Богдан Червак, руководитель Организации украинских националистов
Мы вылечимся от либерализма, и Россия нам «поможет» это сделать
07.02.2019 09:00

На днях на разных мероприятиях в разных обществах (патриотического и националистического толка) отмечается 90-летие создания Организации украинских националистов. Украинский национализм уже стал устойчивой реальностью на украинской политической карте. Партии националистов могут быть не представлены в парламенте, однако они все равно фактор политики. Они вовлечены во все процессы становления нации, они участники самых важных общественных событий.

Украинский национализм взрослеет и крепнет, на факельное шествие приходят полностью русскоязычные семьи с маленькими детьми. Песнями ОУН открываются партийные съезды и они становятся гимном украинской армии, так же, как лозунг ОУН «Слава Україні – Героям слава» стал официальным приветствием Вооруженных сил. Что общего у сегодняшнего националиста с его идеологическим прадедом 100 лет назад? Наконец, какова судьба украинского национализма. Об этом мы говорим с основателем современной Организации украинских националистов Богданом Червяком.

ЭТАП БОРЬБЫ ОУН-УПА - ОДИН ИЗ САМЫХ МАССОВЫХ ЭТАПОВ БОРЬБЫ УКРАИНСКОГО НАРОДА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

- Давайте вспомним события 90-летней давности, объединительный съезд украинских националистов в Вене. Вроде бы - праздник, но с привкусом поражения, потому что вскоре они перессорятся. Каково ваше мнение?

- Ни в коем случае - не поражение. С середины прошлого века на политической арене было только две организации с историей более 90 лет. Это - Организация украинских националистов и коммунистическая партия в ее различных модификациях. Одни ставили перед собой цель - независимое Украинское государство, вторые - господство пролетариата во всем мире. Посмотрите, где украинские националисты оказались со своими лозунгами и со своей целью, и где оказались коммунисты. То объединение, которое состоялось в 1929 году, заложило основы борьбы целого поколения за государственную независимость Украины на тех идеологических основах, которые прошли испытание жизнью. В отличие от коммунистов, которые потерпели полный крах и оказались в маргинесе, фактически на мировой помойке. Эти 90 лет не пропали зря. Вся история Украины - история конкретных этапов национально-освободительной борьбы украинского народа. Можно начать с походов киевских дружинников, которые расширяли границы Киевского государства; затем была национально-освободительная борьба Богдана Хмельницкого; затем война с Москвой, которую вели гетман Иван Выговский, Иван Мазепа; затем так называемые первые освободительные соревнования периода Украинской Народной Республики. Так вот, этап борьбы ОУН, а затем УПА - это один из самых последовательных, самых массовых этапов борьбы украинского народа за свою государственную независимость, а еще и самый идейный.

- Как вы определяете идейность?

- В прошлых веках украинцы на первое место ставили социальные лозунги: получить свободу для своей земли, освободиться от поработителей. А ОУН ставила конкретную цель - обрести независимое Украинское государство на территориях, где проживали украинцы. И это феномен. Почему ОУН уже насчитывает 90 лет и многие современные украинские политики пытаются привязать себя или к идеологии украинского национализма, или к личностям, которые символизируют ОУН? Мне кажется, тому причиной три феномена. ОУН появилась во времена исторической бесперспективности - поражение Украинской Народной Республики, неудачные освободительные соревнования, часть украинской интеллигенции стала коллаборантами и начала служить большевистскому режиму, часть вынуждена была уехать в эмиграцию и деморализовалась. Деморализация, кстати, была очень большая. Казалось, что украинский вопрос решен не в пользу украинцев раз и навсегда, в 20-х годах уже никто об украинской нации, украинском народе даже не вспоминал. Было понятно - крах, поражение, больше не будет никогда Украинского государства.

И вот тут, представьте себе, полковник Евгений Коновалец со своими соратниками сначала создает украинскую военную организацию, которая сохраняла свою преемственность с эпохой УНР, а затем объединяет несколько националистических организаций и создается ОУН.

