Вольга Ковалькова, доверенное лицо Светланы Тихановской
Тихановская не планировала уезжать из страны. Ее вывезли власти
21.08.2020 15:29

Вчера в Минске начал работу Координационный совет оппозиции, инициированный де-факто победившим кандидатом в президенты Беларуси Светланой Тихановской.

О его работе мы говорим с членом Совета Вольгой Ковальковой, доверенным лицом Светланы Тихановской.

- Вольга, спасибо за то, что мы сейчас наблюдаем... За рождением или пробуждением белорусской нации?

- За формированием.

- Координационный совет – это орган только для транзита власти?

- Координационный совет инициирован Светланой Тихановской для поиска путей преодоления политического кризиса и обеспечения согласия в обществе. Это площадка и медиатор между обществом и властью. Очевидно, что у власти есть непонимание происходящих в Беларуси процессов. И наш посыл – начать этот диалог. Этого требует большинство людей и с ними невозможно не считаться. Координационный совет создан из моральных авторитетов – и из простых, и из высокопоставленных людей. Программа Тихановской, которую она реализовывала во время избирательной кампании, состояла из таких пунктов: освобождение заключенных, прекращение преследования людей по политическим мотивам, возврат к Конституции 2004 года, основной гарантией норм которой является ограничение полномочий президента, и проведение новых выборов. Светлана Тихановская считает, что поскольку из кампании с самого начала были исключены Сергей Тихановский и Виктор Бабарыко, а на команды оказывалось беспрецедентное давление, она не соответствовала требованиям правовых норм и демократии. Поэтому мы просим объявить выборы недействительными и просим провести новые выборы. Это не мессидж Вольги Ковальковой – это мессидж общества. На этих выборах люди впервые за 26 лет стояли в очередях, чтоб проголосовать. 

- Как часто Координационный совет будет собираться?

- Координационный совет будет состоять из семидесяти человек, сейчас избран президиум из семи человек. Это основной орган, который будет собираться каждый день. Совет, скорее всего, будет расширяться. Мы получили еще несколько сотен заявок на вступление в него, люди хотят оказывать волонтерскую помощь. Но из-за давления и угроз прокуратуры некоторые члены совета отказываются от участия в нем, чтобы не подставить свои организации. Основной состав координационного совета делится на шесть групп (по идее, их должно стать больше) и каждая будет заниматься своим направлением.

- Появилась ли у власти готовность к переговорам с вами, к новым выборам?

- В регионах ситуация выглядит более позитивной, все чаще представители местной власти говорят: да, мы готовы. В Гродно, Бресте, Орше, Молодечно власти идут на диалог с жителями города, там он стал возможен потому, что люди вышли на мирные протесты. К сожалению, на республиканском уровне этого отклика мы не видим. Это связано с личностью Александра Лукашенко, он достаточно жесткий и для него пойти на диалог означало бы проявить свою слабость. Но, на мой взгляд, диалог – это проявление не слабости, а силы. Мы выставляем понятные требования, люди на всех митингах, на всех протестах говорят: «Уходи». Мы требуем отставки действующей власти, поскольку действующая власть потеряла доверие, и мы очень надеемся, что диалог состоится. К сожалению (учитывая последние новости) на членов Координационного совета заведены уголовные дела, понятно, что пытаются продолжать репрессии и давление на людей, которые говорят об уважении и мире. Вот таким подавлением мотивации и инициативы они показывают, что не готовы на диалог. Но я надеюсь, что это пока останется на уровне устрашения. 

- Не падает ли у людей желание выходить на митинги, не ослабевает ли желание борьбы за преобразования?

Сегодня в глазах белорусского общества власть нелегитимна, и ей не доверяют

- Наверное, каждый день выходить на протесты сложно. Мы не привыкли к длительному протесту. Но сегодня в глазах белорусского общества власть нелегитимна, и ей не доверяют. И даже если протестные настроения будут не такими активными, это не изменит ситуацию. Ну, неделю мы перестанем бастовать, но доверие к власти не появится. Рейтинг правоохранителей и так почти равен нулю из-за репрессий, избиений и насилия, кризис может усугубляться: люди перестанут выходить на работу, оплачивать платежи. Но граждане найдут способ протестовать. И если сейчас не начать решать кризис: освобождать заключенных, проводить новые выборы, то это приведет к огромному экономическому кризису всей страны. Люди уедут, перестанут вести бизнес, перестанут финансировать государство, что приведет к невозможности выполнять им свои социальные обязательства. Это тот результат, который возможен, если не начать переговоры.

- О Светлане Тихановской. Мы понимаем, через что ей прошлось пройти, но не вызвал ли ее отъезд разочарований? Рождение нации очевидно, но родился ли в ней ее лидер? 

