43 дня после Парижа: война идет, люди гибнут, а господин Сайдик вдруг поддержал Украину

43 дня после Парижа: война идет, люди гибнут, а господин Сайдик вдруг поддержал Украину

Аналитика
Укринформ
Правда, спецпредставитель ОБСЕ на переговорах в Минске сделал это после того, как сложил свои полномочия. Но это очень важно

После декабрьской встречи лидеров "нормандской четверки" прошло уже 43 дня, но, похоже, ситуация для Украины, в частности на восточных рубежах, совершенно не изменилась. В результате остаемся с тем, что было в Париж: обстрелы не прекращаются, украинские бойцы продолжают гибнуть и получать ранения - война продолжается. Предлагаем сухую статистику: ровно за 43 дня до встречи в Париже (конец октября-начало декабря 2019-го) на фронте погибло двенадцать наших бойцов, собственно, за точно такой же период времени после парижского саммита (10 декабря 2019 года - 21 января 2020-го) - десять (причем семь - с начала 2020-го). Что имеем на сейчас? Из последних фронтовых новостей - несколько дней в Донбассе очередное обострение. Журналисты и волонтеры бьют тревогу из-за масштабных обстрелов 17-18 января недалеко от поселка Золотое-4 в Луганской области со стороны оккупантов (напомним, что в ноябре прошлого года в упомянутом населенном пункте закончилось разведения сил. - Авт.).

Первым об обстреле рядом с Золотым написал в Фейсбуке журналист Руслан Смещук. "Поехали снимать Крещение, а попали на Огнекрещение. Золотое-4 второй день гремит от прилета минометных мин", - возмущается Смещук. Также о потерях ВСУ написал главный редактор Цензор.Нет Юрій Бутусов. “На фронте потери в полосе 72-й механизированной бригады. Один воин погиб, восемь ранены. Это результат обострения ситуации в районе Золотое, Новотошковское, Бахмутской трассы, в полосах 72-й и 93-й бригад", - сообщил Бутусов. Информацию об обстрелах неподалеку Золотого также подтверждают волонтеры Виталий Дайнега та Серж Марко. “Район Золотого. 72 бригада. 120 мин. 8 раненных. Чудом не намесили двухсотых", - пишет Марко.

Логично напрашивается вопрос: дал ли парижский саммит какой-то толчок к изменению ситуации на оккупированном Донбассе, есть ли какой-то прогресс, почему опять не выполняется принятое в конце декабря 2019-го в Минске решение не вводить новое перемирие, а продолжить то, которое было объявлено в июле? Очевидно, что постоянные обстрелы с "той стороны" свидетельствуют о том, что цель России остается неизменной: посадить за стол переговоров Украину и именно «республики», перевести конфликт из разряда «внешний» в сугубо "внутренний", в котором агрессор РФ выступает не в роли одной из сторон, а "посредником", "миротворцем"... И сегодня это стало абсолютно очевидным.

Мартін Сайдік
Мартин Сайдик

Прозрение господина Сайдика…

Кстати, очень неожиданно прозвучало заявление экс-представителя председателя ОБСЕ в Украине Мартина Сайдика, который впервые (!) назвал Россию стороной конфликта на Донбассе. Прямая речь: "Если посмотрите на минские соглашения, на то, как они подписаны в оригинале, вы увидите подписи Хайди Тальявини (бывший глава миссии ОБСЕ в контактной группе, - ред.), Леонида Кучмы (второго президента Украины. - Ред.) и Михаила Зурабова (бывший посол РФ в Украине. - Ред.). Затем пропущено расстояние, и есть Захарченко и Плотницкий. Почему наверху Украина и Россия? Они разве не стороны конфликта? Именно поэтому они стоят наверху", - говорится в интервью Мартина Сайдика российскому “Коммерсанту”. Кроме того, Сайдик уточнил, что попытки России считать себя посредником - неуместны: "Если кто-то посредник, то он должен действовать в качестве посредника. А если посредник на одной стороне (занимает чью-то сторону), то он не посредник, а "односторонний игрок".

Несколькими днями ранее господин Сайдик дал еще одно интервью австрийской газете Die Presse. Если коротко, то кроме проведения выборов на Донбассе исключительно по украинскому законодательству и только после выполнения условий безопасности, он отметил еще и то, что в "минских соглашениях" нет ни одной запятой не о обязательстве Украины предоставить автономию для ОРДЛО, зато говорится о том, что в рамках децентрализации права этих регионов несколько расширяются.

Поправьте, если ошибаемся, но это, пожалуй, впервые европейский чиновник достаточно высокого ранга, увы, еще и представлявший ОБСЕ, организацию, которая находится под российским влиянием и вызывает у нас, ой, как много вопросов, публично говорит, кем на самом деле есть РФ в войне на украинском Донбассе. При этом ранее, в каких-то привязанностях к Украине господин Сайдик замечен не был. Так о чем свидетельствуют подобные заявления, идет ли речь о каких-то изменениях, развороте ситуации?

