Антон Колумбет, первый заместитель главы Минветеранов
В жилье нуждаются около 50 тысяч участников боевых действий и 400 тысяч семей внутренне перемещенных лиц
06.12.2019 18:51

С 3 по 5 декабря продолжалась регистрация кандидатов для получения кредита на жилье для ветеранов и внутренне перемещенных лиц. Программа, утвержденная Кабмином накануне, предусматривает финансирование в 200 млн грн — по 100 млн на каждую категорию льготников. Им нужно было лишь подать заявку на участие в программе, затем выбрать жилье, оплатить 6% его стоимости, получить остаток суммы – и праздновать новоселье. Льготный кредит – под 3% годовых на 20 лет. За первые несколько часов сайт Госмолодежжилья, по данным председателя правления этого фонда, получил более 2 тысяч заявлений – невероятный ажиотаж. Кому хватит кредитов, на что надеяться тем, кто опоздал и почему не все социальные гарантии для ветеранов работают на 100%, рассказал первый заместитель министра по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Антон Колумбет.

ВЕРНУТ КРЕДИТЫ – ПРАВИТЕЛЬСТВО ДАСТ СРЕДСТВА НА НОВЫЕ

- Антон, почему всего три дня отвели на подачу заявлений? Семьям надо быстро принять решение, найти деньги для взноса... Начался ажиотаж, не все желающие успеют.

- Средства на программу нашлись буквально на одном из последних заседаний правительства в результате перераспределения – и до конца года надо их использовать. Соответствующее постановление приняли в среду 27 ноября, а уже в понедельник начался прием заявлений. Обычно такие процессы по полгода готовятся, а тут – все спешили, как могли. Конец года, а еще впереди – сбор документов. Очень обидно, что возникла “потасовка”, но ничего не поделаешь. Она свидетельствует о том, что подобные программы пользуются спросом, мы на правильном пути.

Речь сейчас идет об эксперименте – льготное ипотечное кредитование запланировано впервые

Заинтересованность людей доказана, осталось доказать эффективность инструмента. Бюджетный процесс – это дискуссия, и когда получим первые результаты (люди начнут возвращать кредиты), мы вступим в эту дискуссию.

Уже вижу, заявителей будет больше, чем денег, но это не значит, что люди останутся за бортом. Их заявления будут в прозрачных электронных реестрах, и если нынешний эксперимент будет успешен, набор заявлений станет постоянным. Речь сейчас об эксперименте — льготное ипотечное кредитование запланировано впервые. И эту программу критиковали — мол, есть риски коррупционного отбора участников, да и не популярна в Украине ипотека. Но электронный реестр будет открыт, каждый может видеть свое место в очереди. Ипотечные кредиты в Украине действительно дорогие, потому что банки закладывают в них риски невозврата средств. Поэтому мы должны доказать, что спрос на них есть и механизм эффективен, деньги вернут. А дальше можно будет о дальнейшем финансировании с Минрегионом говорить.

- Не вызовет ли это социальную напряженность? Мол, получилось – кто первый прибежал, тому и кредит достался.

- На всех денег не хватит. Но – по опыту программы “Доступное жилье” – могу сказать, что очереди тоже были большие, но когда дело дошло до конкретики, внесении своих долей, большинство людей отказались от участия в программе. Такова наша сущность — побежать, быстрее занять очередь, а потом уже решать, надо ли оно нам.

Процедура такова. Собрали заявления, затем спецкомиссия при фонде Госмолодежжилье выберет конкурсантов, им дадут полный перечень необходимых документов. Далее комиссия проводит пересчет квадратных метров, на которые может претендовать семья, их превращают в сумму. Участник выбирает объект, приносит договор купли-продажи – и ему перечисляются средства. Отказать могут только тем, кто попытается обмануть систему. Подаст заявление, имея собственное жилье. Через реестр прав на недвижимое имущество все это легко выявить.

- За 100 млн купим 100, пусть 150 квартир. Как комиссия выберет счастливчиков?

- По дате и времени подачи заявления. Комиссия просто выполнит техническую работу, от нее ничего не зависит. “Зрада” здесь только одна — недостаточность финансирования. Но это лучше, чем ничего не делать вообще. У нас более 369 тысяч участников боевых действий и около 50 тысяч из них состоят на жилищном учете. Плюс миллион внутренне перемещенных лиц, а это около 400 тысяч семей, которые тоже нуждаются в жилье. Согласно устаревшему, еще советскому законодательству, они должны быть бесплатно им обеспечены. Но государство не в состоянии обеспечить этих людей бесплатным жильем. Советские нормы писались тогда, когда все строило государство, а в нынешней стране покупать и раздавать людям жилье невозможно. Таких ресурсов в госбюджете никогда не было и не будет, надо это признать. Поэтому занимаемся поиском альтернативных вариантов. Пока работает только 719 постановление Кабмина, согласно которому бесплатно получают жилье семьи погибших и ветеранов с инвалидностью 1-2 группы, и 280, которое касается участников боевых действий, которые одновременно являются и внутренне перемещенными лицами. Эти люди лишились всего, а их семьи – под репрессиями.

