Ирина Геращенко, первый заместитель председателя Верховной Рады Украины
Каждый, кто три дня посидел на какой-либо табуретке, уже создает свою политическую силу
11.07.2019 18:15

Первая женщина на посту первого вице-спикера. Через несколько лет (потому что крупные проекты видятся на расстоянии), анализируя события и тенденции в той или иной сфере, мы обязательно будем вспоминать, что Ирина инициировала эту дискуссию, присоединилась к этому закону и к этой новой традиции. Она много лет остается одной из самых ярких женских личностей национально-демократического лагеря.

Но, в отличие от многих других политических звезд, которым в парламенте было достаточно только одной женщины – себя, она все же старается приумножить количество активных женщин в органах местного самоуправления, да и на самом политическом олимпе. Это одно из последних ее интервью на посту первого вице-спикера, в котором мы анализируем недавнее прошлое и думаем о ближайшем будущем.

- Ирина, хотелось бы вместе с вами отрефлексировать последние политические события. Означают ли результаты президентских выборов провал национал-патриотической парадигмы?

- В Украине традиционно не любят власть и к президенту у общества всегда завышенные ожидания и требования. Только одному пока что президенту Леониду Кучме удалось переизбраться на второй срок. Но в его случае было полное информационное содействие владельцев телеканалов.

У Президент Порошенко была очень трудная каденцию: война, непростая экономическая ситуация, агрессивная медиа-среда. Потому что у всех владельцев телеканалов, по сути, был свой фаворит, свой кандидат на этих президентских выборах, это был отнюдь не Порошенко, и они откровенно противостояли его второму сроку, и сегодня этим кичатся. Это были выборы в условиях гибридной войны.

Если же говорить о национал-патриотической среде, то хотелось бы, чтобы этот слой был толще. Но это вопрос времени. Патриотическая среда действительно неоднородна. Есть настоящие, государственники, есть ряженые, которые активно выдавали себя за патриотов, но часто работали против страны. Что эти ряженые творили все эти пять лет по надуманным поводам, какие устраивали редуты, блокирование Грушевского, прорывы и надрывы! А сегодня, когда мы ежедневно видим дух реванша, мы не слышим ни одного заявления – где-то попрятались все редутники, «дружины», корпуса, новые лица.

Меня волнует распыление голосов демократического лагеря

Это в очередной раз свидетельствует, что люди, которые возникли из никуда, с неизвестными биографиями, которых не известно кто ввел в политику, не известно как они финансировались, использовались с одной целью – быть пешками в гибридной войне.

Что касается национал-патриотических сил, то нам надо сегодня объединяться. Меня волнует не столько сам процент поддержки проукраинских партий, а то, что вновь и вновь идет распыление демократического лагеря и каждый, кто три дня посидел на какой-либо табуретке, уже считает, что он должен создать свою политическую силу, двигаться отдельной колонной, и это распыление опасно.

- Если вернуть эти пять лет, что бы вы сделали по-другому?

Мы делали ошибки, но мы умеем их признавать и исправлять

- Мы та политическая сила, которая умеет публично признавать ошибки. Когда смотрю на других политиков – все белые, пушистые и продолжают неистово критиковать Порошенко, забыв о собственных ошибках и упорно не замечают, что ситуация в стране изменилась – и здесь уже другой президент.

Наша команда не пряталась по политическим кустам, мы брали на себя тяжелую ответственность, мы много работали. Очевидно, что мы делали ошибки, но мы умеем их признавать и исправлять. Ключевые из них – связанные с кадрами и коммуникациями. Вот, собственно, если бы откатать время назад, я бы была более настойчива в определенных кадровых и коммуникационных вопросах.

Я не могу сказать, что мы не понимали определенные настроения, или не знали их, что не поднималась на внутренних совещаниях эта проблематика, но – надо было действовать более решительно и настаивать на определенных своевременных кадровых решениях.

