После Берлина: каковы сейчас на самом деле позиция и перспективы Украины

После Берлина: каковы сейчас на самом деле позиция и перспективы Украины

Аналитика
Укринформ
Укринформу рассказали о своем взгляде на этот важнейший вопрос представители различных секторов политического спектра и экспертной среды Украины

Вернувшись в Киев, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба «подвел» итоги визита в Берлин, опубликовав сообщение на Фейсбуке.

«Мы не пойдем на прямой диалог с оккупационными администрациями. Мы не пойдем на вымышленную Кремлем федерализацию. Мы не уступим в вопросе границы, вывода российских войск, расформирования оккупационных администраций (...) Украина из года в год демонстрирует готовность идти на разумные компромиссы, но мы никогда не пойдем ни на какие особые статусы по российскому сценарию, с правом вето на общенациональные решения и другими требованиями, которые подрывают наш суверенитет», - пишет Кулеба.

В то же время глава украинского дипведомства считает «важным достижением» поездки в Германию возвращения в повестку дня вопросов аннексированного Крыму и украинских политзаключенных в Крыму и России.

«Крым и Донбасс - это все украинские территории, временно оккупированные Россией в ходе агрессии. В этом плане между ними нет разницы (...) Мы добьемся деоккупации и реинтеграции в Украине и Донбасса, и Крыма. Сколько бы времени это ни заняло", - отмечает глава МИД.

Все это звучит довольно оптимистично. Украинские приоритеты сформулированы четко и не допускают разночтений. Наша делегация в Берлине была рекордно представительной. И то, что мы сейчас знаем о визите по заявлениям его участников, подсказывает вывод: союзники с нами, перспективы справедливого завершения российской агрессии обнадеживающие. Но так ли это? Мы же знаем об искусстве дипломатов не сказать того, чего нельзя или не хочется, делая это так, что никто этого и не заметит.

Так какие реально, с точки зрения экспертов, позиция и перспективы Украины, исходя из первых итогов визита и публичных заявлений? На этот вопрос Укринформа ответили:

Павел Климкин, дипломат, министр иностранных дел Украины в 2014-2019 гг.:

«Две принципиальные задачи визита украинского «десанта» в Берлин - восстановление доверия и общая координация. Достигли ли мы этого - скоро увидим»

– Несколько тезисов. Во-первых, этот визит запоздалый. Его нужно было сделать минимум в сентябре-октябре прошлого года. По возможности таким же составом.

Во-вторых, этот состав я бы не называл делегацией или командой. Это - своеобразный десант. Есть разное отношение среди наших партнеров к должностным лицам, которые занимаются проблематикой Донбасса. И то, что они поехали в Берлин вместе, это важно.

В-третьих, на сегодня нет прорывных результатов этого визита. Он был рабочий. И на самом деле не о заявлениях, а о двух принципиальных вещах.

Первый момент - это восстановление доверия. Поскольку наши западные партнеры буквально из прессы узнали о некоторых результатах «междусобойчика» с Россией, к примеру, об идее создания так называемого «Консультативного совета». Сейчас эту идею успешно похоронили, но осадок остался. И восстановление доверия ... Достигли ли этого - увидим в следующие месяцы, так как по результатам публичных заявлений, которые, к слову, были достаточно сдержанные, этого не увидишь.

Второй момент - действенная координация. Нам это очень нужно. Украина в рамках Нормандского формата всегда сначала согласовала позицию с Соединенными Штатами, а также другими коллегами по «Большой семерке». А уже потом эту позицию мы совместно пытались представлять России. Я к тому, что наши немецкие друзья не поняли игру с азбукой. То есть, когда Украина заявляла о плане «А», план «Б», «В» и других. Наши коллеги хотят конкретики, хотят понимать, что это на самом деле за планы, их роль, при каких условиях могут быть реализованы. Чтобы выработать общую стратегию - нужно понимание.