О ЛЬГОТАХ И ОБХОДЕ ЗАКОНОВ

- С октября стартовала монетизация льгот на оплату ЖКХ для ветеранов. Слышала, возникали сбои, люди жаловались на неосведомленность органов соцзащиты. Что не удавалось оформить льготу на съемное жилье...

Не оформите наличную льготу – безналичная все равно останется через личный кабинет льготника в “Ощадбанке”

- До 15 октября всем, кто получает льготу, предлагали монетизацию, широко информировали различными каналами. Кто-то воспользовался, кто-то нет. Но не объяснили людям на тот момент, что не оформите наличную — безналичная льгота все равно останется через личный кабинет льготника в “Ощадбанке”. Думаю, потом произошел технический сбой — система электронного перечисления денег не смогла сработать, как нужно, между получателем льготы, бенефициаром и поставщиком услуг. Наша роль в этом процессе — информирование. Через некоторое время все наладится.

Что касается арендованного жилья, любые льготы не распространяются на объекты, которыми не владеете или которые занимаете не согласно договору. Единственный законный механизм перевести соцгарантии, касающиеся коммунальных услуг, на съемное жилье — это заключение договора аренды. Если вы живете в квартире, не заключая его, это значит, что владелец пустил вас пожить – и некорректно претендовать на какие-то льготы. На основании чего вы живете в чужой квартире? Просто владельцу невыгодно заключать договор, так как придется регистрировать это как коммерческую деятельность и платить налоги. А того, что из этих налогов как раз льготы и генерируются, люди не понимают.

- А планируется ли монетизация льготного проезда? Наверное, вы слышали, что водители маршруток не очень любят возить участников боевых действий, придумывают разные нормы перевозок и нередко до ссор доходит.

- Попытка монетизировать эту льготу была еще год назад. Кабмин принял соответствующее постановление, но там было предусмотрено всего 30 поездок в месяц – и окончательное решение переложили на органы местного самоуправления. По моему мнению, монетизация – это хорошо, это европейская практика. Но в сфере перевозок – целый комплекс проблем. Есть участник боевых действий, есть перевозчик и есть государство. В теории перевозчик, получая лицензию на деятельность, автоматически соглашается выполнять законы государства. Не превышать скорость, выполнять “Закон о статусе ветеранов войны, гарантиях социальной защиты” без каких-либо ограничений. Иногда ссылаются — а у нас принято решение, что только два льготника одновременно могут находиться в транспортном средстве. При всем уважении к коммерческим структурам — какие еще решения они захотят принять в нарушение законодательства? Может, у них какое-то отдельное правовое поле?

В свою очередь государство должно компенсировать перевозки. Но каким образом фиксировать перевозки льготников, если в маршрутке не дают билетов? Я вот читал на днях — 60% маршруток Киева ездят согласно договорам, срок действия которых истек несколько лет назад. А некоторые вообще не являются перевозчиками, потому что не имеет никаких отношений с муниципалитетом. Это просто машины, которые перевозят 5-миллионный город, не выдавая билеты, получая наличные.

Имеем схему, где все всем не нравится, но при этом изменить что-то - невозможно. Все понемногу что-то нарушают. Государство немножко недокомпенсирует перевозки льготников, ссылаясь на то, что у перевозчиков нет валидаторов, электронных билетов и тому подобное. Перевозчики, с одной стороны, кричат: вы только дайте компенсацию – будем всех возить, с другой — осознают, что это им невыгодно. Потому что это означает полностью по-белому работать. Страдают, конечно, льготники. У меня нет решения, как моментально сделать всех законопослушными.

- Монетизация в этой ситуации выглядит неплохим вариантом.

- Это единственный вариант, который можно выбрать без лишней мороки. Но здесь упираемся в размер монетизации. Кому сколько, кто откуда ездит? В небольшом поселке 1000 грн – это хорошие деньги, может, льготник и за несколько месяцев их не использует, потому что почти никуда не выезжает. А если человек ездит из пригорода Киева или с Троещины, тратит 50 грн минимум в день. Сегодня дискутировать на эту тему сложно – и вопрос просто отложили. Надо подходить к нему, когда вся система будет полностью готова и останется только деньги в нее положить. Давайте поработаем, учтем все риски, проведем общественное обсуждение. Пусть ветеранские общественные сообщества свое слово скажут.

