Дело Вышинского: российские уши в брюссельском пресс-клубе

Дело Вышинского: российские уши в брюссельском пресс-клубе

Репортаж
Укринформ
Корреспондент Укринформа случайно попал на «конференцию»-спектакль, поставленный по кремлевскому сценарию

Не подумайте ничего плохого. Пресс-клуб в самом центре Брюсселя абсолютно приличное местом, где, обычно, собирается вся наша пестрая и многоязычная журналистская братия. Здесь, по определению, царит плюрализм, и каждый может высказывать какие угодно позиции. Если, разумеется, они не затрагивают права и свободы других людей и не содержат пропаганды насилия, войны, нетерпимости и просто пропаганды...

О событии, которое произошло в Брюссельском пресс-клубе в прошлый понедельник, 10 декабря, корреспондент узнал случайно, потому что никаких приглашений не получал, и позже понял – почему. Во время знаменитой акции «желтых жилетов» в прошлую субботу ко мне подошел знакомый пакистанский журналист и проникновенно так начал сочувствовать – у вас, в Украине, тоже тяжело с демократией, и сейчас Европа пошла, ой не та... Немного озадаченный такими неожиданными параллелями, спросил подробности и получил приглашение на «Конференцию о свободе слова и правах журналистов в Украине». Черным по белому написано: согласно последним докладам Freedom, в Украине остаются вызовы в свободе слова. Надо идти, если такая беда случилась...

Приходим. Прояснение наступило, когда уже в пресс-клубе увидел знакомого из «РИА Новости», с которым до войны даже дружили. «Ты на Вышинского?». Какого, к черту, Вышинского, где он – а где Freedom House... Но через секунду пазл сложился. Ведь российские «РИА Новости» – известные «затейники» по части организации дискуссий, круглых столов и других пропагандистских заморочек в Брюсселе и других столицах беззаботной Европы.

Тем более, что не далее как в прошлый четверг, 6 декабря, российский министр Лавров громил эту самую украинскую демократию за «вопиющее» нарушения свободы слова, выраженное в преследовании того самого Кирилла Вышинского, который в свое время возглавлял Киевское отделение «РИА Новости Украина» и сейчас находится под следствием в Украине по подозрению в государственной измене. Ну, понятно, «РИА» должно отрабатывать свой хлеб быстро. Не кусать же Сергея Викторовича за щедрую руку...

Понятно, Freedom House с этим событием и рядом не стоял. В Брюссель, очевидно – попутным ветром, задуло Андрея Доманского – адвоката Кирилла Вышинского. Тем же попутным ветром в брюссельский пресс-клуб занесло телевизионную группу с НТВ, уже знакомого вам «приятеля» из отделения «РИА Новости» и еще двух фрилансеров – одного, по произношению, британского, и одного, по поведению, белорусского. Были еще человека три, которые так или иначе имеют отношение к Украине, но – такие же невинные случайные прохожие, как и автор этих строк, которые «клюнули» на предложенный крючок – не каждый день в Европе обсуждают нарушения прав журналистов в Украине.

Перспектива оказаться в общей компании с российскими «коллегами», которых можно называть как угодно, но не журналистами, радовала мало. Направленность и тональность мероприятия были понятны еще до его начала. Но какой смысл уходить, если уже пришел? Тем более, тема интересная...

Надо отдать должное Андрею Доманскому. Не понятно, как к этому отнеслись организаторы, но говорил он исключительно на украинском языке, что особенно радовало, если смотреть на кислые физиономии российских коллег.

А вот по содержанию мыслей, которые он пытался донести известно кому (ни слова – о Сергее Викторовиче, гусары, молчать!), а также в измерении плюрализма, обобщений и интерпретаций, – он точно не излагал украинскую позицию. Настолько НЕ украинскую, что переводчица, украинская девушка, несколько раз сбивалась, краснела и глаза у нее увеличивались от каждого выплеснутого в воздух слова «украинского адвоката». (Сноска: господа юристы, тезис о НЕ украинской позиции – это оценочное суждение журналиста, который не является подсудимым).

Итак, украинский (без кавычек) адвокат Андрей Доманский пытался апеллировать к «европейскому сообществу» и «международному журналистскому сообществу» в деле лица с двойным гражданством России и Украины Кирилла Вышинского, которого в Украине обвиняют в государственной измене и в поддержке агрессии иностранного государства против Украины, ее суверенитета и территориальной целостности.

Наверное, когда эти строки увидят свет, решение Херсонского апелляционного суда, который во вторник 11 декабря должен был рассмотреть дело Вышинского, уже будет принято. Именно поэтому стоит учитывать, что решение суда имеет безусловный приоритет по отношению к журналистскому суждению. Но мы и не претендуем на раскрытие юридических тонкостей. Сосредоточимся на том, что говорил Андрей Доманский об Украине и о украинских журналистах. Обо всех, дамы и господа, журналистах Украины, а не об отдельно посаженном «страдальце».

Первые десять минут адвокат рассказывал о тяжелой журналистской доле, поскольку журналисты всегда находятся на первой линии огня, и кто-то всегда недоволен их позицией. За 2018 год Союзом журналистов Украины вместе с (скороговорка) международными организациями зафиксированы сотни случаев нарушения прав журналистов, из которых более 100 – были связаны с угрозами их жизни и здоровью. Действующее законодательство имеет все возможности для защиты журналистов, однако, не применяется. В свою очередь, правоохранители отказываются квалифицировать дела по признаку нарушения прав журналиста, списывая это на бытовое хулиганство.

