/RL

КАМЕНЬ НА РАСПУТЬЕ

То, что казалось волосяной трещиной на штукатурке, все больше становится похожим на разлом тектонических плит, которые открывают мировоззренческую и духовную «марианскую впадину» между верующим россиянином и верующим украинцем. И Онуфрий со своим клиром похожи сегодня на героев известного романа Жозе Сарамаго, которые пытались тремя машинами жидкого бетона склеить дрейфующие в разные стороны света части Пиренейского полуострова.

Поспешное отступление с позиций радикального украинофобства – участие в военном параде и упоминание в проповеди «защитников Украины» – это шаг вперед в сравнении с 2015 годом (когда Онуфрий в ВР не встал во время зачитывания имен героев Украины). Но что с того шага, если одна нога все еще остается по ту, российскую сторону разлома?

Былинный камень на распутье предупреждает о неизбежных потерях, в какую бы сторону предстоятель УПЦ МП не пошел. Но это тот момент, когда медлить уже нельзя.

Кажется, предыдущий глава УПЦ МП Владимир Сабодан все это предвидел и делал хотя бы виртуальные шаги к самостоятельности украинской церкви. Онуфрий же, очевидно, стал заложником кирилловской – и следовательно, путинской – милости, которой и был назначен на свой пост. Его покорность на синоде в Минске, бессловесное (и единоличное, без согласия Синода) дублирование для верующих УПЦ МП кирилловского запрета на участие в таинствах и сослужениях с Константинопольским патриархатом, к сожалению, это подтверждают.

После решений Константинополя УПЦ МП уменьшается на глазах, тускнеет золото ее церковных куполов. Может так случиться, что со временем приходы МП превратятся в лакуны чужой цивилизации, растворятся во времени. Хотя Константинополь все еще оставляет ему игольное ушко для единения – с надеждой, что «митрополит Онуфрий и его иерархи с мудростью отнесутся к новым изменениям».

Москва неоднократно пыталась преодолеть церковный раскол в Украине. Но так и не смогла этого сделать, показав свою слабость и несостоятельность. И дело здесь не в Филарете, и не в Варфоломее – просто методы и идейная подоплека этого неестественного объединения Киева и Москвы были неприемлемы еще в давние времена, а сегодня – и подавно.

«ФЕДОТ, ДА НЕ ТОТ»

Нет религии без легенды. Однако надо отличать легенду от лжи. Попытки поспорить с Фанаром языком исторических фактов – со стороны московских клириков было плохой идеей. Ведь вся история российской империи, сфальсифицированная с такой тщательностью многими поколениями российских пропагандистов, при столкновении с реальными, документальными свидетельствами разрушается. Не выдерживает дневного света, как говорят в таких случаях.

Столько лет российские церковники вбивали в головы верующим украинцам (да и россиянам), что Киевский патриархат подарен Москве Константинополем на веки вечные. Оказалось, что не подарен, а только передано право назначать киевского патриарха, да и то – учитывая тяжелые тогда для Константинопольской церкви времена, которые, несомненно, потом прошли.

Было известно и раньше, но только сейчас открылось многим, что не московская церковь является матерью киевской, а наоборот. Что настоящий раскол произошел в 1459 году, когда поместный синод России в одностороннем порядке решил избирать московского митрополита без согласования с Константинополем, но Константинополь это нарушение канонов великодушно простил.

Что в решении московского собора, который утвердил патриаршество в 1589 году за Москвой, не значатся ни Киев, ни епархии Украины (или Малороссии), а говорится лишь про «всю Московскую область и всю Россию и северные страны».

Стая придворных богословов взялась доказывать, что принадлежность Украины к РПЦ подразумевается «по умолчанию». Но их быстро высмеяли свои же российские богословы вроде Кураева.

То есть, как говорят в России, – «Федот, да не тот». Как неосмотрительно проговорился на одном пропагандистском российском канале доктор исторических наук Александр Сытин: «Это крайне негативно скажется на РПЦ. Почему? Потому что там выясняются интересные вещи...»