- Давайте подведем итог работы этого парламента. Мысль, что этот парламент стал лучшим за годы независимости, уже считается общепринятой. По крайней мере, среди думающих людей. Чем в своей парламентской работе вы могли бы гордиться?

- Я, кроме того, что была первым вице-спикером Верховной Рады, работала и уполномоченным президента по мирному урегулированию. Кстати, свою работу в качестве вице-спикера я начала с того, что написала заявление об отказе от охраны. И очень советую тому, кто зайдет в этот кабинет после меня, сделать то же самое. Потому что сегодня здесь были такие напыщенные мужчины, которые бегали даже в мужской туалет в окружении трех охранников, мигалки, сирены, – проще надо быть.

- Я знаю, кто здесь сидел, члены президиума Рады на буквы М и К. Это они ходили в окружении охраны?

- До меня сидели очень разные люди, но они все были с охраной, все. Я первая, кто от нее отказался. Мне кажется, это так же элемент новой политики – меньше пафоса. А если серьезно, то я очень много работала все это время: и над законодательством, в сферу моей ответственности, конечно, входила гуманитарная проблематика Донбасса, темы евроинтеграции. Среди законов моего соавторства – и о статусе пропавших без вести, и о выплатах семьям заложников, и о гуманитарном разминировании.

Когда президент Зеленский сегодня с нашими международными партнерами в Мариуполе едет в центр разминирования, или Туску показывают разминирования уже возле станицы Луганской, я искренне радуюсь, потому что на самом деле – мы активизировали работу по разминированию этих территорий; и благодаря закону – разблокировали помощь западных стран в сфере разминирования через трастовые фонды.

Так же очень важен для меня блок евроинтеграционных законов. И, кстати, первый подписанный президентом Зеленским закон – тоже моего соавторства, о технических регламентах, который значительно упростит нашему малому и среднему бизнесу выход на европейские рынки.

Собственно, почти сто законопроектов – то ли в соавторстве, то ли лишь моего авторства – было разработано. Принято – несколько десятков. Так же, конечно, была большая работа – это переговоры в рамках гуманитарной группы в Минске. Сколько за эти 5 лет мы выслушали критики относительно минских соглашений, в т.ч. и от новой команды президента, которая обещала, что мы закончим войну на второй день, надо «просто перестать стрелять, надо сесть, договорится с Путиным, рассмешить его, разжалобить» – и они отдадут заложников.

Какие-то подростковые фантазии. Но, когда столкнулись с реальностью, выяснилось, что, конечно, Путина нельзя ни разжалобить, ни рассмешить, с ним надо вести очень жесткий диалог и при всей неоднозначности, неидеальности Минских соглашений, никаких других альтернатив политико-дипломатическому урегулированию войны на Донбассе нет. И, собственно, для того, чтобы и в парламенте находить компромисс по голосованиям, которые касаются проблематики Донбасса, я основала здесь «Минскую платформу» – это неформальное объединение, которое включает депутатов разных фракций, и это была очень важная площадка, где я перед своими коллегами, по сути, отчитывалась, рассказывала, информировала о Минском процессе.

Мы приглашали туда координаторов ОБСЕ, встречались с нашими партнерами, в том числе и со спецпредставителем США Куртом Волкером, обменивались мнениями относительно безопасностной и гуманитарной ситуации. В рамках «Минской платформы» мы изучали опыт Хорватии, Колумбии по урегулированию конфликтов. Определенные вещи (как то же разминирование или создание Министерства ветеранов) или легли уже в украинское законодательство, или еще станут его частью. Среди моих новых наработок – вопросы переходного правосудия. Это я уже буду продвигать в новом парламенте.

Ну, и еще несколько важных для меня тем – это права человека, равенство. Несмотря на позорные случаи сексизма, дискриминации по гендерному признаку, которые существовали и в этом парламенте, нам все же удалось сломать определенные стереотипы и на нынешних выборах все политические партии впервые имеют очень серьезное представительство женщин – от 20 до 40%. Наибольшой – это как раз список женщин в «Европейской солидарности», партии, которую представляю я. Это очень важно – вклад украинок в защиту территориальной целостности Украины неоценим, и я хочу, чтобы в новом парламенте было больше женщин – волонтеров, политиков, юристов, чтобы они могли серьезно влиять на принятие решений.

