Смена премьера и транзит власти «от Путина – к Путину»

Смена премьера и транзит власти «от Путина – к Путину»

Укринформ
Президентское послание Федеральному собранию РФ оказалось громким

В среду в политической жизни России случилось давно ожидаемое политическое землетрясение. Смена премьер-министра, объявление конституционной реформы и даже провозглашение некоторых ее тезисов.

Это всё – старт к началу процесса транзита власти по схеме «от Путина – к Путину», который произойдет в 2024 году. Или, может быть, даже раньше. Но, как уже никто не сомневается, именно по этой схеме.

ВЕЧНАЯ БОРЬБА С БЕДНОСТЬЮ И ОБНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ

А ведь вечером накануне путинского послания Федеральному собранию ожидания были почти исключительно иронического плана. Чему способствовали, к примеру, новости о том, что трансляция выступления ВВП в одной только Москве будет проецироваться на разные архобъекты, гостиницу «Космос», большой дом на Новом Арбате и т.д. Нечто подобное, вроде бы, планировалось по всей стране. Это, впрочем, оказалось пшиком. Так и осталось непонятно, что это было – излишняя инициатива с мест или информшум прикрытия, чтобы эффектней оказались путинские перемены, инициированные в среду. И это, кстати, удалось – ни одной утечки; Путин сумел поддержать свое реноме автора внезапных масштабных изменений.

Заметными, но по-другому, были вторничные прогнозы путинских тезисов данные главредом правозащитного портала Медиазона Сергеем Смирновым в его Твиттере: «Пора начать серьезную борьбу с бедностью! Это очень большая проблема! Надо беспощадно бороться с коррупцией – она затрудняет экономический рост. Нам надо сохранить стабильность нашей политической системы и продолжить работать на благо людей. Времени на раскачку нет».

…И вот Путин встал за трибуну для доклада. Поначалу его выступление шло именно в том русле, что предсказал Смирнов. Акцент на социальные проблемы, причем в демографическом аспекте – выплаты малообеспеченным семьям, доплаты классным руководителям, материнский капитал при рождении первенца, создание дополнительных мест в детских садах, бесплатное питание для всех учащихся начальной школы (централизованные заказы из госбюджета – тоже, между прочим, очень солидные деньги для «королей госзаказов»). Пробежавшись по другим проблемам – неповторение прошлогоднего кризиса с поставками важных лекарств, увеличение бюджетных мест в медицинских вузах; создание программы «Доступный интернет»; создание крупнейшего архива документов по истории Второй мировой – Путин перешел к последней части программы, попросив заранее не аплодировать, потому что вот сейчас, дальше, будет за что.

Все поняли, что по закону жанра – именно сейчас начнется самое интересное. И действительно Путин анонсировал ряд поправок в Конституцию РФ. Предложил расширить полномочия как нижней палаты парламента (Госдумы), так и верхней (Совета Федерации), однако, подчеркнув при этом, что Россия останется «сильной президентской республикой». Также он предложил более строгий ценз для занятия официальных должностей, прежде всего поста президента и отметил необходимость закрепления приоритета Конституции РФ над международными договорами и законами. Плюс конституционное оформление такого органа, как Государственный совет, а также не вполне понятные, мутноватые предложения по изменениям в местном самоуправлении.

НЕОЖИДАННАЯ И ДОЛГОЖДАННАЯ ОТСТАВКА

По завершении путинского выступления началось его обсуждение. Что бросалось в глаза, так это то, что тезисы конституционной реформы стали для российских чиновников, даже самого высокого ранга, неожиданностью. Говорить на эту тему по сути никто не хотел. Что это, зачем, почему и в какую сторону развернется – непонятно. Вдруг не угадаешь, поэтому лучше не высовываться.

И все переходили на безопасные, беспроигрышные дифирамбы Солнцеликому за его предложения в социальной сфере. Показательно, к примеру, заявление главы минэкономразвития РФ Максима Орешкина о том, что предложения Путина, прозвучавшие в Послании, приведут к снижению бедности в России на 10% и «может, даже немного больше уже к концу этого года». Поразительно: Путин 20 лет у власти, на страну льется дождь газонефтедолларов. И все это время в стране – непрекращающийся бой с бедностью, таки да – не на жизнь, а на смерть.