И сразу украинский вопрос становится центральным в международной политике. На Галичине начинается революционное движение и, буквально земля горит под оккупантами. Кстати, в 30-х годах не было ни одного дня, чтобы поляки не сообщали о каких-то акциях, которые проводила Организация украинских националистов. Это первый феномен: казалось бы, логика, исторический процесс диктовали так, что ничего уже не должно произойти, а тут появилась Организация украинских националистов. Второй феномен заключается в том, что ОУН разрушила целый ряд стереотипов, которые тогда существовали. Например, считалось, что завоевать свою государственность можно, когда у тебя есть надежные союзники. А Организация украинских националистов в своей деятельности союзников не имела, члены провода ОУН жили за границей и все время вынуждены были путешествовать, перемещаться из одной страны и другую, потому что ни одна страна не хотела давать им гражданства, убежища. Считалось, что это испортит имидж страны. Единственная страна, и это я всегда подчеркиваю, которая дала гражданство главе ОУН Евгению Коновальцу, была Литва. Вот, кстати, это тоже так интересно, мы в Украине чествуем Евгения Коновальца и в Литве тоже на государственном уровне чествуют Евгения Коновальца.

НА ЗДАНИИ ПАРЛАМЕНТА ЛИТВЫ ВИСИТ МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА ЕВГЕНИЮ КОНОВАЛЬЦУ

- Интересно!

- Да. У них в парламенте отдельно провозглашается, например, что сегодня день рождения выдающегося деятеля украинского народа и Литовского государства полковника Евгения Коновальца. На здании парламента висит мемориальная доска Евгению Коновальцу. Общаясь, например, с послом Литвы в Украине, вы увидите, что он о Коновальце знает больше, чем некоторые украинцы. Но Литва была единственной страной, которая не боялась дать гражданство, все другие отрекались. Еще один стереотип, который разрушила ОУН - для того, чтобы быть успешной организацией, не надо распылять все силы, а сконцентрироваться на каком-то одном участке борьбы. Скажем, внешнеполитическом, внутриполитическом, так как распыление сил ослабляет национально-освободительное движение. Вот в случае с ОУН произошло наоборот - ОУН все время расширяла спектр своей деятельности, начиная с атентатов, вооруженных нападений, скажем, на польские оккупационные учреждения и заканчивая формированием политических лобби в странах Европы, которые поднимали украинский вопрос. Такое себе могла позволить только ОУН.

И самое главное, конечно, это сам факт образования ОУН. Без преувеличения, это один из самых успешных политических проектов 20 века. И здесь надо подчеркнуть ведущую роль Евгения Коновальца. Вот, к сожалению, мы уже в современной Украине очень недооцениваем Коновальца. Мы много говорим о Бандере, мы говорим много о Шухевиче, мы много говорим о Елене Телиге, об Олеге Ольжиче - и это действительно символы мира или представители Организации украинских националистов. Но без Евгения Коновальца эти личности не могли бы появиться. Его авторитет, его влияние было очень велико и привело к тому, что все существующие тогда организации националистического толка, патриотического толка сумели свои интересы и свои амбиции отбросить, а центральной амбицией сделать интерес нации и интерес Организации украинских националистов. Они объединились, это было не легко, это продолжалось несколько лет, но личность Коновальца была центральной, такой сильной, что не признать его авторитет как лидера было просто невозможно. Вот представьте себе, на учредительном съезде ОУН, который состоялся в Вене в 1929 году, присутствовало всего 30 человек. И эти 30 человек создали организацию, которая потом стала целым этапом национально-освободительной борьбы.

- Однако националисты повторюют те же ошибки и сегодня. У нас все выступают отдельно: отдельно «Свобода», отдельно Азов, отдельно ОУН? То есть сегодня говорить как об организованной силе мы о национализме не можем, вам не кажется?

- В истории ОУН было много как героических страниц, так и драматических. И это правда. Например, в 1940 году ОУН раскололась на две части: ОУН под руководством полковника Андрея Мельника и ОУН под руководством Степана Бандеры. Очевидно, что под любым углом факт раскола монолитной организации, да еще и накануне Второй мировой войны, отрицателен. Мы должны вынести уроки из своего исторического прошлого, и мы как раз делаем правильные уроки. В данном случае я бы хотел сделать некоторые уточнения относительно современных националистов. В марте 2017 года ведущие националистические организации подписали манифест национального единства. Этот манифест подписал «Национальный корпус», «Свобода», «Правый сектор», Организация украинских националистов и Конгресс украинских националистов. Если вы внимательно почитаете этот манифест и сравните его с манифестом, который был принят в 1929 году, то вы почувствуете, что даже пафос тот же, дух тот же. Мы намеренно сохранили этот пафос, этот дух.

- А на выборах мы увидим единство? Или будут разные колонны?