- А как разрубить узел с отводом участков для ветеранов? Например, в столице очереди конца-края нет, люди написали заявления несколько лет назад – и ждут неизвестно чего.

Сделки с земельными участками порочат саму сущность процесса, который государство организовало своим защитникам

- В больших городах надо откровенно сказать, что участки не отведут никогда. Их просто нет для всех желающих (участникам боевых действий должны дать в первую очередь, но и другие заявители есть). Сейчас готовим отдельный проект о выделении участков для ветеранов, премьер-министр уже анонсировал подписание меморандумов с 24 областными организациями участников АТО, в которых зафиксируют перечень земельных участков для приватизации участниками боевых действий.

Но не ради того, чтобы человек получил землю – и продал. Зачем тогда вообще выдавать? Льгота спланирована ради развития человека. Как толчок к коммерции, кооперации, созданию сельскохозяйственных объединений, ветеранскому бизнесу, развитию. Разумеется, не все обладают качествами, позволяющими стать коммерсантами или фермерами. Тогда можно эту землю сдавать в аренду. Хуже всего, что ветераны соглашаются на сделки с участками. Находятся дельцы, которым только дай документы — все организуют. Иногда даже не рассчитываются с ветеранами. И главное, эти сделки порочат саму сущность процесса, который государство организовало своим защитникам.

- В ветеранских кругах ходят слухи, что вместо участка можно получить денежную компенсацию. Якобы на Полтавщине дают, например. Возможно, это инициатива местных органов?

- Компенсируют – в Киеве, это решение Киевсовета. Про другие регионы такого не слышал. Но на уровне ОТГ отвод участков – вообще не проблема. Я бывал у побратимов на Сумщине – они вообще ее не понимают. Земли – от горизонта до горизонта, бери, сколько нужно. Там другие сложности – ветеран должен за 40 км ездить к стоматологу, чтобы полечить зубы, которые от луганской воды раскрошились...

У муниципалитетов обычно свои программы поддержки ветеранов. Они отличаются, поэтому в разных регионах могут быть свои условия. Одни решения – общенационального масштаба, другие – местного уровня.

- Что касается общенационального. С 2015 года лежал на рассмотрении в Раде законопроект о льготной растаможке авто для участников боевых действий. Впоследствии его отозвали. Есть еще соответствующая петиция, которая никак не наберет достаточное количество голосов. То есть вопрос закрыт?

- Если вопрос будет вынесен, министерство как формирователь государственной политики проведет соответствующие консультации и, очень вероятно, поддержит его. Слышу об этой идее с 2015 года. Будет очень обидно, если он превратится в очередной механизм экономии на покупке авто с использованием ветеранов, которые получат возможность растамаживать по льготной цене. Снова всем миром придумаем инициативу, которая должна помочь, а она сработает неверно. Хотя можно заложить в закон какие-то предохранители, поэтому в целом – идея неплохая. Мы за любые элементы социальной защиты ветеранов — активнее действуйте, поддержим.

РАБОТА ДЛЯ ВСЕХ И ВЫСОКАЯ МИССИЯ ВЕТЕРАНА

- А чем, по вашему мнению, следует поддержать ветеранов? Что им нужно, кроме льгот?

- Я противник патернализма. С 2015 года занимаюсь социальной работой — она настолько эмоционально истощает... Сколько у нас было замечательных волонтеров, ассоциаций, общественных деятелей — все они выгорают эмоционально, потому что очень трудно заниматься социальной политикой в стране, в которой нет на нее денег. Когда тебе надо вырывать у кого-то, чтобы дать ветеранам. Это как матери решать: кого из голодных детей покормить сегодня, а кто до завтра подождет. И какое бы ты решение не принял, в любом случае – получается “зрада”. Вдобавок ментальность такая, что за добро у нас не благодарят. Логика следующая: ты дал мне кусочек — значит, себе украл еще больше.

Закончился контракт, человек уволился из армии – и на следующий день уже должен знать, где работает, четко видеть свое будущее

Но эти мысли меня привели только к одному — надо развивать экономику и быть богатыми. Генерировать ресурсы, создавать предприятия, платить налоги. Это должна быть внутренняя цель государства – и тогда остальные вопросы легче будет решать. И, соответственно, в теме социальной защиты ветеранов я вижу в первую очередь дополнительные возможности для их внутреннего развития. Это ветеранское предпринимательство, кредитование развития собственного дела. Вынесение ветеранского предпринимательства в отдельную организационную форму, как вот сейчас предприятия лиц с инвалидностью. С нашей стороны – содействие сбыту их товаров. Это когда видишь в супермаркете две баночки горошка и сознательно выбираешь ту, которую производит предприятие ветеранов. Покупаешь, понимая, что это вклад в социальную защиту ветеранов. В отличие от банальной раздачи денег или земли, это системное решение проблемы, развитие.