- О внешней политике. Как все-таки получилось, что россияне сломали ситуацию в ПАСЕ?

Некоторые наши политики и эксперты получают удовольствие от поражений

- На самом деле, я бы сказала, что сломалось ПАСЕ. Украинская делегация сделала все возможное, но нам не удалось переломить ситуацию. И у меня такое впечатление, что некоторые наши политики и эксперты получают наслаждение от поражений и не умеют радоваться победам Украины. Они обсасывают, как там себя вела украинская делегация, имела ли она право делать то или иное.

А я, безусловно, горжусь нынешней украинской делегацией в ПАСЕ, потому что я видела разные делегации с 1998-го года, когда начала отслеживать эту тему. Как правило, они всегда делились на два крыла – представители власти и оппозиция – и все ехали в Страсбург для того, чтобы рассказать, какие а) плохой президент, б) хорошая оппозиция или наоборот.

Впервые, на самом деле, несмотря на поляризацию внутри страны и представительства разных политических сил в этой делегации, наружу она говорила в один голос и имела очень сильную, единую проукраинскую позицию – поэтому была одной из самых сильных и заметных делегаций, значение которой в Страсбурге было огромным, которую уважали и откровенно боялись. Поэтому я горжусь коллегами.

Решение вернуть РФ сейчас было продавлено только потому, что в это время Украина ослабла

Что касается россиян, очевидно, что они планировали это свое возвращение давно и каждый год лоббисты Кремля разными голосами пытались переломить ситуацию РФ. Украинская позиция всегда была неизменной: мы не против российской делегации, но вернуться она должна только после выполнения резолюций ПАСЕ. Если же резолюции не выполняются, то тем самым мы вообще разрушаем институт – он не сможет завтра давать кому-то советы, кому-то что-то рекомендовать. Потому что как можно серьезно относиться к резолюциям ПАСЕ, если вы сами приняли решение игнорировать собственные резолюции? Если вы приняли обратно делегацию без всяких предпосылок, которая не выполнила ни одного пункта резолюции.

Это очень опасная тенденция, и решение вернуть РФ сейчас было продавлено не потому, что все там было договорено, как некоторые говорят, а только потому, что в это время Украина ослабла. Украина всегда в последние годы занимала очень активную внешнюю позицию, и недаром какой-то там московский сенатор, или кто он, уже радуется, «что Украина теперь займет место на задворках, где ей и годится»... Россиян с их имперскостью просто бесит активная позиция Украины, они привыкли видеть нас страной-объектом, они не могут простить субъектности и независимости.

Поэтому во внешней политике новой команды меня тревожит ее пассивность и непонимание. К Зеленскому на сегодня большой интерес в мире, он получил большую поддержку общества. И когда слышим заявления: «В ПАСЕ уже все было решено до нас», то это – оправдание. Извините, в дипломатии ничего не решено, пока не принято. Он должен был ехать в ПАСЕ, выступать там, общаться с делегациями. Возможно, это не сломало бы ситуацию, но показало бы, что он боец, во-первых, а во-вторых – могло бы дать другой процент голосов. И, конечно, – это первый внешнеполитический кризис для новой команды. Серьезный вызов, с которым столкнулась украинская дипломатия, Украина как страна, он может иметь очень негативные последствия, потому что впервые об Украине начали договариваться без Украины.

Новый президент и сам признает, что договорились за нашими спинами. Поэтому в дальнейшем, как политик и государственный деятель, я вместе с «Европейской Солидарностью» буду противостоять попыткам решать судьбу Украины без нас. Мы будем активны на всех межпарламентских международных площадках, в рамках диалога «Европейской солидарности» с ЕРР мы этому будем противостоять. Во власти или в оппозиции – это не существенно: если у тебя четкая позиция и ты веришь в свою правоту, то можешь ломать российские сценарии.

