Керченский кризис: сначала Запад либеральничал, сейчас - стал жестче. А дальше?

Керченский кризис: сначала Запад либеральничал, сейчас - стал жестче. А дальше?

Укринформ
Укринформ поинтересовался, продолжит ли мировое сообщество давление на Россию, или, возможно, его жесткие заявления – это максимум?

Минула первая неделя Керченского кризиса. Сперва многие в Украине откровенно разочаровался вялой и слабой, по их мнению, реакцией Запада на нападение и захват наших катеров военными кораблями России. Особенно возмутительными казались те высказывания политиков Запада, где они обращаются и к Украине, и к России с призывом договариваться и не допускать эскалации конфликта. По сути, и нас, и россиян сделали одинаково виноватыми. Но уже за несколько дней риторика Запада начала меняться, и со стороны стран-тяжеловесов в адрес агрессора одно за другим полетели жесткие, а порой и ультимативные заявления (скажем, решение Трампа отменить запланированную встречу с Путиным). Даже соседняя Венгрия, которая, казалось бы, на фоне межгосударственных споров о Закарпатском регионе и постоянных попыток смягчить антироссийские санкции, все таки заняла проукраинскую позицию в этом вопросе.

Собственно, а с чего началась текущая неделю? Что же, очевидно градус повышается. Например, соратник канцлера Германии Ангелы Меркель, генсек Христианско-демократического союза Аннегрет Крамп-Карренбауер предложила запретить российским судам заходы в порты Европейского Союза и США. Ситуация в районе Керченского пролива станет одной из основных тем переговоров глав МИД Украины, Грузии и стран НАТО, которые пройдут в Брюсселе 4-5 декабря. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила, что Лондон считает необходимым усилить антироссийские санкции. Верховный представитель ЕС из иностранных дел и политики безопасности Федерика Могерини подчеркнула общность интересов Европы и Америки в противостоянии вызовам со стороны России и призвала сохранить это единство.

Судя по таким сообщениям, украинский вопрос, возможно, не под номером один, но мелькает в повестке дня на Западе, вокруг него консолидируются, четко и однозначно расставляют основные акценты и приоритеты, определяют общую стратегию своего поведения в отношении России, которая заключается в медленном, постепенном ограничении ее влияния на события в мире, скажем. путем постепенного отлучения от новейших технологий. То есть, общая стратегия есть, но, как скоро она подействует, достигнет цели – это вопрос. На Западе откровенно опасается, потому что не могут спрогнозировать поведение (а значит ее последствия) ядерной державы, которую загнали в цивилизационный тупик. Поэтому даже на самых наглые выходки кремлевского гопника быстро и жестко не реагируют. Впрочем, с нашей колокольни, на пятом году войны, мир перестал делиться на черное, серое и белое, осталось или-или – третьего не дано. Украине, у которой захватили немалый кусок земли и практически ежедневно теряет на фронте своих солдат, очень трудно терпеливо ждать, "пока взойдет солнце”, потому что за то время наши глаза “роса выест”. И именно поэтому нам важно понимать, будут продолжать наши друзья и партнеры на Западе давление на агрессивную Россию, или, возможно, это их максимум?

Политолог Олег Саакян утверждает, что усиление давления на Российскую Федерацию в той или иной степени будет происходить и в дальнейшем. То есть, это еще не максимум.

Олег Саакян
Олег Саакян

“Связано оно будет и с украинским вопросом, то есть, российско-украинской войной, и с использованием химического оружия на территории Великобритании, и, собственно, ввиду вызывающего поведения РФ на международной арене в целом. Первую вялую реакция на Керченский кризис можно объяснить повышенной осторожностью в «работе» с РФ. Очевидно, что готовых рецептов нет. Россия ставит вопросы, на которые мир не готов отвечать быстро. Но, в конце концов, дальнейшая реакция показывает, что и прощать России такое вызывающее поведение также никакого желания у мира нет. Уже и позиция Соединенных Штатов была, и Великобритании. Соответственно, реакции на это разрабатываются, и в ближайшее время они будут, – говорит политолог. – Использовал ли Запад уже все свои патроны? Отнюдь. Для действительно адекватного, взвешенного ответа недели мало. Если мы посмотрим на события последних лет, в частности, на реагирование мира на российско-украинскую войну в наиболее кризисные моменты, то, обычно, реальный ответ поступал не ранеьше, чем за три недели, или месяц. Примерно такой срок нужен демократическим государствам, чтобы от анализа ситуации и выработки возможных предложений реагирования перейти к прямым действиям. Поэтому, думаю, что ближайшие неделю-две мы увидим и принятие возможных санкций, а также какие-то другие действия со стороны Запада”.

Зато эксперт по международной политики и глобальной безопасности Украинского Института Будущего Илия Куса считает, что все эти заявления Запада на практике никто реализовать не будет – это несерьезно.