Разрушение вымышленной истории Русского православия, как показала оживленная дискуссия в соцсетях, шокировала россиян. Они бросились читать забытых историков. В сети даже появилась фотожаба с ошарашенным киногероем, который судорожно затягивается сигареткой, и подпись: «Когда пролистал историю церкви».

Но ведь этим разрушается не только церковь, но и империя в целом, которая на «тысячелетнее русское православие» опиралась. И у каждого жителя этой империи теперь есть повод задуматься: «А не являются ли фейками и другие страницы российской истории?» с ее александрами невскими, дмитриями донскими, александрами матросовыми...Существует ли вообще такое понятие как Россия, не украдено ли это название, не является ли русским языком заимствованный болгарско-украинский суржик?

Мы-то все это уже знаем, а им раскол, начатый Кириллом, – поможет...

СКАЗКА О ПОПЕ

Так сложилось, что у россиян немного другое отношение к вере, чем у украинцев. Точнее – украинцы более религиозны.

Продвинутые россияне, особенно интеллигенция, охотно находят время и желание поиздеваться над русскими попами. Я никогда не видел и не слышал столь резкой критики от украинских интеллигентов – даже в отношении Московского патриархата.

Дело здесь в самих московских попах, которые испокон веков пропагандировали невежество как добродетель, а тягу к светским знаниям называли дьявольским искушением. Это невежество всевладно царит в информационном поле России. И доходит до гротеска – когда судят за пост «Бога нет!» в соцсетях, когда требуют переписать сказку Пушкина «О попе и его работнике Балде», рисуют муралы с распятым Гагариным, молятся на иконы с изображением Путина и маршала Жукова, экстатически барахтаются в грязи, ползают, везя на спинах упитанных батюшек...

Богатство знаний заменяется богатством иерархов, служение людям – церковным бизнесом, который достиг гигантских масштабов и не мешает торговать церковной утварью с «раскольниками» – лишь бы деньги шли.

Московско-Константинопольский конфликт еще больше расшевелил этот вертеп. Российский православный волонтер Юрий Белановский разочарованно пишет, что когда-то мечтал, чтобы все люди вокруг говорили о вере и церкви. Сегодня – говорят, «в очереди в Ашане, на приеме у терапевта, в вагоне метро, в перерывах на совещаниях с чиновниками, в прайм-таймах на телеэкранах – везде религия!»

Но есть ли что-то о вере в этих разговорах? «Сегодня Православие в России – это крик или даже приказ Богу: отойди в сторону, не мешай, видишь, взрослые дяди свои дела решают, разборки устраивают за «территориальную целостность»... И небольшое горное озеро православной веры вышло из берегов. Ручьи стали мутными селевыми потоками и теперь уже сносят все вокруг... Юношеские мечты осуществились, только сегодня я сожалею, что все оно так. Я теперь знаю, что даже у самой светлой религии есть темная сторона».

Вынужденный подчиняться властям, образованный россиянин не говорит лишнего. Но поражение Кирилла в войне против Украинской автокефалии разверзнет уста. При благоприятных для нас условиях Украинская независимая поместная церковь по численности приходов может сравниться с РПЦ, а то и опередить ее – а это превратит Кирила из «гиганта» в карлика. И ему этого не простят. Потому что «Москва бьет с носка и слезам не верит». И особенно жестоко будут бить те невежды, на которых опирается его церковь и которые – дикие и неопрятные, в казачих папахах, штанах с лампасами и огромных крестах поверх ватников – убивали украинцев на Донбассе. Они не простят потерю величия...

ВЕРА В КАНТЕМИРОВСКИЕ ДИВИЗИИ

Когда-то Сталин насмехался над Папой Римским, спрашивая: «А сколько у него дивизий?»

У патриарха Кирилла есть что на это ответить. Российская армия всегда готова прийти на помощь «рускому православию», даже если для этого надо будет зайти танками на чужую территорию и убить несколько тысяч местных христиан. Для этого надо лишь принять решение, что «религиозные вопросы в Украине уже не являются внутренним делом Украины», как это порекомендовал российский «писатель-патриот» Николай Стариков. «Кантемировским дивизиям приготовиться!» – отреагировали на это соцсети.

