Подписанный

Подписанный "Штайнмайер": общество требует ответов - Президент успокаивает

Аналитика
Укринформ
Один из ключевых на сегодня вопросов: как дальше будут развиваться события?

Вчерашний 13-минутный брифинг президента Украины о результате встречи Трехсторонней контактной группы в Минске вызвал ураган эмоций. Отсутствие конкретики насчет подписанного там документа под названием "формула Штайнмайера" породило еще больше вопросов, ведь новости, сообщения и заявления на эту тему часто прямо противоречат друг другу. "О чем поставил подпись Кучма? Реванш, капитуляция... новый Майдан? Не допустим!» На следующий день в столице несколько распогодилось во всех смыслах, температура "горячих голов" понизилась на несколько градусов - увеличилось рацио. Но спокойствием еще далеко не пахнет - общество все еще беспокоит развитие этой ситуации.

На вопрос Укринформа - спрогнозируйте, что будет дальше, в частности в Украине, РФ, Европе? - отвечают:

Илия Куса, эксперт по международной политике и Ближнего Востока Украинского института Будущего:

Ілія Куса
Илия Куса

"В перечне возможных сценариев нашелся не самый плохой для Украины"

- На самом деле все будет зависеть от того, о чем будут говорить и что в результате согласуют (если вообще согласуют) на предстоящей встрече "нормандской четверки". Точного прогноза, как будет развиваться ситуация, к сожалению, ввиду отсутствия входных параметров, дать не могу. Это как гадать на кофейной гуще. Зато могу предложить несколько возможных сценариев.

Первый - худший для Украины. Мы принимаем закон о выборах и под давлением европейцев и россиян, возможно, и американцев - начинаем очень четко выполнять все пункты "минских соглашений". Некоторые из них, не исключено - даже в одностороннем порядке. Но это нам не выгодно, собственно, как и сам "Минск". Его имплементация приведет к тому, что Донбасс нам вернут на особых условиях (читай - на российских), с автономией, с местной милицией и т.п. Соответственно, мы получим, во-первых, политический кризис, поскольку это будет возвращение токсичного региона да еще и с автономным, особым статусом, а во-вторых, экономический кризис, потому что это не будет привязано к каким-либо компенсаторным механизмам. А кто будет восстанавливать Донбасс? Украина получит дыру в бюджете, потому что денег нет. Повторюсь, что все это при условии, если нас заставят идти "минским" путем, а мы, со своей стороны, ничего с этим делать не будем.

Второй - несколько лучше для Украины. Опять же, мы принимаем этот закон, происходит разведение сил... А дальше, думаю, украинская сторона должна начать затягивать время на "нормандской встрече", заявив, что, мол, мы не можем гарантировать проведение выборов, если там стоят российские войска, если там есть какие-то незаконные военизированные формирования. Иными словами, выборы должны проводиться или по возвращении контроля над границей, или при поддержке международной администрации, например, миротворческой, на которую Россия, скорее всего, не согласится, потому что они хотят сохранять там военное присутствие. И, думаю, это приведет к тупику, поскольку российская сторона скажет "нет!". В результате мы тоже скажем "нет!", И вернемся на круги своя: к сегодняшнему статус-кво. И это нам позволит выйти на тот вариант, который лично я считаю самым лучшим по Донбассу.

Поскольку все зашло в тупик - мы предлагаем свой план, концепцию по этому региону, публично (или не публично) признаем, что этот конфликт долгосрочный, что Россия не конструктивна. Кроме того, создаем соответствующую инфраструктуру на линии разграничения, усиливаем оборонительные сооружения, развиваем экономику на подконтрольных территориях Донбасса (строим предприятия, социальное жилье), выкачиваем из оккупированных территорий трудовые ресурсы, восстанавливаем с ними торговлю, чтобы привязать их, сделать зависимыми от нас (заваливаем ОРДЛО нашими товарами, но при условии, что они приезжают на контролируемую Украины территорию, регистрируют здесь свои предприятия) и так далее. В принципе, все это может продолжаться где-то 4-5-6 лет. То есть сначала мы усиливаем свои позиции по Донбассу, а затем, когда уже будем иметь рычаги влияния на ситуацию - снова вернемся к переговорам. Короче, играем "вдолгую".

И последний, третий - промежуточный вариант. В нем речь идет о каком-то компромиссном соглашении о возвращении Донбасса. И если нас к чему-то подобному будут склонять, то, считаю, наибольший риск любой компромиссного соглашения - это особый статус. Он разрушает все. Его нужно нейтрализовать, он не выгоден, не нужен Украине.

Богдан Петренко, политический эксперт, заместитель директора Института исследования экстремизма:

Богдан Петренко
Богдан Петренко

"Очень многое будет зависеть от того, привезет ли Украина какой-то свой вариант достижения мира, или поедет на встречу согласовывать чужие формулы"

- Де-факто, Россия осознает, что Украина готова пойти на уступки ради очередной встречи в Нормандском формате. Не исключено, что следующим шагом будут попытки дожимать разведения сил на всей линии соприкосновения. Ведь именно это откроет для РФ возможность применить дополнительные стратегии - как политическую (имплементация формулы Штайнмайера), так и военную (открытие территорий, которые могут еще завоевать так называемые «ДНР» и «ЛНР». Именно так, кстати, у грузин в начале 90-х были «отжаты» Гагры и Сухуми). Еще один из шагов - это попытка переложить на Украину (полное или частичное) финансовую ответственность за восстановление и социальное обеспечение неконтролируемых ею частей Донбасса.

