Януш Онышкевич, экс-министр национальной обороны Польши
Нужно сохранить политический консенсус в Украине относительно сближения с НАТО
12.03.2019 19:13

Польша, Чехия и Венгрия 12 марта отмечают 20-летие присоединения к Североатлантическому альянсу. Какие политические процессы предшествовали членству, что стояло на пути евроатлантической интеграции Варшавы, чего добилась Польша за последние 20 лет и как Украине выстраивать свои отношения с НАТО? Об этом и другом в интервью собственному корреспонденту Укринформа рассказал экс-министр национальной обороны Польши (1992-1993, 1997-2001) Януш Онышкевич.

РОССИЯ ПЫТАЛАСЬ АКТИВНО ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ СБЛИЖЕНИЮ ПОЛЬШИ С НАТО

- Вы возглавляли польское оборонное ведомство дважды: в начале и в конце 90-х годов. Когда вы в первый раз были министром, было ли для вас очевидным, что уже скоро Польша станет членом Североатлантического альянса?

- Конечно, нет. Сначала, в течение 1989-1990 годов надо было ликвидировать Организацию Варшавского договора (ОВД), потом убедить всех, что НАТО должно расширяться. Это не было очевидным и из-за существовавших тогда взглядов, что вместе с ОВД надо также ликвидировать и НАТО. Но, к счастью, этого не произошло. Думаю, причиной сохранения НАТО было убеждение, что Альянс может стать фактором, который будет играть стабилизирующую роль в Европе, особенно в контексте объединения Германии.

В Польше также надо было достичь консенсуса относительно вступления в НАТО. В начале 90-х годов польские правые считали, что не следует вступать в НАТО, поскольку тогда страна полностью будет зависеть от Альянса. Они предлагали строить собственный аналог НАТО в Центрально-Восточной Европе. В свою очередь левые продвигали идею того, что безопасность Польши надо строить на механизмах не НАТО, а ОБСЕ. Но в конце концов удалось всех убедить, хотя крайние правые до конца были противниками вступления страны в Альянс.

- Но были также и другие внешние факторы. На территории Польши до 1993 года дислоцировался контингент советских, а затем российских войск. Насколько это тормозило путь Польши к НАТО?

- Конечно, сначала было сложно артикулировать наши амбиции относительно присоединения к НАТО, ведь надо было решить ряд проблем. Прежде всего, это касалось окончательного, с гарантиями всех сверхдержав, установления польско-германской границы по рекам Одра и Ныса. А позже надо было сделать все возможное, чтобы вывести из Польши российские войска, что окончательно произошло 17 сентября 1993 года. Для поляков это особая дата. Именно 17 сентября 1939 года войска СССР вошли на территорию Польши, воткнув нашей стране нож в спину, ведь тогда Польша еще сражалась с немецкой агрессией, которая началась 1 сентября.

- Россияне забыли про этот день в истории? Если бы помнили, то вряд ли согласились бы на окончательное выведение именно 17 сентября...

- Да, россияне не сразу поняли, ведь в российской/советской историографии этот день не был особенно известен. Следовательно, в совместном соглашении они тогда согласились на 17 сентября.

- А когда стало очевидным, что Польша вступит в НАТО?

- В 1993 году вместе с тогдашним премьер-министром Польши Анной Сухоцкой мы поехали в штаб-квартиру НАТО и там официально объявили о нашем желании вступить в Организацию. Ответ тогдашнего генсека НАТО Манфреда Вернера был достаточно позитивным: Альянс - не закрытая институция, ведь учредительный договор предусматривает расширение НАТО. Я хорошо помню, как после этой встречи на пресс-конференции в штаб-квартире Организации у меня спросили: когда Польша вступит в НАТО? Тогда я ответил – через пять лет. А когда попросили уточнить, почему я так считаю, то я ответил, что не имею никаких рациональных оснований это утверждать, но понимаю, что сейчас в Европе все происходит гораздо быстрее, чем нам кажется.

- То есть вы стали своего рода пророком, который предсказал момент вступления Польши в НАТО...

- Да, я угадал. Но то, что мы достаточно быстро присоединимся к НАТО, стало понятно в 1995 году, когда наше будущее членство в Альянсе поддержали разные влиятельные европейские и американские политики. В конце концов, в 1997 году Польшу официально пригласили в НАТО. Это вовсе не означало, что мы быстро станем членом Организации, поскольку для этого надо было подготовить вооруженные силы. Впрочем, формально мы стали членом НАТО в 1999 году – в 50-ю годовщину создания Альянса.