Братья Стругацкие предсказали российское настоящее, когда писали, что «черные всегда приходят к власти там, где царит серость». Воинствующий монашеский орден уже выстроился. Офицеры (помните специфическое «Так точно!» в телеэфире от патриаршего пресс-секретаря?) уже готовы проливать кровь паломников в Почаеве, уничтожать в Печерской Лавре «комаров, которых заражают в американских лабораториях на территории бывшего СССР, чтобы нести угрозу населению». А если надо – то и «душит греков, тварей продажных, предателей», как призывает актер и священник РПЦ Иван Охлобыстин.

Танками и церковью разрушить сопротивление легче, чем одними только танками. Тем более, когда церковью территория уже оккупирована. Поэтому освященные танки (как российские в ОРДЛО) «снаряд не берет», а атомная война, объявленная российскими богословами такой, что «очистит мир от греха», – настоящего православного не должна пугать. Тем более, что сам Путин вселил в россиян надежду: «Мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже покаяться не успеют».

После этого даже тот же Андрей Кураев (а он враг и Украинской автокефалии, и Константинополя) написал: «Теперь уже точно с Фанаром у нас разная вера».

Истинная правда скрывается за этой иронией!

ИГИЛ КАК ИДЕАЛ

Современные теоретики «русского мира» отрицали возможность построения русской цивилизации на основе православия как мировой религии. В своем исследовании такой себе Шевченко в статье «К дискуссиям о распаде России...» объяснил, что в РФ набирает силу ислам, восстанавливается буддизм, и это может привести к межрелигиозным войнам.

Единственный выход – жестко подчинить церковь государству, сделать ее инструментом постоянной реинкарнации империи, войны с вольномыслием. Словом, скрестить РПЦ с ИГИЛ – и создать монстра, который будет действовать не убеждением, а репрессиями и подкупом, используя для этого силовые органы государства и его бюджет.

Собственно говоря, это уже не церковь и это уже не вера. А канцелярия, которая штампует директивы для государственного вмешательства в такую интимную сферу человеческого естества, которой является вера. Такое себе министерство ереси, построенное на принципах манихейского отторжения «грешного реального мира», помыслах смерти и волнительного ожидания конца света. Помните путинский догмат: «Зачем нам мир, если в нем нет России?»

Сам Путин, несмотря на свою показную набожность, в никакого бога не верит. Своими играми с РПЦ он пытается обмануть и Всевышнего. Потому что в стране, власть над которой он захватил, уже давно не действуют евангельские заповеди, уже давно правящий класс служит не Христу, а Маммоне, а слова «не убий» на фоне тысяч ядерных боеголовок и постоянных захватнических войн, которые затевает Россия, – выглядят анахронизмом.

Путин, судя по всему, не видит разницы между последующим оцерковлением общественной жизни и ее ресталинизацией. И то, и другое должно служить одной цели, сформулированной еще теоретиками «русской идеи» – Достоевским и Тютчевым – и подхваченной российскими царями, – ломание через колено и под русские шаблоны всего мира.

Для этого не нужны верующие. Для этого нужны солдаты. А еще лучше – рабы. Русская православная церковь с этим согласна.

МЫ НЕ РАБЫ

В западном христианстве верующий человек должен в делах своих приблизиться к Богу. В московском – терпеть насилие своих хозяев и молиться.

Тех, кто хоть немного поднимает голову – ждет кара. Как того белорусского священника Александра Шрамко – который снял фоторепортаж о визите Кирилла в Минск и имел смелость усомниться: а нужны ли патриарху аж 9 бодигардов? Чего он так боится? Расправа была быстрой – «запрещение в служении».

Эволюция общей покорности идет стремительно. Сначала – любовь к царям и Сталину. Затем – глубокая убежденность, что отмена крепостного права 1861 года в России была ошибкой. А совсем недавно отец Всеволод Чаплин уже рассказал россиянам о пользе рабства.