- Как дальше действовать на пути освобождения наших моряков?

- Тема освобождения заложников болезненна для меня. Речь идет не только о моряках, но и о политзаключенных, и удерживаемых на оккупированных территориях.

Мы искренне радовались освобождению каждого, и это моя личная боль – те, кого не удалось вытащить, я продолжаю контактировать с их семьями. Все они ждали президентских выборов, как-то надеялись, что после избирательного цикла разморозится процесс освобождения, что Москва так или иначе пойдет на уступки.

Мы встречались с новым президентом и его командой, которой я передал все знания, всю информацию, которой мы владели по вопросу освобождения, потому что я им здесь искренне желаю успеха.

Не хочу комментировать тему освобождения и те шаги, которые безусловно сейчас пытается делать новая команда, потому что вопрос действительно, – очень деликатный и требует тишины. Пусть они покажут результат, мы все этого хотим и им желаем. Но очевидно, что обещание освободить всех на второй день, и «просто перестать стрелять» – оказалось нереалистичным.

Мы всю избирательную кампанию выслушивали жесткую критику, что якобы не прилагали всех усилий для освобождения... И сегодня уже очевидно, как это было несправедливо, к новой команде уже приходит прозрение, что на самом деле – не все так легко, и что ключи от этих тюрем действительно находятся у Путина. Одно очевидно, что Украина сама в этом вопросе не справится, нам очень здесь необходима более сильная международная поддержка, поэтому надо мир тормошить.

Новой власти стоит использовать преимущества «медового месяца» во внешней политике

Зеленский дал обществу понять, что у него там сложились неплохие взаимоотношения с Макроном, у него было с ним две встречи до инаугурации, после инаугурации уже. Но почему на этих встречах публично не прозвучал жестко вопрос Сенцова, Ромы Сущенко – именно с фамилиями. Сейчас обсуждается встреча в Нормандском формате: мне кажется, что предпосылкой с украинской стороны должно быть освобождение моряков или освобождение политзаключенных – или до встречи, или как итоговое.

Также более активно нам надо снова использовать площадку Совбеза ООН. Вообще, более активно использовать преимущества так называемого «медового месяца» во внешней политике, когда к новому президенту есть внимание и интерес. Задавать свою повестку дня, демонстрировать большую решимость. Почему не провели по нашему требованию спецзаседание Совбеза ООН относительно невыполнения Россией решения морского трибунала? Блоги с приглашением Трампа и Мэй, которая ушла в отставку до Минска, выглядят смешно, – для этого есть «желтые» телефоны специальной связи, которыми надо активнее пользоваться, в том числе и заказывая международные переговоры с нашими партнерами, в том числе на болезненные для нас темы освобождения заложников.

- Почему не удалось провести реформу парламента, которую инициировал Парубий?

Реформу парламента «валили» в том числе и новые лица

- Это странная история на самом деле, потому что действительно – если посмотреть, как ее валили, эту реформу, то меньше всего голосов давали так называемые новые фракции. Мы с Парубием всегда отстаивали ее, и у меня, что касается реформы парламента, есть две ключевые позиции: надо сократить количество комитетов и их руководителей, потому что сейчас бред: председатель комитета, 10 его заместителей – и один простой депутат. Эти попытки удовлетворить амбиции каждого, чтобы у него был не просто статус народного депутата, хотя это уже немало, вот еще эти все корочки, приставочки, что ты зам. зам. зама и т.д., а оно выглядит смешно. Комитеты надо сократить, так же, как и министерства надо сократить, – это очевидно. Второе: я за то, чтобы у нас все-таки было голосование личное, и чтобы оно было от количества присутствующих, – это очень мобилизует и заставляет депутатов ходить на работу.