- Какой была реакция России на сближение Польши с НАТО, а впоследствие - присоединение страны к Альянсу. Можно ли ее сравнить с нынешней реакцией Москвы на евроатлантическую интеграцию Украины?

- Реакция России относительно вступления Польши в НАТО была очень негативной. Москва не имела таких оговорок относительно присоединения к Альянсу Чехии или Венгрии. А Польша для них была абсолютно ключевой страной.

МОСКВА НАРУШИЛА СОГЛАШЕНИЕ НАТО-РОССИЯ АННЕКСИЕЙ КРЫМА И АГРЕССИЕЙ НА ДОНБАССЕ

- Как сегодня Украина...

- Со стратегической точки зрения, членство в НАТО Польши, которая была между Востоком и Западом, имело огромное значение, и Россия очень активно препятствовала этому. Правда, удалось склонить президента России Бориса Ельцина, чтобы он признал право Польши присоединиться к НАТО, опираясь на подтвержденные также и Россией Хельсинкские соглашения. Этот документ предоставлял каждой стране право выбирать себе военные союзы. Однако уже вскоре под давлением российских военных кругов и своего МИД Ельцин отказался от данных обязательств и далее противодействовал членству Польши в НАТО. В конечном итоге россияне должны были согласиться с мнением, что не смогут заблокировать. И в качестве определенной компенсации они получили совместную декларацию России и НАТО относительно создания Совета НАТО-Россия, которая должна была обсуждать вопросы безопасности. Эта декларация содержала не только подтверждение позиций сторон о нерушимости границ в Европе и недопустимости угрозы применения военной силы. Но и одностороннюю декларацию НАТО о том, что в тогдашней политической ситуации Альянс не видит ни необходимости размещения ядерного оружия в Центрально-Восточной Европе – странах, которые должны войти в НАТО, ни размещения там никаких значительных военных сил. Несмотря на то, что это было довольно давно, вопрос сегодня возвращается. Его достаточно часто вспоминают россияне в ситуации, когда мы хотим, чтобы военное присутствие НАТО в Польше и странах Балтии было реальным, а не символическим.

- Можем сказать, что именно Россия первой нарушила эту декларацию с НАТО от 1997 года?

- Да, здесь ответ очевиден: Россия ее нарушила первой своими чрезвычайно радикальными шагами – аннексией Крыма и вооруженной агрессией на востоке Украины. Впрочем, со своей стороны, НАТО реализует это соглашение. На территории стран восточного фланга нет дивизий или корпусов, лишь гораздо меньшие военные соединения: в странах Балтии – по одному батальону, а в Польше будет максимум бригада. Следовательно, это намного меньше, чем говорится в соглашении 1997 года.

- Наверное, вы хорошо помните 12 марта 1999 года, когда Польша вступила в НАТО. Что вы тогда чувствовали?

- Я чувствовал огромное облегчение, поскольку период подготовки членства Польши в НАТО был очень напряженным, это все не было так просто. Тогда я был уже убежден, что послевоенный раздел Европы раз и навсегда завершился и Польша хорошо укореняется в евроатлантическую структуру. Я помню, что в тот день вечером были торжества на площади Юзефа Пилсудского в Варшаве перед могилой Неизвестного солдата, где собралось все правительство. Мы ждали сигнал из США, что договор подписан тремя странами. В тот момент, когда мы получили этот сигнал, в Польше на флагшток впервые был поднят флаг НАТО.

- Прошло 20 лет со времени вступления Польши в НАТО. Что с тех пор изменилось в стране, в польских вооруженных силах?

Польша очень обоснованно классифицируется как 16-я по силе армия мира

- Речь идет о 20 годах очень активного членства, которое выражалось в участии польских военнослужащих в разных военных миссиях НАТО, в частности в Ираке, Афганистане, на Балканах. На Балканском полуострове мы очень хорошо действовали вместе с украинцами в составе совместного украинско-польского батальона. Это дало нам огромный опыт. Польские офицеры сегодня хорошо себя чувствуют в международном военном обществе, мы плодотворно сотрудничаем с США и другими странами НАТО. Вооруженные силы Польши сегодня полностью совместимы с силами Альянса, имеют совсем другую военную технику, хотя еще остается и часть постсоветской техники. Вместе с тем, программа модернизации польской армии постепенно продвигается, в связи с чем Польша очень обоснованно классифицируется как 16-я по силе армия мира.