Сказанное господином Сайдиком, очередное обострение в Донбассе, а также то, чего на самом деле добивается РФ - комментируют:

Юрий Смелянский, экономист, эксперт фонда "Майдан иностранных дел", председатель правления БО "Институт Стратегических Черноморских Исследований":

Юрій Смєлянський
Юрий Смелянский

“Мартину Сайдику, как нормальному человеку, хочется сохранить уважение к самому себе”

- Активность на фронте - это инструмент подготовки политических встреч. Эту «донбасская» закономерность уже давно замечена. Руководство Украины такой инструмент не использует априори. Он есть только в распоряжении агрессора. Правильна ли такая позиция Украины или нет - лучше оценит только время. Но если за «оценочный показатель» принимать гибель украинских военнослужащих - результат отрицательный. Перестать стрелять - не значит добиться мира.

Изменились цели агрессора за шесть лет войны? Нет. Продолжается процесс колонизации оккупированной территории Крыма. Он же набирает обороты на оккупированной территории Луганской и Донецкой областей. Обратите внимание на демонстративное «сближение» оккупированных территорий: коллаборационисты из Донецкой и Луганской областей буквально несколько дней назад посещали, в очередной раз, оккупированный Крым. Часть жителей оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей воспринимают оккупированную территорию Крыма как "образец", к которому надо стремиться.

Кремль не отказался от своих целей и задач в Украине. Так какие у Украины основания ждать прекращения боевых действий на Донбассе? Этих оснований нет. Одну из тактических задач, кремлевское руководство пытается реализовать - Россия миротворец в условиях гражданской войны на востоке Украины. Выстраивая, мягко скажем, своеобразные отношения с государством-агрессором на протяжении всех шести лет войны, Украина косвенно подтверждала такую ​​трактовку. Россия, как «миротворец», требует от Украины вести прямые переговоры с коллаборационистами. Это также причина боевой активности на фронте.

Еще одна причина стремления руководства РФ доказать мировому сообществу, что на востоке Украины внутренний гражданский конфликт заключена в политических требованиях, изложенных в текстах Минских соглашений. Особый статус для ОРДЛО. Если такой статус территории получают в ходе внутреннего гражданского конфликта - это одно. Если требование звучит в ходе внешней вооруженной агрессии - это прямое вмешательство во внутренние дела соседнего государства. То есть доказательство того, что Россия вмешивается в вопросы политико-административного (государственного) устройства Украины.

Для участников переговорного процесса в Минске, для участников переговорного процесса в нормандском формате это все не секрет. А руководство Украины не настаивало на объективной трактовке событий. В результате имеем то, что имеем. Западным посредникам не удалось санкциями убедить руководство РФ прекратить войну в Украине. А Украина взяла на себя обязательства, которые не может выполнить. Украинское общество не примет и не позволит этого. Соответственно, процесс зашел в тупик. Минские соглашения «мертворожденный ребенок».

Это понимают все стороны процесса. По этой причине, мне кажется, господин Сайдик и делает такие заявления после сложении с себя полномочий участника переговорного процесса. Ему, как нормальному человеку, хочется сохранить уважение к самому себе. Можно добавить - очистить карму. Вот он и говорит о том, что после подписания Минских соглашений, было понятно всем - до тех пор пока в переговорном процессе с Россией не будут говорить как с государством-агрессором и действовать по отношению к России, как к государству-агрессору - никаких положительных итогов Минский процесс не принесет. И еще. Никакой переговорный процесс не принесет положительный результат, если в угоду России будут разделяться вопросы деоккупации ОРДЛО и Крыма.

Служат ли заявления, которые сделал господин Сайдик сигналом об изменении подходов в переговорном процессе - покажет время. Но мне кажется, если руководство Украины не будет проявлять необходимую активность, ни о каком изменении подходов речи быть не может.

Виталий Мартынюк, политолог-международник, руководитель международных программ Центра глобалистики “Стратегия ХХІ”:

Віталій Мартинюк
Виталий Мартынюк

“Кремль спешит и пытается заставить Украину как можно скорее выполнить его условия - политические решения без гарантий безопасности”

- На сегодняшний день очевидно, что Россия не намерена выполнять ни Минское соглашение, ни договоренности, достигнутые в «нормандском формате» в декабре прошлого года. В Кремле продолжают подчеркивать, что Украина должна выполнить политические договоренности и подталкивают ее к прямым переговорам со своими марионетками в ОРДЛО. Не исключено, что Россия будет настаивать на особом статусе не только для оккупированных ныне территорий, но и в целом Донецкой и Луганской областей в их административных границах, о чем свидетельствует решение оккупационных властей в Донецке накануне нормандского саммита.

