Москва «Нормандию» из Мюнхена не видит. Что дальше?

Москва «Нормандию» из Мюнхена не видит. Что дальше?

Укринформ
Как роспроп освещал Мюнхенскую конференцию по безопасности и сопутствующие события

Российская реакция на прошедшую 56-ю Мюнхенскую конференцию по безопасности (MSC) была предсказуемой: восхваление каждого действия на ней Сергея Лаврова; абсолютизация термина, возникшего на этой именно конференции Westlessness/Беззападность; смакование расхождений между внешней политикой США и политикой ведущих европейских лидеров; ну и, конечно, осмеяние всего, что касается украинского участия в MSC.

Важно отметить, что самым любопытным оказалось даже не это, а обостренная реакция российской медиа-обслуги на событие не из Мюнхена, а просто совпавшее с ним по времени. И, в общем-то, мало кем замеченное. Хотя и важное, особенно теперь, когда кремлевские темники акцентировали на нем внимание.

РАЗГОВОР ПРЕЗИДЕНТОВ И БЕШЕНСТВО КРЕМЛЯ

Путин обожает всегда, в любой ситуации выглядеть властно и победительно. А еще ему нравится, чтобы каждое его выступление, нюанс речи бесконечно пережевывали и истолковывали. Возможно, изначально так не было. Но 20-летнее пребывание у власти и привычные дифирамбы прислуги приучили к этому. А когда «что-то пошло не так», он раздражается.

В пятницу в информполях Украины и России появилось сообщение, что состоялся разговор между украинским и российским президентами. Ну, разговор и разговор, краткие сообщения об обсуждавшихся темах, приняли к сведению и поехали дальше – MSC уже ж началась. Но нет, Кремль велел своей информационной машине дать задний ход. И наряду с событиями Мюнхенской конференции смаковалось, обсуждалось то, как по-разному на сайте ОП Украины и Кремлин.ру подавалась информация о состоявшемся разговоре.

Владимир Зеленский, Владимир Путин
Владимир Зеленский, Владимир Путин / Фото: AA

Обратимся к первоисточникам. Украинский офис президента указал три ключевых элемента разговора. 1. Стороны обсудили выполнение договоренностей, достигнутых на последнем Нормандском саммите, а также подготовку к следующему «Норманди». 2. Акцентированное внимание на «процессе освобождения удерживаемых украинских граждан, которые находятся на временно оккупированных территориях Донбасса и Крыма, а также в РФ». 3. Согласованная «необходимость активизировать работу на уровне Трехсторонней контактной группы в Минске для реализации достигнутых договоренностей».

Похоже, такие формулировки вызвали в Кремле тихое бешенство. Почему? Прежде всего, из-за того, что здесь спокойно сказано о подготовке к следующему Нормандского саммиту (и это после предшествующих заявлений ответственных лиц обеих сторон о некоторой пробуксовке в этом процессе). Также стоит обратить внимание на третий пункт, с виду невинный. На самом деле – это ответ Киева Москве на ее требования начать прямые «переговоры с Донецком и Луганском». И в Кремле, судя по всему, правильно это поняли. Но самым раздражающим оказался, конечно, второй пункт. Во-первых, потому что в нем говорится не об обмене, а об «освобождении удерживаемых украинских граждан», то есть – одностороннем процессе. Во-вторых, поскольку оккупированным назван не только Донбасс, но и Крым, причем – это в абзаце, где упоминается имя российского вождя. Как не разозлиться, когда так обозвали любимую игрушку?

КРЕМЛЕВСКИЙ ВАРИАНТ: ОБИДА И УЛЬТИМАТУМ

Свой вариант сути состоявшегося разговора появился на Кремлин.ру лишь спустя два часа. И тональность здесь была совершенно иная: никаких «стороны обсудили», «президенты отметили». Первые два абзаца-предложения – едва ли не ультимативные: «Президент России акцентировал важность полной и безусловной реализации минского «Комплекса мер» и решений, принятых на саммитах в «нормандском формате», в том числе в Париже 9 декабря 2019 года. В связи с известными высказываниями представителей украинского руководства Владимир Путин прямо поставил вопрос – намерен ли Киев реально выполнять минские договорённости».

