«Минские соглашения»: наконец пересматриваем условия или замораживаем конфликт?

«Минские соглашения»: наконец пересматриваем условия или замораживаем конфликт?

Аналитика
Укринформ
Укринформ исследует перспективы пересмотра «минских договоренностей», а также актуальные перспективы «замораживания конфликта»

24 ноября в режиме видеоконференции состоялось очередное заседание Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию на Донбассе. Повестка дня: обеспечение передвижения граждан Украины через КПВВ; обмен взаимно удерживаемыми лицами; разработка мероприятий в сфере поиска лиц, пропавших без вести. Все бы ничего, но вдруг во время заседания российский представитель Алексей Дмитриевский заявил, что Россия поддерживает план действий в регионе, который предложили... боевики (читай - РФ). Среди всего прочего в этом «плане» речь идет об изменениях в Конституцию для того, чтобы закрепить в отдельных районах Донецкой и Луганской областей особое самоуправление до 2050 года.

Єгор Чернєв
Егор Чернев

«Россия снова срывает переговоры в Минске. И это в очередной раз свидетельствует о том, что Минский формат не способен решить проблему Донбасса», - именно так описал поведение РФ в ТКГ председатель постоянной делегации Украины в ПА НАТО, народный депутат от «Слуги народа» Егор Чернев. И подчеркнул, что даже план Кравчука, который многие считали слишком уступчивым, россияне отвергли: «Они теперь хотят изменений в Конституцию, выборы до возвращения границы и особый статус Донбасса до 2050 года. Что бы мы им ни предложили, они всегда выдвинут нам неприемлемые условия и обвинят в неготовности к переговорам (...) А еще в Кремле прекрасно понимают, что вернув себе Донбасс, Украина и ее союзники сразу перейдут к теме Крыма. Поэтому они будут придумывать все новые и новые причины, чтобы не выполнять никаких договоренностей, и ждать новый шанс уничтожить Украину полностью».

Итак, снова возвращаемся к старой-новой песни о недееспособном «Минск», который подписывался как исключительно политическое решение и «под дулом», который не был рассчитан на столь длительный период выполнения, а точнее - невыполнения. Поэтому нельзя и безоговорочно опираться на то, что было подписано, ведь прошло почти семь лет, и ситуация на Донбассе, в Украине и в мире в корне изменилась. Поэтому «Минск», по меньшей мере, нуждается в адаптации, и Украина, как уверяют эксперты, имеет предостаточно оснований этого требовать.

Прежде нас интересует, были ли в истории такие прецеденты, когда подписанные соглашения так долго выполнялись? Если да, то чем это дело закончилось?

Корея, Нагорный Карабах… даже пример того же Кипра

Борис Бабін
Борис Бабин

Минские соглашения не являются международным договором, а представляют собой договоренность о прекращении огня в рамках международного гуманитарного права. Поэтому их "выполняют", а в лучшем случае "соблюдают" при доброй воле сторон, отмечает юрист-международник Борис Бабин. «Акт Совета Безопасности, которым положительно оценены «Минские соглашения», носит, согласно Уставу ООН, сугубо рекомендательный характер (обязательные резолюции Совбеза имеют иной предмет и процедуру). Поэтому все зависит исключительно от желания сторон конфликта - РФ и Украины - сохранять нынешнюю ситуацию, а также от уровня давления на стороны конфликта со стороны посредников», - подчеркнул Бабин.

Что касается подобных прецедентов, то соглашения о перемирии могут длиться долго. В частности, эксперт вспоминает, что в азербайджано-армянском конфликте оно непрерывно продолжалось с 1994 до 2016-го. А соглашение о прекращении огня в Корее продолжается с 1953 года и до сих пор, впрочем, до сих пор без каких-либо перспектив изменения ситуации.

О конфликте в Нагорном Карабахе вспомнил также политолог Игорь Рейтерович, отметив, что на Кавказе существовали свои «минские соглашения» и «минский формат». «И чем это все закончилось? Азербайджану, по сути, надоело ждать дипломатического решения вопроса, а потому, взяв в руки оружие, Баку решил вернуть территории, которые принадлежат ему по международным нормативно-правовых актов. Кстати, те же РФ и Франция участвовали в «Минском формате» по урегулированию ситуации в Карабахе, который тянулся с начала 90-х годов». Конечно, войну на Кавказе не стоит сравнивать с войной Донбассе.

Еще один прецедент - тот же Кипр. «Там этот процесс вообще тянется еще с 60-х годов. Там были решения о проведении референдума, возврата / не возврата и так далее. Но постоянно какая-то из сторон срывала процесс в последний момент», - добавляет г-н Рейтерович.

Требовать пересмотра «Минская»? В Украине для этого оснований достаточно

Украина не требует никаких формальных оснований для требований пересмотра Минске, комментирует Борис Бабин, ведь это не международный договор, а соглашение о прекращении огня. «Основанием для внесения предложения изменения минского процесса может быть что угодно - от провокации на фронте до превращения Минска в место нахождения не признанной миром диктатуры Лукашенко. Но, конечно, условия перемирия пишет не тот, кто проигрывает, а тот - кто побеждает», - отметил эксперт. И добавил, что для новых условий перемирия необходимы новые условия на фронте: «Иначе в мире просто не бывает».

