Россия 2010-2020: от надежд на перестройку-2 до железобетонного  авторитаризма

Россия 2010-2020: от надежд на перестройку-2 до железобетонного авторитаризма

Укринформ
История десятилетия – в акциях протеста и репрессивных законах

Магия цифр – большое дело. От десяти пальцев на руках и ногах арифметика и математика стали у нас десятичными. А арабские цифры, которые на самом деле индийские, с гениальным изобретением V века нолём/шунья, придали системе законченность. Глаз человеческий радуется числам, в конце которых стоит этот знак – «0». Свою жизнь и жизнь стран мы считаем десяти-, сто- и тысячелетиями.

2010-2020 годы. Как же много изменилось за эти десять лет. Скажем, в Украине. С новым 2010 годом страну поздравлял президент Ющенко, к тому времени уже не имевший шансов на переизбрание. А в начале года на демократических выборах был избран президент Янукович, энергично взявшийся за выстраивание властной диктаторской вертикали.

А у нашего «доброго» северо-восточного соседа, как тогда казалось, вектор был другой. Половина президентского срока «тандемного» президента Медведева. И надежды на демократизацию страны.

«АЙФОНЧИК», ЛИБЕРАЛЬНЫЙ «ДОЖДЬ» И УБИЙСТВО МАГНИТСКОГО

Да, так и было в России, тогда еще вроде как не Мордоре, в начале 2010-го. За полтора года страсти и подлости грузинской войны подзабылись. Да и вообще, она казалась случайным эпизодом. А некоторые послабления, данные временным президентом России по прозвищу «айфончик», тогда казались многим лишь началом светлого пути по возвращению России в семью демократических стран.

(Кстати, только сейчас, когда информация о том, что истинный правитель России В.В.Путин интернетом не пользуется, стала чуть ли не официальной, понятна причина такого злобно-энергичного распространения именно этого прозвища. «Айфончик». Ну, конечно, для того, кто сам интернетом не пользуется, а лишь читает стопку папочек, подготовленных для него референтами, кажется дико смешным, что кто-то может находить информацию на экране устройства, изобретенного враждебными пиндосами).

Телевиденье к тому времени было уже надежно зачищено. Но – о, чудо! – весной 2010-го появился либеральнейший (на фоне всего остального) телеканал «Дождь». «Так это же начало новой гласности, а следом и перестройки!», – догадалась доверчивая русская интеллигенция. А Евгений Киселев в своей программе на «Радио Свобода» рассуждал о том, кем бы мог стать на международной арене такой опытный и амбициозный человек, как Владимир Путин, когда он окончательно отойдет от политической деятельности в России: генсеком ООН, главой МОК?..

Впрочем, кто хотел видеть реальность, а не обманываться во что бы то ни стало, находил и совсем другие сигналы. Еще в конце 2009 годы российские коррупционеры при поддержке с самого верха замучили до смерти Сергея Магнитского. А с начала 2010-го глава фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер при поддержке американского сенатора Бенджамина Кардина делал всё, чтобы это преступление не осталось бесследным для российских властей. Их усилия увенчались успехом. К концу года США и Евросоюз приняли «Список Магнитского», на основании чего начинали приниматься санкционные меры против российских чиновников.

Дмитрий Медведев, Владимир Путин
Дмитрий Медведев, Владимир Путин

Когда осенью следующего 2011 года Путин и Медведев открыто заявили, что они с самого начала договаривались о президентской рокировке, россиян и прежде всего москвичей это так возмутило и возбудило, что в стране и прежде всего в столице – началось бурление. Из Украины, все более крепко зажимаемой в тисках «семьи», это казалось чудом и торжеством демократии. Да и сами протестующие россияне как-то слишком быстро поверили в свою силу и слабость власти. Они просто не хотели верить, что имеющаяся клика не отойдет от власти, не проведет более-менее честные выборы: «Как так – «не отдаст власть»? Тогда же они будут обречены на диктатуру, на ужесточение режима, на революцию, которая, в конце концов, всё равно когда-нибудь сметет их!».

Признаться, у меня тогда был добрый приятель, человек небогатый, но волею случая проживавший в элитном дачном районе, где обитала путинская верхушка. По вечерам к нему иногда приходили по-приятельски хорошо осведомленные люди, как погонные, так и беспогонные – просто попить водки-коньяка с человеком, неглупым, но от политики-власти далеком. Тогда-то он мне и сказал, что «эти» твердо решили (как большевики когда-то), что от власти не уйдут и будут держаться за нее всеми силами.