Предсказать поведение Украины после нормандской встречи сложно, - потому что по многим заявлениям людей, ответственных за международные отношения в Офисе Президента, эта встреча воспринимается чуть ли не как самоцель. Очень многое будет зависеть от того, привезет ли Украина на эту встречу какой-то свой план достижения мира, или поедет на встречу согласовывать чужие формулы. В первом варианте у нас есть некоторая надежда на Европу, во втором - обществу и дальше будет навязываться «ползучая капитуляция» - в виде амнистий боевикам или принятия новой редакции закона об особом статусе.

Что касается западных партеров - это от слова «партнеры» уже стоит отказаться. Макрон считает себя лидером Европы, и решение российско-украинского вопроса добавит ему баллов. Поэтому ЕС даст добро на любой алгоритм прихода к миру, который согласуют между собой Путин и Зеленский. Более того - именно Украина станет основным субъектом, на который будет оказано давление. Потому давят там, где продавливается.

Фактически, главным предохранителем от капитуляции перед Россией - был и остается украинский народ. Никто не решит за нас наши проблемы.

Виталий Кулик, политический эксперт, директор Центра исследований проблем гражданского общества:

Віталій Кулик
Виталий Кулик

“Украина должна перехватить іинициативу по формированию повестки дня”

Первая позиция. Очевидно, что подобная стратегия умиротворения не получит всеобщей поддержки по Украине.. Поэтому следует ожидать роста протестных акций, формирования новой оппозиционной парадигмы. И здесь основной вопрос будет заключаться в том, кто возглавит протестное движение? Если во главе будут бывший президент Порошенко или Нацдружины, то это приведет к дискредитации протеста. От него отойдет значительная часть активистов, не желающих участвовать в партийном флешмобе ПАП. Но насколько удастся сформировать департизированное, максимально нерадикальное движение сопротивления, насколько это движение сможет показать свою силу на улице, в зале парламента и в экспертной среде?

Вторая позиция. Очевидно, подобными инициативами власть продолжает загонять себя в так называемую ловушку "22" ("Ловушка-22" - роман американского писателя Джозефа Геллера) из которой нет выхода. Вместо того, чтобы стоять жестко на позиции обеспечения режима тишины на линии разграничения, реализации блока безопасности "минских соглашений" - нынешняя власть фактически воплощает в жизнь формулировки 2016 года. Зеленский и его команда нашли возможности для того, чтобы реализовать эту "формулу". И загнали себя в ловушку, поскольку дальше от них потребуют закон об особом статусе ОРДЛО и т.п. А еще европейские и российские эксперты уже говорят о том, что новый закон должен быть написан на основе действующего (принятого еще в 2015 году). То есть де-юре мы вернем номинальный суверенитет, а де-факто - ничего не будет, никто контроль над границей вернет, даже после так называемых выборов. Если кто-то в партии власти считает, что удастся "пропетлять" в ситуации с непризнанием выборов в ОРДЛО демократическими, то я бы хотел напомнить о требованиях ОБСЕ к проведению выборов. С одной стороны эти требования более или менее позволяют влиять на процесс, требовать соблюдения процедуры, но с другой... Пример - выборы в Афганистане и в Ираке, которые проводились после войны с Талибаном и ИГИЛом, и которые были признаны мировым сообществом демократическими. А на самом деле, кроме столиц, и то лишь в отдельных кварталах, правительства этих стран ничего не контролировали. Поэтому условность демократичности выборов и манипулятивность формулировок и критериев ОБСЕ - общеизвестны. Поэтому понимая это все - соглашаться, что мы готовы признать отчет ОБСЕ и применить закон об особом статусе, это как играть с шулером, понимая, что оппонент уже пометил карты и точно выиграет. Поэтому я вижу огромные риски от имплементации «формулы Штайнмайера», а также считаю, что протестные настроения в обществе будут расти и дополняться недовольством от введения рынка земли, обиженными физлицами-предпринимателями и так далее.

Позиция третья - Россия. Думаю, Москва продолжит попытки выбивать из Украины уступки за уступками. Сначала у нас выбили фактически парафирование "формулы Штайнмайера", потом будут выбивать проведение выборов без контроля над информационным пространством и без участия украинских политических партий, потом - от западных партнеров поступять требования признать выборы демократическими и, таким образом, все может завершиться формированием условий для де-юре федерализации Украины.

Позиция четвертая - европейские партнеры. Думаю, они вздохнут с облегчением. Поскольку спихнут с плеч важную проблему и переведут ее в плоскость отношений Украина и Россия или Украина и оккупированные территории. То есть, согласившись таким образом на российский конструктор "гражданского конфликта" в Украине, где субъектами выступают Киев и Донецк с Луганском - а не Россия.

Позиция пятая - окно возможностей. Оно (это окно) заключается в четких формулировках и попытках дистанцироваться от российского дискурса. Нужны правильные, предельно выверенные формулировки закона об особом статусе ОРДЛО. Этим документом надо обеспечить необходимые параметры и рамки возможного дальнейшего урегулирования. Украина должна перехватить инициативу по формулированию повестки дня.

Поговорил Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-