«Главная проблема современного православия – это то, что мы разучились быть рабами... – поучает о. Всеволод. – В христианской Традиции раб Божий – это раб Государства, Государя, раб судьи, раб своего начальника, раб чиновника, раб полицейского...» Рабское сознание, советует Чаплин, дает возможность нам правильно относиться к часам патриарха Кирилла, к дорогим иномаркам священноначалия... «Мы должны взращивать в себе раба».

Найдется ли хоть один украинец, который бы согласился на это предложение? Уверен, что нет. Тогда как может «Украинская православная церковь» Онуфрия находиться в одном патриархате с о. Чаплиным?

Как может быть общей вера, если то, что черное для нас, для РПЦ – белое; то, что для нас война, для них – мир; то, что для нас ненавистное, для них – праведное.

Нельзя, чтобы Кирилл ездил по церквям без охраны, ответил в соцсетях минскому священнику Шрамко его российский коллега, потому что «он является одним из самых ненавистных в мире и стране людей. И, учитывая то, как его ненавидят, можно с уверенностью сказать, что он праведник и мученик».

И не спросил сам себя бедолага: а за что, собственно, этого Кирила все так «в мире и стране» ненавидят?

Фото: RFE/RL
Фото: RFE/RL

СТРАНА ДОХЛЫХ КУРДЛЕЙ

...У Станислава Лема, польского фантаста, родившегося во Львове, есть роман про одну планету, жители которой решили вернуться к традиционным ценностям. А традиции были такими – их предки спасались от хищных зверей и метеоритных дождей под броней гигантских животных – курдлей, а точнее – жили в их (извините) кишечниках, как сами знаете кто.

Впрочем, попытки вернуть эту «народную традицию» закончились плохо – несчастные курдли то ли из-за токсикоза, вызванного паразитами, то ли из-за плохой экологии, – начали умирать один за другим. Аборигены не хотели себе в этом признаться и продолжали из последних сил таскать по бескрайним сцьоргам скелеты дохлых великанов, обтянутые вонючей кожей. Переставляли их ноги, с помощью длинных шестов поворачивали головы и махали их хвостами. Потому что боялись: а вдруг их многочисленные враги, которые намного обогнали их в технологиях, заметят подмену и легко захватят эти бескрайние сцьорги...

Кирилловская РПЦ становится все больше похожей на такого фейкового великана. Потому что настоящая церковь – живая, она живет и греет своим светом. Чтобы заставить ее поворачивать голову в ту сторону, в которую хочет царь, и передвигать ноги с той скоростью, при которой его не тошнит от морской болезни – для этого церковь надо умертвить. Это Путину удалось.

Но в Москве не любят слабаков. А Гундяев – слабак, потому что уже не тянет он того мертвеца. Метрополии, которые должны были подпирать шестами костяк, вовсю разбегаются.

Почему так легко отпустил? Почему не остановил? Не наказал? Может, потому, что когда-то считался либералом, а «либерал» – в России слово матерное? Или потому, что обязан Филарету? Сам же признался недавно, что «митрополит Филарет в какой-то момент жизни даже посодействовал, чтобы с меня было снято пятно человека политически неблагонадежного». Может, он, Кирилл, – шпион вражеский?

Кирилл тужится, пытается «оправдать». Но на его место уже подыскивают настоящего некроносца. Тем более, что в народе уже слух пошел: а почему бы нам, раз уж такое началось, не вернуться к старообрядчеству?

Поговаривают, на замену есть у царя две кандидатуры на примете – фундаменталистов-ретроградов. Это – Варсонофий (Судаков), митрополит Санкт-Петербургский и духовник Путина – митрополит Тихон (Шовкунов). Они готовы подхватить знамя и нести это чучело курдля дальше по бескрайним просторам Курдлестана, пугая прохожих.

Вряд ли нам с ними по пути.

Евгений Якунов. Киев

Первое фото: AP

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-