Четким показателем позиции России станет заседание Постоянного совета ОБСЕ в марте этого года, на котором должен приниматься решение о продлении мандата СММ и расширении ее функций - предоставлении полномочий действовать 24/7, как это согласовали в Париже. Учитывая продолжающиеся тенденции с препятствование деятельности СММ ОБСЕ на оккупированных территориях, упомянутое решение маловероятно.

Позитивно для Украины заявление Мартина Сайдика, который четко определяет Россию стороной конфликта. Это нивелирует регулярные заявления руководства РФ о «конфликте внутри Украины».

Очевидно, что Кремль спешит и пытается заставить Украину как можно скорее выполнить его условия - политические решения без гарантий безопасности. Опасность также заключается в том, что как только Кремль «снимет вопрос Донбасса» в свою пользу, он сразу переключит все усилия на легализацию аннексии Крыма.

Борис Бабин, юрист-международник, экс-представитель президента Украины в АРК:

Борис Бабін
Борис Бабин

"Западные дипломаты понимают, что РФ удовлетворит лишь полная капитуляция Украины, а если ее не будет, то нас неизбежно ждет обострения конфликта"

- Россияне не намерены идти на любые реальные уступки на Востоке Украины, поскольку считают, что ничто их пока к этому не толкает. Нынешняя ситуация в оккупированных районах, обусловленные ею прямые и санкционные потери для экономики РФ могут продолжаться еще несколько лет, а дальше нынешнее российское руководство и не загадывает. Все переговорные процессы оккупанты используют для достижения своих тактических задач как военного, так и политического характера. При этом для них реализация военного практического результата становится сейчас важнее каких-то политических или юридических жестов. Поэтому РФ и откровенно демонстрирует пренебрежение "договоренностями", достигнутыми в декабре в Париже, в том числе об очередном "прекращение огня". Возможно, именно в таких условиях раздражение западных дипломатов (Мартина Сайдика, то есть. - Ред.) нежеланием россиян идти на любые уступки по Донбассу вызвало их откровенные заявления. Потому что они понимают: россиян удовлетворит лишь полная капитуляция Украины, а если ее не будет, то нас неизбежно ждет обострения конфликта.

Богдан Петренко, политический эксперт, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма:

Богдан Петренко
Богдан Петренко

"Военная эскалация будет вспыхивать до тех пор, пока либо Россия утратит возможность применять военный рычаг, либо Украина перестанет защищать свой суверенитет"

- «Несмотря на надежды, которые мы возлагали на Зеленского, он оказался продолжателем политики Порошенко». Примерно такой месседж сегодня навязывается россиянам и людям на оккупированных территориях. Хотя, с точки зрения нашей реальности, он не совсем корректен. Зеленский действительно пытается нормализовать отношения с Российской Федерацией. Но учитывая давление изнутри, которое не позволяло бы ему перейти определенные рубежи, он вынужден делать это медленно и учитывая национальные интересы. А исходя из неуступчивости Москвы, его незначительные уступки в сторону Российской Федерации, не получают поддержку в Кремле. Фактически, его заставляют сделать выбор - или вернуться к тактике противостояния эпохи Порошенко, или сделать кардинальную уступку в сторону России.

Эскалация столкновений диссонирует на фоне заявленного на крайний нормандской встречи «перемирия до нового года». И этим Россия подталкивает его к необходимости сделать выбор. Для Кремля важно, чтобы, как минимум, Зеленский начал диалог с лидерами квазиобразований. Вероятно, именно ради последнего и происходит обострение. Вроде: «не хочешь войны, договаривайся с теми, кто стреляет». Но обострение для «президента мира» могут означать любое принуждение: в том числе и проталкивание конституционных изменений об особом статусе Донбасса.

В усилении противостояния всегда заинтересованы и лидеры так называемых республик. Для них окончание войны (в любом из вариантов, даже по российскому сценарию) - это окончание их власти в квазиобразованиях (как и окончания жизни). Поэтому не исключено, что они будут и самостоятельно раздувать огонь войны.

В любом случае, военный фактор - едва ли не единственный аргумент России, способный принудить Украину к тем или иным шагам. И снижение военного противостояния - это выход Украины из зоны потенциального влияния России. Поэтому военная эскалация будет вспыхивать до тех пор, пока либо Россия утратит уже возможность применять военный рычаг, либо Украина перестанет защищать свой суверенитет.

А что касается «радикализации» заявлений Сайдик, в том числе и признания России стороной конфликта, то я думаю, что это связано исключительно с окончанием его полномочий в СММ ОБСЕ. То есть с тем, что он уже вправе выражать собственное мнение. Без учета того, что ему и его подчиненным придется ездить «на ту сторону». И того, что надо договариваться с той стороной. К сожалению, ни о каких изменениях с Запада это не говорит. Похожую смену риторики мы уже наблюдали у Александра Хуга - первого заместителя миссии ОБСЕ, после того как он ушел со своего поста.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-