Услышали ли от нас эту конкретику в Берлине? Меня там не было, поэтому - не знаю. Как по мне, Украина должна была представить свои планы несколько месяцев назад. И вообще, когда мы работаем над освобождением Донбасса и Крыма, то как бы неоднозначно это ни звучало, но это вопрос общественного консенсуса и нашего консенсуса с коллективным Западом, с нашими друзьями и партнерами. Поскольку без общей линии невозможно политически и дипломатически надавить на Россию. А что нужно сейчас РФ? По меньшей мере - смягчить санкции. А еще лучше - отменить их вообще. Ну, и по возможности не сойти с планов прямого и опосредованного контроля над Украиной. Поэтому противодействовать России можно только совместными усилиями. Мы не можем договориться в двустороннем порядке. Потому что ряд вопросов, которые ключевые для Москвы, выходят за пределы любого двустороннего диалога. В конце концов, диалог со страной-агрессором... Скорее, это взаимодействие, потому диалогом это не назовешь.

Что касается атмосферы переговоров министров иностранных дел - нормально. Обсуждалось разное: и Донбасс, и взаимодействие с Германией в контексте их полугодового председательства в ЕС, и взаимодействие с НАТО, и так далее. Общий контекст всего этого увидим в ближайшее время. Есть определенные отзывы наших немецких партнеров. И эти отзывы - смешанные. Извините, но подробнее не буду комментировать.

Михаил Басараб, политолог, сокоординатор «Движения сопротивления капитуляции»:

«К сожалению, Зеленский, как и Порошенко, продолжает двигаться в парадигме буквального выполнения «Минска»

– Очень сложно анализировать нарратив правящей команды о так называемом "мирном урегулировании". Потому что сегодня по меньшей мере четыре чиновника озвучивают официальную позицию властей по этому поводу. Это сам президент Украины Владимир Зеленский, глава ОП Андрей Ермак, министр и вице-премьер Алексей Резников и министр МИД Дмитрий Кулеба. Бывает сложно понять: заявления кого из них отражают реальную позицию власти. Не исключаю, что подобную конструкцию построили специально, чтобы скрыть истинный смысл процесса "мирного урегулирования".

О результатах поездки в Берлин, а также дальнейших планах и намерениях. Верить и доверять надо не словам и благим намерениям, а реальным действиям. Поэтому верить, полагаться на обещания, какие-либо протокольные заявления по итогам переговоров - это неблагодарное дело. Оценка - только за действиями. Напомню, что 11 марта 2020 года Ермак вместе с Кучмой подписали протокол о создании так называемого «Консультативного совета», в который должны были войти представители оккупационных администраций на Донбассе. Да, звучали объяснения, что мол, их не так поняли, это не то, о чем мы подумали и т.п. Но это не имеет значения. Потому что есть протокол, где все черным по белому написано, где стоят подписи Ермака и Кучмы. Сейчас по словам господина Резникова известно, что идея «Консультативного совета» уже не актуальна. Но здесь есть одно важное «но»! Не актуальна эта идея стала потому, что против нее выступили Франция и Германия.