Ілія Куса
Илия Куса

“Ни политически, ни экономически Западу это не выгодно. Конечно, антироссийские санкции могут усилиться, но, скорее всего, они не будут принципиально новыми, то есть, какими-то более радикальными. Это будут косметические санкции. Чего-то большего от них ждать не стоит. Понимаю, что украинцы привыкли ждать "большого дядю", который придет и что-то за них сделает. И, пожалуй, это одна из тех причин, почему европейцы не охотно идут на конфронтацию с Россией. Думаю, они не понимают, как можно просить весь мир заступаться за Украину, просить новые санкции, которые, кстати, изрядно бьют по собственному бизнесу европейцев, просить отправлять какие-то корабли или солдат и так далее, но самим этого не делать? – рассказывает Илия Куса. – Почему у нас не вводят санкции против пророссийских политических и бизнес-структур, которые спокойно себя здесь чувствуют? Почему дипломатические отношения с РФ до сих пор не расторгнуты? Почему РФ у нас основной торговый партнер? Эти и другие вопросы остаются открытыми, и европейцы о них прекрасно знают, они считают, что для них это такая же двойная игра, двойные стандарты, как мы думаем о них, когда видим вялую или какую-то недостаточную, как нам кажется, реакцию с их стороны. Обо всем этом можно спорить часами. Но стоит ли? Сидеть и ждать, ну, это довольно инфантильная позиция. В нашем арсенале есть множество инструментов, которые помогут противостоять России, давить на нее, на ее олигархов, пророссийские силы на территории Украины, которые активно здесь действуют, и будут делать это на будущих выборах. Может, давайте возьмемся за них, вместо того, чтобы ждать и считать сколько раз Украина прозвучала на различных саммитах или кто пожал или не пожал руку Путину?”

Похожее мнение высказал дипломат, председатель Фонда “Майдан иностранных дел” Богдан Яременко. Он говорит, что ему совершенно не понятно, что просит и какую реакцию хочет получить Украина от Запада на агрессивные действия России в Азовском море.

Богдан Яременко
Богдан Яременко

“Если Украина кроме заявлений ничего не просит, то, соответственно, ничего кроме заявлений и не будет. Если же Украина призывает к каким-либо санкций, но конкретно не говорит о каких, то, конечно, реакция будет носить ограниченных характер. Удовлетворяет ли нас по сути голое обещание генсека НАТО, который распоряжается войсками, что Альянс увеличит свое присутствие в Черном море? Ну да, в это заявление можно поверить. Однако. Ну разве нельзя еще спросить, а насколько, а какова присутствие, с какой целью, кто его обеспечит и так далее. Пока Украина не задается такими вопросами, то, считаю, подобные заявления – это все, чего мы заслужили... Да, немало зависит и от ЕС, и от Соединенных Штатов. Да, мы никогда не заставим их делать то, чего они делать не хотят. Но! Если мы ничего не просим – они просто ничего не будут делать. А если мы к ним обращаемся с какими-то предложениями, аргументируем их, вот тогда можно ожидать какого-то развития событий. Пока мне совершенно не понятно, что хочет Украина, – утверждает дипломат. – Один призывает Германию отправить в Черное море военные корабли... Ну вы поинтересуйтесь, сколько их у Германии есть, а сколько нужно для обеспечения собственной безопасности на море? Другой публично призывает Турцию закрыть Босфор для российских военных кораблей. Так будто имеющихся в Черном и Азовском морях военных кораблей России недостаточно, чтобы доминировать. Ну, и неплохо бы почитать Конвенцию Монтрё, которая предусматривает, что Турция может перекрыть проливы для военных кораблей воюющих черноморских государств. Для обоих. А тут сразу две проблемы – нужны ли нам такие санкции против ВМСУ, и как убедить Турцию, что Украина и Россия воюющие государства, если даже вводя военное положение наша власть заявляет, что это не означает войну с Россией? А еще учтите, что поддерживая Украину, Турция публично требует от России обеспечить принцип свободы мореплавания в Азовском море и Керченском проливе. Что нужно ей, но выгодно и нам. Как Турция может потребовать от России обеспечить свободу мореплавания в одном проливе, и в то же время запретить то же самое в другом? Опомнитесь, стратеги, нет кораблей НАТО. Есть военные корабли государств-членов НАТО. И все страны НАТО развивают свои военно-морские силы не из расчета, что будут держать боевые корабли в Черном море на подхвате у Украины. Нужно вести предметный разговор, а не заниматься громким профанством”.

По мнению политолога Александра Ярощука, Запад будет ограничиваться вербальными санкциями.

Олександр Ярощук
Александр Ярощук

“Сейчас у политической элиты стран Запада нет воли и видения решения проблемы. Более того, у многих политических лидеров нет понимания серьезности проблемы. То, что мы слышим отдельные призывы, еще ничего не значит. Стоит еще учесть, что экономические интересы чрезвычайно важны, и лоббизм крупного бизнеса не оставляет властям маневра для действий. Тем более что большинство правительств в ЕС находятся в очень зыбкой ситуации, и им нужна поддержка со стороны влиятельных компаний, основная часть которых имеет дела в РФ. И не стоит забывать про российскую пропаганду, инфильтрованную в медиа и политические дебаты. В современных условиях Запад, к сожалению, для нас, определил очень дальнюю красную линию: только в случае полномасштабной открытой агрессии возможны четкие, конкретные, а главное болезненные санкции”, – подытожил политолог.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-