Надо разработать протокол возвращения с военной службы к мирной жизни. Она должна начинаться со штаба воинской части. Как это происходит сейчас: уволился – и стал на учет в центр занятости на полгода, чтобы получать выплаты. Человек застагнировался, закапсулировался... Это неправильно. Трудоустройство — основа возвращения к мирной жизни, социализации, ежемесячный доход (а он реально избавляет от многих психологических проблем возвращения с войны). Закончился контракт, человек уволился из армии – и на следующий день уже должен знать, где работает, четко видеть свое будущее. Тогда не будет ощущения отрыва.

- Может, как-то шире привлекать европейские грантовые программы?

- Есть такие программы. Просто сейчас можно получить грант 400 евро на переквалификацию. Постоянно бизнес-инкубаторы организовываются. Но мало желающих. А среди желающих – мало тех, кто доходит до конца процесса. Назову это так — низкая культура предпринимательства. Это риск. И не все должны быть бизнесменами. Я сам с друзьями начинал ветеранское предпринимательство — и это был год ада. Не все люди к этому готовы и не надо считать предпринимательство панацеей. Прежде чем его предлагать, надо хорошо изучать морально-деловые качества конкретного ветерана. Вот появится протокол возвращение к мирной жизни, а дальше, если нужны будут гранты — найдем и менторство над ними возьмем.

- Что касается менторства. Как не дать людям чувствовать себя вне общества, в одиночестве? Это чувство может толкнуть на предполагаемые действия, как показывает украинская практика.

- Действительно, психологические проблемы могут побудить на большое количество плохих вещей. Семейное насилие, алкоголизм, наркомания, преступления. Но никакое психологическое состояние не может оправдывать преступления. Хотя иногда явления слишком гиперболизируются СМИ. Знаю, сейчас постоянный фокус внимания – на участников боевых действий. Какая бы новость не касалась их, ощущаем необходимость реагировать. Правда, не совсем понятно, как реагировать. Ни разу не читал заголовка вроде “Эколог избил жену” или «Менеджер по продажам совершил пьяное ДТП». Прессе интересна именно ветеранская общественность. За несколько лет украинцам фильмами, книгами, статьями психологов рассказывают о ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство – ред.) и других явлениях. Мировоззренческий коридор уже сформирован и хорошие новости туда вообще не попадают, потому что это никому не интересно. Вот вы слышали про случай в Черкасской области – ветеран вытащил детей из горящего дома?

Ветеран каждую минуту должен помнить, что на него возложена миссия нести это звание, образ защитника

- К сожалению, нет..

- А об этом в ГСЧС сообщали, мы пресс-релизы рассылали — ноль реакции, может, разве что какое-то локальное СМИ опубликовало. И это система. Если бы парень не вытащил детей, а перебрал водки и подрался бы с соседом — мне кажется, тогда был бы общественный резонанс. Почему? Культура зрады в СМИ...

Ветеран каждую минуту должен помнить, что на него возложена миссия нести это звание, образ защитника. Пусть это будет его война в тылу. Задача – очень важная, потому что высоко неся этот образ, мы влияем на молодежь, повышаем мобилизационную способность. А когда ветеран совершает преступление – он опорочивает прежде всего этот образ и то, ради чего были принесены жертвы. Дискредитирует саму идею противостояния с оружием в руках российской агрессии (а у нее и так много критиков). Поэтому оправданий преступлениям нет. Если кому-то нужна психологическая помощь, существует большое количество инициатив, где ее можно получить. Проблема только, что не каждый признает эту потребность в себе. В постсоветской стране отсутствует культура обращения к психологу. Мы уже 4 год работаем с этим. Я обычно говорю: если осколок попал в руку, вы же даете врачу ее лечить, а если в душу – в чем проблема обратиться к специалисту, чтобы обломок вытащил?

Речь идет о смене парадигмы отношения к слову «ветеран», к российско-украинской войне

- Что же делать с формированием негативного имиджа ветеранов? Необходимо противодействие.

- Вопрос героизации прописан в программе правительства. Главное, не превратить это в советский пантеон, который вызывает у школьников грусть и тоску. Давайте работать над этим. Мы очень хорошо интегрированы с ветеранской общественностью. Имея нас в качестве админресурса, можно совместными усилиями многое реализовать. Но это не год, не два. Это не бигборды развесить, речь идет о смене парадигмы отношения к слову «ветеран», к российско-украинской войне, а это сложный вопрос общественно-политического характера.

Татьяна Негода
Фото Геннадия Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-