НАЧАЛО ЗАКРУЧИВАНИЯ ГАЕК: «ОНИ ЧТО-НИБУДЬ ПРИДУМАЮТ»

«Но как? Сейчас же все разумные люди против них?», – вопрошал я в начале 2012-го. «Очень просто. Примут более жесткие законы. Кого-то запугают. Кого-то купят, скомпрометируют, как-то устранят» – «Но у них же уже сейчас нет никакой популярности. Путина на представлении на спортивных турнирах уже освистывают. А дальше рейтинг будет только падать» – «Ничего, они уверены, что что-нибудь придумают. Какой-нибудь ход, который поднимет рейтинг».

В 2012 году и дальше все шло именно по этой линии. Марши протестов начали затихать. Да тут еще 6 мая 2012 года власть спровоцировала давку, мелкие стычки, которые были развернуты в масштабное уголовное дело о массовых беспорядках – «Болотное дело». С запредельными по тем временам реальными сроками за такие мелкие проступки, в основном, в пределах 2,5-3,5 года.

Тогда же Госдума 6-го созыва начала работать в режиме «взбесившегося принтера», оперативно готовя, принимая и выдавая все новые и новые репрессивные законы. В 2012-2013 году это были:

●  Закон о статусе «иностранных агентов» для некоммерческих организаций.

●  Закон о блокировке Интернет-сайтов, причем внесудебной (Роскомнадзором!) «за призывы к массовым беспорядкам и экстремизм».

●  Поправки в закон об экстремистской деятельности, который стал использоваться для ограничения свободы мнений и вероисповедования.

●  Закон о запрещении усыновления иностранцами российских детей-сирот (асимметричный ответ на принятие на Западе «Акта Магнитского», в России был прозван «законом подлецов»).

●  Поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», касающиеся «гей-пропаганды» (с широким толкованием, позволяющим притягивать за уши сомнительные обвинения).

●  Закон об оскорблении религиозных чувств верующих.

Одновременно были внесены правки в Уголовный кодекс РФ, расширительно и произвольно толкующие такие тяжелые статьи, как «государственная измена» (ст. 275 УК РФ), «терроризм» (ст. 205 УК РФ), «сепаратизм» (ст. 280.1 УК РФ).

При этом в России не было настроения: «Ужас! Ужас!!!». Скорее: «Да, ужас. Но вполне терпимый. И не безнадежный». Этому способствовало и то, что в 2013 году власть решила провести беспрецедентный эксперимент, допустив до выборов в мэры Москвы Алексея Навального. Тогда это объяснялось двумя тезисами. А) Кремль хочет опозорить видного оппозиционера, позволив ему набрать (и посчитать) какой-нибудь ничтожный процент, в районе 3,0. Б) Кремль решил посмотреть, проверить, насколько для него опасны выборы, похожие на настоящие, с неподставными кандидатами. Сейчас, спустя годы, кажется, что была и третья задача: канализация остатков протестного потенциала в мероприятие, внешне эффектное и энергозатратное, но в конечном счете – безнадежное, тупиковое.

 Собянин
Сергей Собянин

Хотя, как выяснилось в ходе выборов, прошедших 8 сентября 2013 года, некоторый риск для власти все же был. Собянину удалось с трудом натянуть победу в первом туре – 51,37%. Но и Навальный показал довольно большой результат – 27,24%. Но все же ничего опасного для власти не случилось. Эксперимент так эксперимент. Он убедительно показал, что до выборов, похожих на настоящие, лучше дело не доводить. А либеральная публика, всласть порезвившаяся на электоральной полянке, была в полном восторге. Словно та лягушка из притчи, варимая в кастрюле, которая не замечает, что под кастрюлей горит огонь и она находится уже практически в кипятке.

РЕПРЕССИВНЫЕ ЗАКОНЫ – ТЕПЕРЬ НА ЛЮБОЙ ВКУС

А 21 ноября 2013 года в Киеве начался Евромайдан, долгая героическая борьба, завершившаяся победой в феврале 2014-го.

Но тогда же стало понятно, что имели в виду «эти» из кремлевской власти еще в 2012 году: «Ничего, они уверены, что что-нибудь придумают. Какой-нибудь ход, который поднимет рейтинг». Этим «ходом», по ситуации, оказалась оккупация и аннексия Крыма, духоподъемная имперская попытка разрушить Украину, отторгнув от нее еще восемь областей.