- Две большие волны расширения НАТО в 1999 и 2004 году – повысили уровень безопасности в Центрально-Восточной Европе?

Членство Польши и стран Балтии в НАТО мешает России восстановить там свое влияние

- Да. Если бы это расширение тогда не состоялось, то со стороны России был бы соблазн восстановить определенную форму доминирования над Польшей или странами Балтии. В ситуации, когда эти страны являются членами НАТО и ЕС, шансы на такого рода сценарии значительно меньше, такие действия были бы рискованными для самой России. Но это вовсе не означает, что целью России не является ослабление ЕС и НАТО, ведь чем слабее эти организации, тем сильнее Россия.

СБЛИЖЕНИЕ УКРАИНЫ С НАТО ДОЛЖНО ПРОИСХОДИТЬ ПО ПРИМЕРУ ШВЕЦИИ

- Украина сейчас тоже стремится к более глубокой интеграции с НАТО с конечным результатом членства в Альянсе. Кто-то говорит, что членство Украины в НАТО ухудшит ситуацию с безопасностью в регионе, другие убеждены, что усилит. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Чем сильнее Украина и ее армия, чем выше уровень сотрудничества со странами Западной Европы и США, тем крепче международная позиция Киева и уровень безопасности Украины. Но если речь идет о членстве Украины в НАТО, то, конечно, у Альянса большая проблема. Если бы Украина стала членом Организации в нынешней ситуации, то это означало бы, что НАТО берет на себя ответственность за восстановление полной территориальной целостности Украины – за Крым и Донбасс. И это означало бы открытый конфликт с Россией. Поэтому, с формальной точки зрения, для стран Запада этот вопрос очень сложный и рискованный. Похожая ситуация и с Грузией, которая тоже не контролирует две части своей территории – Абхазию и Южную Осетию. Однако, хорошо было бы, чтобы Украина все время имела и поддерживала такую перспективу, действовала в направлении как можно более глубокого сближения с НАТО. А это возможно, как, например, в случае Швеции. Эта страна не является членом Альянса, но уровень ее интеграции с НАТО настолько значительный, что никто не сомневается, что за безопасностью Швеции стоит Североатлантический альянс. Это – политическое направление, по которому сегодня должна двигаться Украина.

- Украина должна получить План действий относительно членства в НАТО?

- ПДЧ предусматривает определенный временной горизонт. Однако, принимая во внимание проблемы Крыма и Донбасса, ПДЧ сейчас сложно было бы получить, их ведь надо было бы как-то решать. Сегодня необходимо работать над усилением украинской армии и повышением уровня интеграции и сотрудничества с Альянсом.

Надо также подумать о какой-то декларации со стороны стран НАТО, что в случае дальнейшего нарушения суверенитета Украины Киев сможет рассчитывать на помощь от Альянса. Речь не идет о переброске в Украину войск НАТО. А о материальной, инфраструктурной, а может, и финансовой поддержке со стороны Организации, что-то наподобие помощи Израилю во время так называемой войны Судного дня со странами Арабского мира (1973 года – ред.), или помощи Британии со стороны США в годы Второй мировой войны по программе ленд-лиз.

Такой план помощи в случае возможной последующей агрессии России в Украине должен быть разработан. И я надеюсь, что где-то в Вашингтоне уже думают о таком плане.

- Учитывая 10 лет перед вступлением Польши в НАТО и уже 20 лет членства страны в Альянсе, что вы могли бы сейчас посоветовать Украине?

Украина сможет войти в НАТО, возможно, через 10-15 лет

- Прежде всего, необходимо сохранить политический консенсус в стране относительно сближения с НАТО. Для поляков это было очень важно, когда мы пытались стать членом Альянса. В то же время, должна продолжаться интеграция Вооруженных сил Украины с западными странами, включая изучение английского языка, что является элементом военной и стратегической культуры. И наконец, надо максимально изолировать возможности утечки чувствительной информации из Украины в Россию.

- Вы когда-то предсказали членство Польши в НАТО. Сейчас вы могли бы попытаться предсказать, когда Украина сможет войти в НАТО?

- Мой “хрустальный шар” не настолько точен, но я думаю, что это будет немного дольше, чем “польские” 5 лет: возможно, 10 или 15. Но самое главное – определить цель и придерживаться этого направления.

Юрий Банахевич. Варшава

Фото автора, miso.org.pl

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-