Гугл вместе с украинским Институтом массовой информации выдает несколько другие цифры числа пострадавших журналистов в Украине. Но пусть журналистские организации с этим разбираются. Для нас интересно, что все выше приведенные тезисы не новы, будучи озвучены в докладе ОБСЕ о свободе слова в Украине еще полтора года назад.

Далее уместно давать цитаты. Андрей Доманский – адвокат, не забывайте.

«Одно из главных прав журналиста – это высказывать свое мнение... Однако в Украине есть случай, когда преследуется лицо, главный редактор «РИА Новости Украина» Кирилл Вышинский не за то, что он высказал какое-то свое мнение, а за то, что он высказывал мысли своих журналистов, за статьи, которые были размещены в разделе «Мнения»... Он не автор тех статей, он лишь главный редактор, и это его вина».

«...Понимаю, что его дело не юридическое, а скорее политическое. Я пытаюсь также донести эту информацию до международного сообщества. Однако это касается не только дела Кирилла Вышинского, это касается всех журналистов, которые есть в Украине, и касается их прав...»

«... Вы все знаете и видите, какова ситуация в Украине. С введением, соответственно, (военного) положения, которое сейчас действует в 10-ти регионах Украины. Мы понимаем, что есть определенные осложнения между странами, в частности между Украиной и Российской Федерацией. Но эти моменты не должны влиять на защиту прав журналиста. Работа журналиста заключается в том, чтобы предоставлять информацию общественности, нравится это политикам или нравится это определенным правительствам, – это решать не им, а это решать читателю и зрителю, который нас читает, который нас слушает».

Он еще долго говорил, адвокат. И о попытках спецслужб вербовать представителей СМИ, и про навешивание ярлыков на «неугодных» пророссийских журналистов, и про обменный фонд осужденных, и о «показательном деле», и даже о нарушениях свободы слова на «прайдах» сексуальных меньшинств в Украине. При этом он много говорил также о верховенстве права, о свободе слова и демократической Украину, которая должна эту свободу поддерживать, про европейские ценности и т. д... И подталкивал, подталкивал к главной мысли: дело его подзащитного – это грубое нарушение демократических свобод европейского образца и прав всех журналистов Украины...

Складывалось такое впечатление, что на Украину просто библейская тьма опустилась в измерении свободы слова, а господин Вышинский был просто безобидным лучиком света, который с 2014 года пытался проложить путь заблудившемуся народу к вершинам прогресса и демократии.

Единственным путем остановить этот фонтан красноречия была возможность задавать вопросы. И они прозвучали. Например, какое отношение к свободе слова имеет процесс над человеком, которого обвиняют в государственной измене и сотрудничестве со спецслужбами врага? Не считает ли уважаемый адвокат, что Украинское государство обязано защищать общество от информационной агрессии противника, включая попытки распространения пропаганды войны, насилия и нетерпимости? Насколько весомым доказательством вины подзащитного является государственная награда РФ за участие в незаконной аннексии Крыма в 2014 году, и нарушении, таким образом, территориальной целостности Украины?

По субъективной оценке, эти вопросы несколько «сбили дыхание» у красноречивого адвоката. По расстроенным взглядам европейских коллег, присутствовавших на мероприятии, можно было увидеть понимание тех глубин, на которые они могли опуститься вместе с российскими пропагандистами. В их глазах и словах отражались смесь чувств – жалость, мерзость от касания нечистот, и грусть, как после момента, когда человек понимает, что его обманули, и уже ничего с этим не поделать. Будем надеяться, они сделали правильные выводы.

Хотя этот спектакль, поставленный по кремлевскому сценарию, удалось несколько скорректировать, российские пропагандисты отработают свои сюжеты. На головы несчастных россиян будет вылит очередной поток грязи и ненависти к Украине, с замечанием – все эти слова были произнесены не где-нибудь, а в Брюсселе! Россиянам можно сочувствовать, но это не первый поток лжи, которым заливают им мозг.

Главное, что европейцы, для которых свобода слова действительно является неразменной ценностью, поняли – говорить правильные вещи о правах журналистов еще не означает быть искренними в отстаивании демократических свобод. Российская ложь может быть изящной, но от этого она не перестает быть ложью и подтасовкой. Какие бы чудеса красноречия не проявляли украинские помощники российских пропагандистов, это вряд ли поможет скрыть истину. Потому что деньги всегда имеют свой запах.

...Кроме российского министра, на встрече ОБСЕ в Милане было еще много людей, которых возмутила попытка российского чиновника учить Европу и Украину свободе слова и демократическим ценностям. Именно в этом контексте министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус тогда, в прошлый четверг, сказал гениальную фразу. «Ложь, – сказал европейский министр, – никогда не может считаться альтернативной точкой зрения».

Россияне врут постоянно, себе и окружающим, пытаясь выдать собственный виртуальный мир за альтернативу. Будем бдительны. Ложь не может быть альтернативой. Потому что она – ложь.

P. S. Херсонский апелляционный суд на заседании 11 декабря оставил под стражей подозреваемого в госизмене главного редактора "РИА Новости Украина" Кирилла Вышинского до 28 декабря включительно.

Дмитрий Шкурко, Брюссель

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-