- О выборах... Руководитель «Азова» Билецкий не идет на выборы президента. Украинские националисты впервые за всю новейшую политическую историю объединились и выдвинули единого кандидата в президенты - Руслана Кошулинского. Декларацию о его поддержке подписали: «Свобода», Конгресс украинских националистов, ОУН и организация С-14. То есть, все ведущие националистические организации объединились и выдвинули единого кандидата. Для меня эта тема очень важна, потому что перед лицом угрозы со стороны России ответ наш может быть только один - консолидация нации и общества. Поэтому у нас единый кандидат, поэтому и на парламентских выборах мы будем иметь один список и выступать как единая националистическая сила. В перспективе возможна какая-то другая организационная форма нашего объединения. Поживем - увидим. Но неоспоримым фактом является то, что мы выучили уроки прошлого и мы стараемся не повторять те досадные ошибки, которые допускали наши предшественники.

ДЕЙСТВИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПОПЫТКОЙ СКОМПРОМЕТИРОВАТЬ НОВУЮ ЦЕРКОВЬ, МОГУТ ИСХОДИТЬ ТОЛЬКО ИЗ МОСКВЫ

- На днях состоялась интронизация нового предстоятеля Украинской православной церкви. Националисты всегда поддерживали единую поместную церковь, но у меня есть опасение, что они будут воспринимать создание единой поместной церкви как средство украинизации. Сегодня - это не 100 лет назад. Сегодня украинский язык у нас государственный. И нет строгой необходимости ждать или тем более требовать, чтобы все литургии служились на украинском языке.

- Согласен с вами, что нельзя превращать церковь в политическую партию. И это большое испытание для новой православной церкви, чтобы она сохранилась как церковь, а не превратилась в политический механизм, с помощью которого какие-то политические силы или политики будут решать свои проблемы.

- Я о том, понимают ли националисты, что они не должны пытаться повлиять и сделать церковь средством украинизации?

- Согласен с вами абсолютно. Но таких процессов я не вижу, чтобы националисты пытались использовать единую православную церковь как средство украинизации. Украинские националисты поддерживают сам факт возникновения такой церкви, понимают, насколько это важно. И я думаю, что они так же понимают, что нельзя превращать церковь в политический институт и использовать церковь, даже с целью украинизации Украины, что для нас очень важно.

Надо понять, что церковь живет своей жизнью, политическая жизнь имеет свои какие-то каноны и законы, и грешное с праведным путать нельзя.

Я вижу угрозу в другом, что тема, которую мы сейчас с вами обсуждаем, будет активно педалироваться и использоваться в России для того, чтобы спровоцировать то, о чем вы говорите. Потому что, если вы смотрели российские каналы в тот период, когда в Константинополе проходила процедура предоставления Томоса украинской православной церкви, то изо дня в день там говорили, что вот скоро начнется религиозная война, вот скоро украинские националисты будут нападать на лавру, захватывать лавру, будут выбрасывать священников и монахов.

А вот смотрите: ничего не происходит. То есть процесс перехода приходов Московского патриархата хоть медленно, но происходит и происходит мирно. Поэтому мне кажется, что какое-то обострение или какие-то конкретные действия, связанные с попыткой скомпрометировать новую церковь, могут исходить только из Москвы. Ни одна политическая сила в Украине, включая Президента, Председателя Верховной Рады, Правительство никогда не призывали к тому, чтобы использовать церковь в своих политических амбициях.

- Украинский националист сегодня и украинский националист 100 лет назад. Что изменилось?

- Основные мировоззренческие и идеологические принципы не изменились. Национализм 90 лет назад предложил единственную правильную, на мой взгляд, модель будущего украинского государства - это национальное государство. Национальное по форме, содержанию и по духу. И этот тезис и эта цель остается актуальной и остается правильной. Однако украинский национализм в прошлом был освободительным национализмом, то есть он ставил цель вооруженным путем обрести Украинское государство. Первое правило декалога украинского националиста - обретешь украинское государство или погибнешь в борьбе за него.