Потом начались политтокшоу на главных телеканалах. И там обсуждение развивалось по тому же сценарию: минимум слов о предстоящей реформе и бесконечный елей по поводу заботы о российском народонаселении. Здесь тоже трудно удержаться, чтобы не процитировать Маргариту Симоньян, руководителя Russia Today, сделавшую такую запись в Твиттере, которую она потом ретранслировала на всех эфирах: «Написала, что это самое сильное послание Начальника с Крыма (то есть путинская речь после аннексии полуострова, – ред.). Но написала, не дослушав. В итоге, это самое сильное послание за все время (нахождения Путина у власти, – ред.)».

Нуднейшее обсуждение в том же духе (выступление Путина – просто «великолепное» или всё же «гениальное») длилось и длилось, пока не грянула следующая новость – об отставке Медведева и всего его правительства. А одновременно – о назначении Дмитрия Анатольевича на новую, специально созданную для него должность – зампредседателя совета безопасности РФ. С важным путинским уточнением, что выше его в этой структуре только сам Путин. Соответственно получается, что нынешней секретарь совбеза Николай Патрушев будет на ступеньку ниже.

Надо заметить, что о «вероятной отставке Медведева» в России говорили давно, особенно – после президентских «выборов» 2018 года. Но потом, когда эти ожидания стали выглядеть слишком уж натужно, они сменились не менее обоснованными утверждениями, что Путина вполне устраивает такой премьер, как Медведев. Подчеркнуто неловкий, с постоянно действующей лицензией на его осмеивание, выписываемой кому угодно – юмористам, телевизионщикам, политикам. На «Димона»-«Айфончика» можно было списать все недостатки и промахи. И то, как безропотно Дмитрий Анатольевич вернул президентский пост в 2011-2012 годах, было какой-никакой гарантией его верности ВВП. При этом, однако, теми же самыми людьми говорилось и прямо противоположное: что Медведев – использованная фигура, не очень-то нужная Путину, и уволить с премьерского поста его могут в любую минуту. (Такова политаналитика в византийской России – возможно почти всё, практически на 360 градусов. Кроме одного – возвращения к демократическим нормам, к разделению властей, прочим либеральным глупостям).

МЕДВЕЖЬИ ПРЕМЬЕРЫ: ТО МЕДВЕДЕВ, ТО МИШУСТИН

И вот это случилось. Чутье подсказывало, что на этом новости в этот вечер не закончились, и вскоре станет известен новый премьер. Так и случилось. Новым избранником президента Путина стал глава федеральной налоговой службы, технократ, сторонник цифровизации (которую в Украине называют диджитализацией) Михаил Мишустин. Тут уж официозные токшоу обрели второе-третье дыхание. Пошли оды новому будущему премьеру: «эффективный управленец», «создатель лучшей налоговой службы, что признается во всем мире».

И вот именно такое назначение закольцевало сюжет, начинавшийся с акцента в выступлении Путина на социальные проблемы. С каким бэкграндом идет в премьеры Мишустин: «сбор налогов (а это поступления в бюджет)», «четкость и порядок в цифрах», «креатура Кудрина». И вот тут стоит вспомнить, что накануне, во вторник, говорил экс-министр финансов, нынешний глава Счетной палаты РФ, человек, который с питерских времен был с Путиным на «ты» (и, как говорят, остался). А говорил он о том, что Счетная палата России находит финансовые нестыковки (читай – воровство) на миллиарды долларов. После этого была личная встреча Кудрина и Путина, на которой президент высказал пожелание, чтобы Кудрин контролировал путинские указы о повышении зарплат народу.

И вот вам результат: премьером вместо плюшевого Медведева становится железный Мишустин – налоговик вместо «Айфончика». И это должно успокоить широкие массы – вот они, эффективные, радикальные перемены на благо народа.

А теперь кратко – о сути конституционных изменений и том, зачем они нужны. Как мы писали накануне, в России к настоящему времени сформирован зрелый авторитарный режим. Имеющиеся законы, в том числе репрессивные, уже дают все возможности для жесткого управления.

При этом Путин, в последнее время очень болезненно реагирующий на падение своего рейтинга, узнал из опросов, что в российском обществе «чётко обозначился запрос на перемены». И это значит, что некие перемены обязательно нужно провести. При этом под шумок можно (а если можно, то и нужно) принять и законы, позволяющие упростить руководство в авторитарном стиле. Хороший повод избавиться от демократических аппендиксов в имеющейся ельцинской конституции. Среди них – урезание местного самоуправления в пользу вертикали власти; утверждение приоритета российских законов над международными; ужесточение ценза (иностранные паспорта, виды на жительство) для госчиновников, в том числе судей, а также – кандидатов в президенты.