После этого два абзаца-предложения – безличные, уточняющие: «Затронуты также вопросы, касающиеся поддержания устойчивого режима прекращения огня, дальнейшего разведения сил и средств на линии соприкосновения и работ по разминированию. Выражена готовность продолжить усилия, направленные на освобождение и обмен связанных с конфликтом удерживаемых лиц».

Владимир Путин
Владимир Путин

Оцените разницу – не «процесс освобождения», а крючкотворная «готовность продолжить усилия, направленные на…». И вот только дальше «освобождение и обмен». То, что российская сторона написала «обмен» – понятно. Но она также оставила и «освобождение». Может, это просто фигура речи. А может, нет – и здесь имеется в виду то, что лица, освобожденные в Украине и обмененные в Россию, в массовом порядке будут возвращаться обратно в Украину, уже «отмытыми», чистыми перед законом (как это было недавно с несколькими беркутовцами). Зачем – понятно: как дополнительный фактор дестабилизации ситуации.

Особого внимания заслуживает следующий пункт: «В контексте предстоящего 75-летия Великой Победы с российской стороны подчёркнуто вклад всех народов СССР в разгром нацистской Германии и указано на недопустимость искажения исторической правды о событиях Второй мировой войны». Поразительно, насколько колбасит Владимира Владимировича после речи Зеленского в Аушвице, если он и спустя три недели счел нужным это высказать. О том же говорит и недипломатичность слова «указано».

Последний же пункт – из серии «крокодильи слезы»: «Кроме того, Владимир Путин выразил соболезнования в связи с гибелью 13 февраля граждан Украины в дорожно-транспортном происшествии в Псковской области».

Опубликованы эти, видимо, редактируемые самим Путиным кладези мудрости были в пятницу вечером. А дальше – выходные плюс Мюнхен. И практически никто не обратил на это внимание. Поэтому пришлось в понедельник поднимать Скабеевых-Соловьевых, чтобы они попережевывали всё, особенно то, как «жестко разговаривал Путин с Зеленским».

МИД РФ: НИКАКИХ ПРЕДПОСЫЛОК ДЛЯ НОРМАНДСКОГО ФОРМАТА

Да, я сказал «практически никто», что не совсем верно. Страна.ua по горячим следам еще в пятницу подробно разобрала различия в сообщениях двух сторон о состоявшемся разговоре. И в понедельник российские пропагандисты ссылались как раз на эту публикацию дружественной «Страны». Трогательная дружба (впрочем, ничего нового).

Ну, а с другой стороны, на выходные и именно в Мюнхене тезисы Путина повторяли и развивали руководители российского МИДа. Сначала зам министра иностранных дел Александр Грушко постулировал следующее: «Была договоренность абсолютно четкая, что новая встреча [в «нормандском формате»] должна подвести итог тому, что было обговорено на предыдущей встрече. Это касается разведения сил, прекращения огня, разминирования, обмена пленными, внедрения формулы Штайнмайера в [украинское] законодательство и некоторых других вещей».

Узнаваемая менторская стилистика разговора. Москва опять, как и перед прошлым, первым после долгого перерыва саммитом в Париже, пытается встать в позу строгого ментора, дающего ученику задания и следящего за их выполнением. Грушко также повторил постоянное требование российских оккупантов: «нормальный диалог с Донецком и Луганском». И снова же осудил «отсутствие всякой готовности Киева» к этому.

Сергей Лавров
Сергей Лавров

В итоговой мюнхенской пресс-конференции главы российского МИДа Сергея Лаврова тема нормандского саммита, точнее его отсутствия, тоже была главной. И уж Лавров прямо сказал, что никаких предпосылок для новых переговоров лидеров Германии, России, Украины и Франции нет, поскольку Москва не видит «прогресса в выполнении прошлогодних решений» (право решать – есть прогресс или нет – Кремль оставляет исключительно за собой). Всё – точка. Все заявления, что «Норманди» состоится, как договаривались, в апреле, Лавров назвал не более чем пожеланиями Киева.

Вообще, в освещении Мюнхена российская пропаганда ключевой сделала фразу госсекретаря Помпео, сказанную в завершение его закрытых переговоров с Лавровым: «Желаю удачи!». Вот оно – потепление отношений (похоже на давние подсчеты РосТВ, сколько раз Трамп похлопал Путина по плечу на каком-нибудь кофе-брейке). При этом тема переговоров о возможном саммите «пятерки» постоянных членов Совбеза ООН (к 75-летию основания Объединенных наций) особо не педалировалась. То ли особого прогресса не было, то ли эта тема оставлена за Путиным, как «царем горы», если таковой прогресс появится.