Имперское безумие «крымнаша» раскололо лагерь российских либералов, и до того не очень дружный. Часть недавних критиков Путина начали петь ему «осанну» и поддерживать агрессию. Другие заявили, что они «за мир» и «над схваткой» (что в условиях активной агрессии равносильно поддержке агрессора). Третьи сказали, что украинцы, евромайдановцы сами виноваты в том, что слишком жестко противостояли власти, также применили насилие, и потому теперь расплачиваются за этот грех.

А в Госдуме тем временем продолжали работать над российским законодательством, становящимся все более репрессивным. После начала агрессии против Украины внутри самой России были расширены системные законодательные ограничения гражданских и политических свобод.

● Была разрешена прежняя (советская) практика принудительного психиатрического лечения за незначительные правонарушения.

● Принят закон, устанавливающий уголовную ответственность за отрицание итогов Второй мировой войны (ст. 354.1 УК РФ) и фактически криминализующий исторические исследования, публицистику, а также высказывания в социальных сетях, отличающиеся от официальной версии.

● Санкционировано включение НКО в список иностранных агентов простым решением Минюста РФ.

● В УК РФ появилась новая статья 212.1, предусматривающая уголовную ответственность за неоднократное нарушение правил участия в митингах и пикетах (известная, как «дадинская статья», а теперь – «котовская», по фамилиям политзаключенных – Дадин, Котов, сидевших или сидящих по ней).

● Принят закон, ограничивающий 20% долю собственности иностранцев в российских СМИ, а также закон о нежелательных организациях, в число которых попали основные западные фонды, оказывавшие поддержку российским СМИ и НКО.

● Расширены полномочия ФСБ, которая получила право на применение оружия в ходе массовых беспорядков, обыски в жилищах, сбор биометрической информации о гражданах.

● В 2016 году принят «пакет Яровой», который требует от интернет-провайдеров хранить всю информацию о пользователях, включая переписку, на протяжении полугода и обеспечить доступ властей к средствам шифрования. Дополнившее его в 2017 году ужесточение закона санкционирует блокирование Интернет-сервисов (мессенджеров и других), которые отказываются идентифицировать пользователей и сотрудничать с государственными органами.

● Была создана еще одна мощная репрессивная структура – Национальная гвардия, напрямую подчиненная президенту и возглавленная бывшим начальником его службы безопасности, Золотовым.

● В 2017 году был принят закон об административном надзоре за лицами, освобожденными из заключения, предусматривающий фактическое поражение в праве на свободное передвижение для людей, отбывших заключение. При этом Росфинмониторинг ведет официальный «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». И это уже – фактически поражение в праве собственности (арест банковских счетов, запрет на сделки с недвижимостью) на основании не только судебных, но и внесудебных решений (по представлению ФСБ, Следственного комитета, прокуратуры и даже МИДа).

● В 2018 году после всплеска политической активности молодежи («навальненской школоты»), принят закон, по которому за «вовлечение несовершеннолетних в митинги» можно получить арест до 30 суток, а также штраф — до 500 тысяч рублей.

● Ну и прошедший 2019 год порадовал двумя репрессивными законами: о запрете на распространение «недостоверной общественно значимой информации» (народное краткое название – «о запрете фейковых новостей») и закон о «наказании за неуважительные публикации о российском обществе, госсимволах и госорганах» («закон об оскорблении власти»).

● В России также вступил в силу закон о «суверенном рунете». И уже даже проводятся учения, позволяющие разработать алгоритм его применения.

● И вишенка на торте – закон, который позволяет признавать иностранными агентами физических лиц, то есть обычных граждан страны. Параллельно – принятие более строгих наказаний за неисполнение этой маркировки («иностранный агент»).

Извините за долгое перечисление законов. Но без него не так понятен уровень полицейской запуганности, зажатости современной России. Репрессивные органы, спецслужбы теперь имеют широчайший набор инструментов, позволяющий посадить практически любого россиянина. Причем не обязательно за какой-то реальный протест, свободомыслие. Но и при желании захватить чужую собственность или просто заработать новые звездочки на погоны.

А у политологов забава – как определить существующий в России авторитаризм: полномасштабный, конкурентный (гибридный), имитационный. Полезно также рассмотрение того, в каких сегментах жизни в РФ уже прорастают черты тоталитаризма.

Тяжкий путь. И в Украине ни на минуту нельзя забывать, с кем мы имеем дело.

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-