И еще одна очень важная вещь, которую тоже считаю неуспехом. В нынешнем парламенте не удалось провести усиление функции Комитета евроинтеграции. Если мы посмотрим на опыт стран Восточной Европы по адаптации законодательства к ЕС и НАТО, то, на самом деле, мы должны принять реформу, согласно которой ни один законопроект – если нет заключения на его соответствие европейскому законодательству – не может в зал даже выноситься. Интересно, что во многих странах Восточной Европы, которые стали частью ЕС, комитет евроинтеграции обязательно включал всех лидеров фракций и они, кстати, имели там совещательный голос, но обязательно входили туда для принятия решения по ключевым законах относительно адаптации европейских норм и стандартов. У нас происходит в этом плане, конечно, часто имитация.

- Мне кажется, что эти 25% как-то слишком болезненно, даже драматично восприняли поражение Петра Порошенко. Он закончил контракт, жив-здоров, на свободе – ничего страшного не произошло. Избиратели и политики «Европейской солидарности» не перегнули палку, так все воспринимая?

Порошенко и его команда достойно восприняли результаты выборов

– Поражения всегда переживаются непросто. Но если говорить о Петре Порошенко и его команде, то он и мы достойно восприняли результаты выборов. Произошла мирная передача власти, Порошенко через несколько минут после экзит-поллов признал поражение и поздравил конкурента. И у нас впервые был президент, которого благодарили за его работу, аплодировали, собрались тысячи людей – и они плакали и благодарили. У нас всегда принято, что человек уходит со своей должности – и только камни в сторону летят, они продолжают сейчас лететь от его политических оппонентов, которые никак не успокоятся, но от простых людей мы слышим слова благодарности и понимания, сколько было сделано.

А если говорить о болезненных поражениях, вспомните поражение Юлии Тимошенко, суды какие-то были бесконечные и т.д. Наоборот, мне сейчас кажется, что это было очень достойно. Что касается настроений общества, то настроения разные. Я много езжу по стране, много общаюсь. Кто-то продолжает быть в плену информационной лабуды, кто-то искренне поддерживает нового президента, и наоборот – есть уже те, кому стыдно за свой выбор. Осознав, что президентом избран человек неопытный, с несформированными взглядами на внешнюю политику. И правда – в том, что и политические силы, и избиратели еще не провели тщательный анализ президентской кампании, выводы не сделаны и сейчас – по итогам парламентской кампании в ВР может быть создано однопартийное большинство. Заедет партия политических пионеров-неофитов, которые познакомятся друг с другом в парламенте, половина из них ватники, половина - за ЕС и НАТО, половина – за Советский Союз. Какая будет сформирована правительственная команда, каким будет большинство в парламенте – это все большой вопрос.

В Украине всегда существовал политический баланс и несколькопартийная коалиция, где могли сдерживать определенные риски, где были противовесы. Однопартийное большинство, которое фактически существовало во времена Януковича и ПР, имеет большие риски – это и узурпация власти, вседозволенность, политический нахрап, принятие решений без учета мнения большой части общества. Конечно, это риски, они серьезные и они беспокоят.

- А будет ли у вашей политсилы золотая акция в этом парламенте?

- Мы с вами разговариваем за десять дней до выборов: конечно, с одной стороны, надо всегда обращать внимание на социологию, быть реалистами, но если ты в политике до последнего не борешься, не бъешься, то нет смысла этим заниматься. Поэтому до 21 июля «Европейская солидарность» будет бороться за первое место, за высокий процент, за расширение нашего электората, за то, чтобы достойно быть представленными в парламенте. У нас точно будет очень сильная фракция.

Помните, в 2014 году парламент был значительно обновлен и зашло более 50 процентов так называемых новых лиц. Но оказалось, что это не партии, а одноразовые политические проекты, они сейчас сдулись все, исчезли где-то. Оказалось, что это люди, не готовые к политической работе. «Европейская солидарность» – это партия, у которой очень четкая правоцентристская идеология и, собственно, я называю нашу политическую силу – политический десант, который готов защищать страну, спецназ, который попытается противостоять реваншу, от намерений замедлить евроатлантическое движение страны. Собственно, важно, что в нашей команде сочетаются опыт и новые люди, но не просто же неизвестные.