Что будет дальше - сказать трудно. Кроме традиционного набора пунктов и вопросов, которые поднимались в Берлине, мое внимание привлекло заявление о том, что все же формируется делегация граждан Украины с оккупированных территорий в ТКГ в Минске. Ермак назвал это изменением формата Трехсторонней контактной группы. А также отметил, что Германия согласилась с такой инициативой украинских переговорщиков. Что мы об этом знаем сегодня? Действительно - очень мало. К примеру то, что в эту делегацию наше правительство уже определило перечень возможных представителей украинских граждан, которые будут в Минске представлять оккупированные территории. Но кто занимался подбором этих людей? Кто будут эти люди? Но еще важнее, каким будет статус этих представителей в рамках ТКГ? Что означает изменение переговорного формата? Спросите, почему я обращаю на это внимание, почему это важно? А потому, что эта группа не должна стать равнозначным с Украиной участником переговорного процесса. Недопустима легитимизация в любой форме ОРДЛО как отдельного субъекта за столом переговоров. Нам безразлично, каким образом демонстрируется отдельность Донбасса. Это в любой форме категорически неприемлемо. Конечно, Украина никогда не признает «ДНР» и «ЛНР». Но включение в переговорный процесс граждан с оккупированных территорий в качестве отдельного субъекта, с их отдельными требованиями, наряду с представителями Украины и другими участниками переговоров - фактически закрепляет российский нарратив о гражданской войне в Украине. Это мягкое, "замаскированное" признание их отдельности, требующей особого отношения к ним. От имени всех граждан Украины, в том числе, и от тех граждан, которые проживают на оккупированных территориях, в международных переговорах должны говорить только официальные институты государства Украина. И никто другой! Если допустим их к переговорам в автономном статусе, то это вызовет целую цепь лишних вопросов и проблем. А главное - мы сами будто соглашаемся, что жители Донбасса это какие-то особые украинцы, с которыми надо вести переговоры отдельно. Мы делаем большую ошибку и закладываем под себя еще одну мину. Россияне непременно этим воспользуются.

И в завершение... К сожалению, действующая украинская власть продолжает двигаться в парадигме буквального выполнения «Минска». Это системная и базовая проблема украинских переговорщиков. Как сегодняшних, так и при Порошенко. Реализация тупиковых «минских договоренностей» не представляется возможным. Потому что приведет к масштабным потрясениям на территории всей Украины, эхо которых почувствует также и вся Европа. "Минские договоренности" - это путь не к миру, а к еще большей войны, потому что они противоречат национальным интересам, здравому смыслу и настроениям абсолютного большинства украинцев.

Виталий Мартынюк, политолог, руководитель международных программ Центра глобалистики “Стратегия XXI”:

«Совместная поездка Кулебы и Ермака показала согласованность действий президентской и правительственной ветвей власти»

– Визит украинской делегации в Германию был своевременным по нескольким причинам. Во-первых, период карантина привел к паузе во внешнеполитических контактах, а визит в Берлин стал сигналом немецкому руководству о намерениях Украины развивать украинско-немецкое сотрудничество. Во-вторых, необходимо было «нейтрализовать» визит Козака в ФРГ: донести украинскую позицию; отреагировать на то, что Козак наговорил в Берлине; подтвердить готовность к продолжению переговоров по прекращению войны; закрепить поддержку немецкой стороны. В-третьих, во второй половине этого года Германия будет председательствовать в Совете ЕС. Этот этап важен для Украины, учитывая определение будущего функционирования Восточного партнерства после 2020 года, информирование немецкого руководства о ходе процесса европейской интеграции Украины, и опять же получение поддержки Берлина в этом измерении. Совместная поездка Кулебы и Ермака должна была продемонстрировать согласованные действия президентской и правительственной ветвей власти. Участие в визите вице-премьер-министра - министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Резникова и министра обороны Тарана указало, что ключевым была безопасность Украины, прекращение российской агрессии и укрепление украинской обороноспособности.

Положительно то, что немецкой стороне передали доказательства присутствия российских войск на украинской территории, что дает немецкой стороне дополнительные аргументы ответственности России за войну на востоке Украины. Кроме вопросов европейской интеграции, в фокусе была интеграция Украины в НАТО, что обсуждали и министр иностранных дел, и министр обороны. Но все же ключевым был российско-украинский конфликт. Непосредственное информирование немецкого руководства видится важным, учитывая усиление украинской позиции в нормандском формате, а согласование позиций Киева и Берлина необходимым для усиления давления на Москву, учитывая, что немецкий министр обороны заявила о невозможности нормализации отношений с РФ до восстановления территориальной целостности Украины. И здесь надо видеть и вопрос оккупации Крыма, который все чаще звучит в международных форматах, и который Украина должна активизировать. В то же время, все еще необходимо дополнительное информирование руководства ФРГ о ситуации на оккупированных территориях. Ведь в информационном сообщении МИД Германии о визите использован термин «сепаратисты», хотя потом неподконтрольные Украины территории и назван «оккупированными территориями». Из негатива стоит также отметить невысокий информационный уровень внимания немецкой стороны к этому визиту. Например, на сайте Министерства обороны ФРГ не было сообщение о нем, хотя госпожа министр встречалась с украинской делегацией.