Сегодня мы уже четверть века живем в независимом Украинском государстве. И украинский национализм из освободительного превращается в государственный. И этот процесс важен, потому что государственная роль украинского национализма не менее важна, чем национально-освободительная. Кроме украинских националистов ни одна другая политическая сила не имеет такой четкой и конкретной модели будущего украинского государства. Мы говорим: мы хотим жить в национальном государстве. Мы видим это государство национальным по духу, в котором господствует украинский язык, в котором сохраняются украинские традиции. Имеет ли какая-либо другая политическая сила такое видение? Я не вижу. Наоборот я вижу, что пытаются у нас позаимствовать какие-то конкретные концепции, взять у нас какие-то мировоззренческие основы и выдавать их за свои. И это очень часто является обычной политической спекуляцией. Поэтому государственная роль украинского национализма - это то, что отличает украинский национализм времен Евгения Коновальца, времен 20-30-х годов и времен походных групп ОУН.

- Скажите, иногда складывается такое впечатление, что национализм становится популярным на просторах Западной Европы. Но все чаще встречаешь публикации о том, что он финансируется в основном Россией.

- Нельзя так обобщать, может быть коммунистический интернационал, может быть социалистический интернационал, но националистического интернационала быть не может. И то, что выдается за национализм в какой-то европейской стране, это еще не означает, что этот национализм мы можем отождествлять с украинским национализмом. Украинский национализм - явление уникальное и неповторимое, и я бы не хотел, чтобы мы сравнивали людей, которые называют себя правыми или националистическими где-то в Европе с украинским национализмом или украинскими националистами. Потому что украинский национализм в Украине заботится в первую очередь об интересах своей нации на своей земле.

Вот посмотрите, украинско-польские отношения очень обострены. Вопросы исторической памяти, отношение поляков к ОУН-УПА... Польский Сейм принимает законы, где украинский национализм осуждается, в польском обществе или в части польского общества, но в значительной части польского общества - такие, очень ярко выраженные антиукраинские настроения.

И посмотрите ситуацию в Украине. Можете ли вы сказать мне, что в Украине антипольские настроения? Никогда, даже среди националистов такого нет. Я помню, мы однажды пикетировали посольство Польши в Киеве, и мне казалось, что под углом зрения той вакханалии, которая творится в Польше, здесь тысячи людей сейчас придут и будут требовать от поляков исторической справедливости. Но этого не было. Пришли националисты, было много людей, но чтобы это имело массовый характер, такого нет. Наш национализм никогда не вмешивается в дела других стран, в отличие от национализмов других стран, которые очень часто вмешиваются во внутренние дела или сопредельных стран, или каких-либо других стран.

- Скажите, а вам кажется, что на мировой идеологической карте национализм не имеет далекой перспективы?

- Отнюдь, мировые тенденции как раз заключаются в том, что мы от каких-то глобализационных процессов переходим к политике национальных государств. И концепция национальных государств не утратила своей актуальности, несмотря на глобализационные процессы, несмотря на то, что в прошлом глобализация считалась ответом на все вопросы и очень много людей говорили о том, что глобализация завершит эру независимых и национальных государств. Этого не происходило и не произойдет.

Некоторые наблюдатели говорят, что в Европе начались дезинтеграционные процессы, которые могут привести к развалу Европейского Союза. На самом деле, страны Европейского Союза достигли такого уровня, когда начинают чувствовать необходимость сохранять собственную идентичность даже за счет потери каких-то коммуникаций или каких-то связей со своими партнерами по ЕС, поскольку вопрос идентичности начинает становиться ключевым. Так же и в Украине. Мы можем быть интересны для Европы и для мира только в одном случае - когда сохраним свою национальную идентичность. И я всегда говорил, что наше желание интегрироваться в ЕС или быть частью Европы должно происходить по правилу: сначала украинцы, а потом европейцы. Мы будем интересны и будем равноправными партнерами в Европе и в мире только тогда, когда сохраним собственную идентичность. Сохранить собственную идентичность - это сохранить свой язык, сохранить свою культуру, сохранить свою церковь, сохранить то, что отличает нас от других.

- И мы с вами проскочим чрезмерное увлечение либерализмом?

- Вот чем отличается либерализм от национализма? Либерализм интересы личности ставит выше интересов сообщества. А националисты интересы сообщества, нации ставят выше интересов личности. То есть мы говорим, что личность может себя реализовать только в рамках национального сообщества. Поэтому, конечно, либерализм и национализм - это антиподы. Есть то, что вы говорите: такая болезнь либерализма, но болезнь либерализма очень быстро излечивается, когда начинают срабатывать внешние факторы, в частности угрозы. Когда Россия напала на Украину, стало понятно, что не либерализм может защитить нашу территориальную целостность, а национализм. Поэтому мы вылечимся от либерализма, и Россия нам «поможет» это сделать.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-