Вот зайдите в список «Слуги народа» – в Гугле не найдешь никакой информации об этих людях, или есть только имя, фамилия и дата рождения – это прекрасно, но достаточно ли это, чтобы стать народным депутатом Украины? Мы же гордимся обновлением нашей команды и теми, кто к нам пришел, – это и военные, и волонтеры – люди, у которых серьезный опыт евроинтеграции, например, в сфере энергетики, и это известные и профессиональные, авторитетные в своих профессиональных средах украинцы. Ключевым голосом при формировании новой команды был голос руководителя партии Петра Порошенко, но вот критерии – как команда должна обновиться и по каким, собственно, позициями – разрабатывались вместе.

- Удержит ли Украина свой курс?

- Знаете, мы видим, что последние дни такие интересные действия происходили, то, например, хотели провести телемост и возмущение в соцсетях побудило остановить это решение. Было несколько историй, когда пытались рассказать, что якобы это украинские военные обстреливают позиции – тоже реакция общества была мгновенной. Поэтому мне кажется, что те политические силы, которые рассчитывают, что, когда они сформируют однопартийный «наш парламент, наше правительство, нашу прокуратуру», они не учитывают активности и силы гражданского общества. И легкомысленно относятся, потому что это будет не ваше правительство или парламент, а украинский. Это общество будет жестко контролировать каждый шаг новой власти.

Любая власть должна и обязана считаться с позицией пассионарного меньшинства

Можно сколько угодно кичиться 73 процентами, 25 процентами, иногда не количество, а качество определяет будущее, – и 25 процентов пассионариев и людей с активной жизненной позицией – это серьезно. И любая власть должна и обязана считаться с позицией пассионарного меньшинства. Я уверена, что общество не даст возможности изменить курс. Но риск замедления движения в ЕС и НАТО я вижу. То ли это происходит из-за неопытности, то ли это позиция – я пока не знаю.

- Как вы оцениваете настроения на Донбассе?

- Я была на Донбассе после инаугурации и сейчас ездила на пятилетие освобождения Краматорска. Вернулась совершенно окрыленная этой поездкой – столько слов благодарности я давно не слышала и я поняла, что, во-первых, люди очень хорошо знают – что было сделано за эти пять лет. Я увидела искреннюю благодарность команде Порошенко за освобождение части Донбасса, за восстановление мира, за сделанное, на Донбассе много граждан адекватно осознают эти вызовы 5 военных лет. Для меня лично это было очень важно, потому что я преданно занималась этой темой. Знаете, был интересный момент в Краматорске. Там проходило патриотическое шествие, я шла вместе с людьми и мне сказали: «Ира, знаешь, так странно, а в этом году мэр не участвует в этом шествии, хотя в прошлом году – вышиванки, расшиванки, бежал впереди колонны». Потом мы пришли на площадь – и там мэр с новым главой обладминистрации на сцене, а какая-то дама подошла ко мне и сказала: «Ирина, вы же все понимаете, пусть они выступят, а потом две песни – и после этого Краматорск поздравите вы».

Это меня удивило, ведь я представляю Украинский парламент. Но когда они вышли на сцену, люди начали кричать: а где Ира Геращенко, мы хотим ее. Потому что люди меня знают и точно знают, сколько мы делали все это время для возвращения мира и поддержки Донбасса.

А вот новой команде не стоит перебирать худшие практики Януковича – и на государственных праздниках или важных событиях распределять политиков на власть и оппозицию. Украина – одна. Мы можем быть в оппозиции к Зеленскому, но мы никогда не будем оппозицией к Донбассу, к Крыму, к вопросам освобождения заложников, защиты территориальной целостности и суверенитета Украины.

Лана Самохвалова, Киев

Фото Геннадия Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-