КРАСНЫЕ ЛИНИИ КРЕМЛЯ И РАЗРЕШЕНИЕ НЕРАЗРЕШИМОГО

Нет и масштабного раскручивания темы доклада «12 шагов к миру на Донбассе», с чего начиналась MSC. Говорят, но мельком: «Это ж не только наша работа!». Похоже, что для российской стороны главная ценность этой истории – как раз в акцентировании внимания на нероссийской составляющей данной провокации, то есть на западных и украинских подписантах «12 шагов».

Патрушев
Николай Патрушев

Что касается информации Радио Свобода о возможной встрече в Омане Зеленского и Патрушева, то в России по-прежнему отрицают это. Да еще попутно издеваются над журналистами-расследователями: «Неужели вы думаете, что секретарь российского Совбеза при необходимости не сможет прилететь, куда нужно, так, что об этом никто не узнает?!».

Если же говорить о выступлении в Мюнхене президента Зеленского, то наибольшее возмущение роспропа, естественно, вызывает фраза, что «осенью выборы должны состояться и на Донбассе, и в Крыму». В Кремле и подкремлевских СМИ это рассматривают как фразу, в принципе блокирующую продолжение переговоров с Россией. Если после нее переговоры не прекращают, то единственно в надежде, что это – ситуативное заявление, сделанное для внутриукраинского политического рынка.

Серьезные российские эксперты, вроде директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, в отличие от пропагандистов, не строят иллюзий, а говорят прямо: «Минские договоренности невыполнимы: Киев не пойдет на особый статус Донбасса, а заставлять его Европа не сможет, а Америка не будет». Что касается «Норманди», то тут Тренин менее категоричен. «Нормандская четверка может собираться, – однако рассчитывать на многое, по мнению эксперта, в таком случае не приходится, – но максимум возможного на этом треке – замораживание конфликта по приднестровской модели».

Но «Карнеги» отдельно, а Кремль – отдельно. Своими заявлениями, подчеркнуто более грубыми, он показывает Зе-команде собственные «красные линии». Проведены они так далеко и нагло, что не пересекать их невозможно. И с каждым их пересечением президент Зеленский будет для Москвы все больше переходить в категорию «Хуже, чем Порошенко». Но при всем том, судя по последнему большому интервью, Владимир Александрович по-прежнему верит в возможность договориться с Путиным о мире без «зрады». В таком наборе обстоятельств заключено неразрешимое противоречие. Однако какое-то разрешение рано или поздно оно все же получит. При этом до пышного празднования 9 мая руки у Москвы в какой-то степени связаны: религия Победобесия – это серьезно. А вот после того разговор пойдет еще более прямой и жесткий.

P.S. Уже после написания текста стало известно о ночном наступлении российских оккупантов на позиции ООС и боях в районе Золотого. Легко впасть в конспирологию, выстраивая избыточно сложные концепции. Но все же нельзя не обратить внимания на то, что обострение произошло именно там, где разведение сил в прошлом году было самым сложным и скандальным. А общение президента с добровольцами закончилось в итоге судебным делом против Звиробий и Федыны. Видимо, это самое оптимальное место и действие для раскачивания ситуации в Украине. Если же говорить о возможности большей войны в рамках «принуждения к миру», то вменяемые эксперты в России давно говорят о возможности этого. Самое поразительное (впрочем, для авторитарной фашистского типа страны с ее культом праздников – нормальное), что даты при таких обсуждениях привязываются к праздничным датам. По одной версии, наступление могло начаться после 8 марта, в надежде «принудить к миру» и таки да «Параду Победы» уже к 9 мая. По другой версии (частично оглашенной выше, в конце текста) – это слишком уж авантюрные действия, которые при их срыве могут испортить суперпраздник 9 мая. И обострения можно ожидать как раз после 9 мая. Подобно тому, как в 2014-м война началась после праздничного завершения Сочинской олимпиады. Но вот сейчас на наших глазах, возможно, появляется третья версия… Хотя, скорее всего, произошедшая атака и идущие бои – это все же артподготовка к заседанию инициированного Россией на 18 февраля Совета безопасности ООН, где агрессор будет обвинять Украину в невыполнении Минска.

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-