Мария Золкина, политический аналитик фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива»:

«За последние полгода украинский МИД набрал политический вес. Наша позиция теперь выглядит более понятной, более сформированной и более адекватной»

– Хотя цель №1 визита в Берлин официально не объявили, но этот визит был важен для нынешней ситуации в российско-украинской войне ....

В прошлом году Франция фактически подталкивала к организации «нормандской встречи». Президент Макрон тогда был очень активен. Он ухватился за инициативу Зеленского договариваться с Путиным. Но после «Парижа» все, условно говоря, стабилизировалось. И Германия вновь тихо, бюрократически и размеренно начала координировать этот процесс - играть первую скрипку. Поэтому, когда украинская сторона что-то предлагает, например, реформировать ТКГ в Минске приемлемым для себя образом и, в частности, чтобы это выглядело, как реализация «минских договоренностей», то надо заручиться поддержкой, и в первую очередь - Берлина. И хотя этот визит не касался исключительно российско-украинских отношений и Донбасса, но, тем не менее, это была принципиально важна цель: прозондировать почву и понять, что наше предложение по реформе ТКГ находит поддержку у немцев. Потому что в такой ситуации можно, во-первых, лоббировать эту идею, а во-вторых, показать и надеяться, что западный мир поймет: Украина готова идти на здоровые компромиссы. Это было очень важно!

Нынешняя инициатива по переформатированию российско-украинских переговоров в Минске, конечно, не находит поддержку в РФ. И, скорее всего, завершится ничем. Думаю, Москва не пойдет на инициативы Киева относительно переселенцев. Или, по крайней мере, не согласится, чтобы тон и результативность переговоров как-то изменились, даже если в этот процесс переселенцы будут приглашены со стороны ОБСЕ. И в этой ситуации критически важно, чтобы Германия понимала, что украинская сторона сделала здоровый и логичный шаг, но он, как и большинство предыдущих, не был поддержан Россией. Тогда и любой украинский план «Б» будет восприниматься значительно адекватнее. А переходить на этот план придется с 90% вероятностью, потому что год Зеленского показал: готовность Киева договариваться с Москвой еще не означает готовность Москвы договариваться на приемлемых для Киева условиях.

Что еще важно... Из средне- и долгосрочных целей - это, конечно, вопрос Крыма, за последние несколько лет практически сведенный на нет. И в информационном, и в дипломатическом полях. Да, церемониально иногда об этом упоминали на международных площадках, но чтобы предметно - нет. Поэтому то, что министр иностранных дел Украины поднял этот вопрос, более того, предложил искать возможности какого формата для обсуждения деоккупации полуострова - это важный сигнал Берлину. Понятно, что РФ будет сопротивляться и еще очень долго не будет воспринимать эту инициативу, но чем чаще мы будем выходить с предложениями что-то сделать, тем легче это будет организовать.

Наконец, следует отметить, что сейчас украинский МИД набрал политический вес. Кто причастен к этой «кухне» - те видят это и понимают. МИД, как и положено, выполняет координационную роль и «нормандского», и «минского» треков. В общем, наша позиция сегодня выглядит более понятной, более сформированной и более адекватной. И это хорошо!

Беседовал Мирослав Лискович. Киев

Первое фото: Фабрицио Бенч (Fabrizio Bensch), Reuters

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-