- Светлана не планировала уезжать из Беларуси. Это подтверждает тот способ, который выбрала власть, чтоб изолировать Светлану, потому что я присутствовала при ее походе в Центральную избирательную комиссию и при том, что последовало дальше. Но метод, который выбрала власть, вызвал у людей агрессию, отторжение. Вы можете представить: кандидат в президенты идет в ЦИК подавать жалобу – и пропадает? Белорусские власти вывезли ее из страны, она не сама уехала. Я не вижу в обществе разочарования, Светлана Тихановская для всех – символ перемен, человек, который мужественно взял флаг в руки и понес его. После тех событий, которые происходили с ее мужем, белорусский народ готов за ней идти. Ее мессиджи были понятны всем, и она продолжает их реализовывать. Мы планируем подавать жалобы в Верховный суд и использовать все законные способы для реализации наших прав.

- Вы в Беларуси часто повторяете, что вы не хотите Майдана. Но, тем не менее, вы его уже делаете, даже не называя таким словом, у вас есть все его составляющие: свои авторитеты, своя музыка, своя медицина катастроф, свои герои и новое гражданское общество. Почему вы боитесь слова «революция»?

- В Беларуси все средства массовой информации — государственные. И после событий 2014 года мы все боролись с этим запугиванием и манипуляцией: вы хотите как там, хотите манипуляций? Никто не боится никаких слов, но мы не хотим жертв. Ни одна человеческая жизнь не стоит прихода к власти. И для нас, как сторонников перемен, человеческая жизнь ценна. А о насилии в 2014-м году говорит только Лукашенко. Это слово использует только Александр Григорьевич. Майдан в вашем понимании – это одно, в его понимании – другое. Мы хотим перемен, но мы не хотим, чтоб перемены привели к жертвам. Поэтому мы предлагаем власти понятные мирные пути. 

- Вольга, вы возглавляете христианскую партию. У вас есть ниша для такой партии? Готовы ли голосовать за нее нерелигиозные люди?

Сегодня большинство людей готово перейти к любой структуре, которая выступает за перемены, и ориентируются на лидера, которого они знают

- Идеология и религия — разные вещи. Идеология христианской демократии не равна религии. Мы берем за основу христианские принципы, но это общечеловеческие принципы, всем понятные. В Беларуси говорить о политическом поле и политическом спектре достаточно сложно. Просто потому, что нет полноценной политической системы, которая бы функционировала. У нас нет большого числа партий и комитетов, которые артикулируют понятные широкому кругу людей идеологии.

Для того, чтоб развивать идеологию, нужно сформировать политическое поле и перейти к демократии. Сегодня большинство людей готово перейти к любой структуре, которая выступает за перемены, и ориентируются на лидера, которого они знают. Об идеологии они думают не в первую очередь.

- Я удивилась тому, что среди тех, кто поддержал протест – священники Белорусской православной церкви.

- У нас были заявки на включение в совет представителей и протестантских, и православной, и католической церквей. Многие из них готовы поддерживать нас. Включать их напрямую в совет вопрос не стоит, хотя они участвуют в нашей жизни. В тюрьму на Окрестина после задержания протестантов приехало шесть священников, готовых стать медиаторами и как-то решить этот вопрос.

- Во время последнего Майдана мы создавали альтернативные органы местной власти, когда понимали, что революция – это потрясения, госаппарат может начать пробуксовывать. Вы над чем-то таким думаете?

- Государство будет продолжать функционировать. Потому что даже внутри сегодняшней системы огромное количество профессионалов, которые будут продолжать работать. Мы ж не говорим, что мы все снесем, это вообще неправильно. Мы говорим о новых выборах. А на них люди отдадут голос за ту команду и того человека, который на их взгляд более соответствует их ожиданиям. Количество партий, обладающих достаточными компетенциями, большое.

- У вас рождается нация, но само государство находится под сенью России. Какие будут пути, если она не меняет политический вектор? Как она будет развиваться рядом с таким могущественным и авторитарным патроном?

- Я сторонница того, что сейчас все процессы должны происходить внутри страны. И пока так и происходит. Мы поддерживаем демократические ценности и верховенство закона, но никто из соседей…

Мы за то, чтоб мирно жить со всеми своими соседями

- Но у вас же на территории стоят российские военные.

- И что?

- Не пугает вас?

- Координационный совет не ставит целью смену политического курса. Наша задача – достигнуть внутри страны согласия и спокойной передачи власти. Наверное, когда передача власти состоится, и люди выберут президента, парламент, местные советы – и будут принимать какие-то другие решения. Народ должен сделать свой выбор. Сейчас говорить о каком-то выборе достаточно сложно, мы не принимаем решений в вопросах какого-либо уровня. Президент «назначается», он назначает мэров городов, местные советы. И вот события 9 августа стали результатом того, что власти не слушают людей. Точно так же белорусы сами должны будут сделать выбор о том, какой вектор выбрать. Мы за то, чтоб мирно жить со всеми своими соседями.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-