Другая часть путинских предложений заключается в «размазывании» полномочий, некотором их перераспределении от президентского поста к другим властным органам. И это уже связано с другим вопросом – о «транзите власти», решении «проблемы-2024», то есть оставления Путина на вершине пирамиды по окончании его второго президентского срока подряд.

Итак, Госдума получит право утверждать кандидатуры премьер-министра и всех министров, так что президент не сможет их отклонить. Но, чтобы не превращать фигуру президента в совсем уж декоративную, за ним остается право увольнять министров, вплоть до премьера, в связи «с утратой доверия» или за «неисполнение обязанностей». С другой стороны, усиливается Совфед. Согласно предложениям, назначать руководителей силовых ведомств, региональных прокуроров президент сможет только по итогам консультаций с Советом Федерации. Сенаторы также получат право подавать президенту представление на увольнение судей конституционного и верховного судов. Отдельной статьей в конституции РФ будут прописаны функции Государственного совета (причем, каким именно образом – пока вообще неизвестно).

СХЕМЫ ТРАНЗИТА И ВОЗМОЖНОСТЬ АНШЛЮСА

Что именно всё это означает, и какая конструкция будет создана, непонятно до тех пор, пока не станут известны конкретные правки в конституцию РФ. Первое рабочее заседание уже созданной Путиным группы по подготовке этих поправок пройдет уже 16 января. Но сколько будет работать эта группа, пока неизвестно. И когда поданные ею предложения будут поставлены на «всенародное голосование» (Путин почему-то избегал слова «референдум»), также никто не знает.

Впрочем, Элла Памфилова уже успела услужливо заявить, что никаких голосований не нужно – конституционные правки можно просто провести через «другие формы всенародного обсуждения». Оно и понятно – ей как главе ЦИКа работы меньше. Кстати, возможно, именно поэтому Путин избегал слова «референдум». «Отменили всенародный референдум» – звучит плохо. А вот «заменили всенародное голосование всенародным обсуждением» – вполне нормально. (Ну, как для путинской России – нормально).

Карикатура, Сергей Ёлкин
Карикатура, Сергей Ёлкин

Так Путин убивает сразу нескольких зайцев. С одной стороны, уже запускает новый кабмин с премьером, «эффективным менеджером». Параллельно создает еще большую шумиху, видимость больших перемен в стране с всенародным обсуждением (контролируемым через СМИ). С другой стороны, он имеет возможность спокойно выстроить такую конструкцию власти в стране, какая ему придется по вкусу.

И тут широчайший набор вариантов. Вот только один из них – наделение большими полномочиями совета безопасности и новой конституционной структуры, Госсовета. Так, чтобы возглавляя эти органы, Путин мог контролировать всю ситуацию в стране, а текущие недостатки списывать на других – на главу правительства, Госдуму, Совфед; в конце концов – на нового президента с урезанными полномочиями. Внедрять эти или другие подобные изменения можно в любое время, когда захочется ВВП. Хоть в имеющиеся сроки голосования, хоть при досрочном голосовании, повод для которого (которых) уже есть – конституционная реформа.

Отдельно стоит обратить внимание на то, что Путин в своем послании ни разу не упомянул ни Украину, ни Беларусь. Ну да, это можно списать на то, что он в этот раз вообще мало говорил о внешней политике. Имеются, однако, и другие объяснения. Например, что Путин хочет успешно завершить наступление на фронте углубленной интеграции с Минском по принципу «суверенитет в обмен на экономические льготы». И, если аншлюс произойдет, это можно будет синхронизировать с конституционной реформой, прописав его результаты в обновленную конституцию РФ+.

Украине, как считают многие, угрожает другая сторона путинских реформ – избавление от фиговых листков «приоритета международного права». В условиях гибридной войны это и ранее не очень-то сдерживало Москву. Однако же без этих прописанных норм агрессивная политика России в отношении Украины может стать еще более циничной.

В любом случае, надеяться на то, что неупоминание Украины в путинском послании говорит о том, что он забыл о нас или хочет оставить Украину в покое, – было бы наивно.

Олег Кудрин, Рига

Первое фото: EPA

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-