Юрій Смєлянський
Юрий Смелянский

Похожие соображения высказал глава Института черноморских стратегических исследований Юрий Смелянский. Он говорит, что «Минск» не работает, если целью переговорного процесса считать восстановление территориальной целостности Украины. «Минска» и не будет, потому что в переговорном процессе не рассматриваются вопросы всей временно оккупированной агрессором территории Украины. «Минска» не будет, пока в текстах документов агрессор не будет назван агрессором и на него не будут возложены соответствующие обязательства. Это прекрасно понимают наши западные партнеры. Это и является основанием требовать пересмотра формата переговорного процесса. «Если руководство Российской Федерации рассматривает переговорный процесс в Минске только в качестве «создания иллюзии миротворческой позиции РФ», то возникает вопрос: а зачем это нужно тогда Украине, как государству, против которого была совершена ​​вооруженная агрессия со стороны РФ? - спрашивает эксперт. - В конце концов, можно и по-другому сформулировать обоснование требования - на седьмом году войны стало окончательно ясно, что ложь в переговорном процессе в интересах только РФ. Настала необходимость называть события такими какие они есть и отражать их в соответствующих документах. Если для российской стороны такой подход неприемлем, то это очередное доказательство агрессивности и недоговороспособности руководства РФ. Стремление последней продолжать вооруженную агрессию против Украины».

Игорь Рейтерович продолжил мысль коллег, однако, считает он, самое важное основание - это невыполнение Россией взятых на себя обязательств: «РФ постоянно срывает этот процесс, не дает выполнить даже первый пункт о всеобъемлющем перемирии». Поэтому Украина, отмечает политолог, должна к этому апеллировать и говорить: «Поскольку РФ срывает перемирие - требуем или пересмотра подписанных договоренностей, или - формата как такового вообще».

Если с пересмотром Украиной «Минска» все более-менее понятно, то - что можем предложить взамен? По мнению директора Национального института стратегических исследований (НИСИ) Александра Литвиненко, нужно пересмотреть последовательность шагов, временных рамок и условий проведения местных выборов, восстановление Украиной контроля над границей, правовой фиксации особого порядка местного самоуправления в ОРДЛО и тому подобное.

Может, наше требование пересмотра «Минска» - это фактор заморозки ситуации?

В Минском процессе принципиально одно: Украина не будет выполнить никаких требований, вредящих ее суверенитету, обороноспособности и демократическим институтам. Также важна последовательная политика непризнания субъектности российской оккупационной власти на Донбассе, отмечает Борис Бабин. «Юридическую оценку оккупации должны дать не минские переговорщики, а ныне идущие международные суды. Конечно, решение любого вооруженного конфликта всегда находится в руках прежде всего национальных Вооруженных Сил, - говорит он. - Впрочем, никто в мире не будет деоккупировать Донбасс вместо Украины. А для того, чтобы это кто-то делал вместе с Украиной необходим титанический труд, который еще впереди. Это что касается перспектив. А замораживание конфликта...». По мнению Бориса Бабина, «заморозка» - точно не худший сценарий, ведь вряд ли Украина в 2021-м или в 2022 году будет готова к деоккупации Донбасса. «И для реализации этого сценария необходимо, как минимум, строить среднесрочную инфраструктуру Востока (дороги, железные дороги, водоснабжение Мариуполя, магистральные электропередачи и т.п.) с учетом линии фронта. Но с 2015 года и до сих пор это практически не делается, в частности, из-за саботажа пророссийских чиновников в Киеве и на местах», - добавил эксперт.

О замораживании конфликта на Донбассе как о приемлемом варианте для Украины также высказался Юрий Смелянский. «Если цель восстановление территориальной целостности Украины, то мы должны честно признаться самим себе - сегодня Украина намного слабее РФ, государства-агрессора, - говорит эксперт. - Соответственно, для того чтобы достичь цели «восстановления территориальной целостности» нам нужно время для формирования предпочтений. Если «замораживание ситуации» является инструментом, облегчающим формирование предпочтений, значит это приемлемый вариант. Только об этом надо говорить честно».

Смелянский отмечает, что и внутренняя, и внешняя политика Украины должны отвечать выбранному алгоритму. То есть, если «замораживание ситуации» приемлемый вариант - не может идти даже разговоров о создании каких-либо экономических преференций для временно оккупированной территории.

Ігор Рейтерович
Игорь Рейтерович

В свою очередь Игорь Рейтерович не слишком верит в возможность реализации варианта с «заморозкой». Этот сценарий очень невыгоден РФ, убеждает он. «Москве нужен Донбасс как рана на теле Украины, рана, которая постоянно отвлекать наше внимание и силы... Так или иначе Донбасс постоянно присутствует в нашей повестке дня, Донбасс попадает в социологические опросы, в конце концов, разные политсилы идут на выборы под лозунгами «Только мы знаем как решить конфликт на Донбассе»... и Путину это нравится, Путину нужен раздор и внутренние распри внутри Украины. Поэтому РФ будет отвергать абсолютно все планы относительно этого », - говорит Рейтерович.

В контексте «заморозки» политолог предлагает построить стену на линии разграничения, жестко реагировать на любые провокации... «А дальше, рано или поздно, ситуация просто превратится в « 38-ю параллель», которая существует между Южной и Северной Кореей. И вроде бы не стреляют, причем уже давно, но каждая сторона постоянно напряжена, готова к боевым действиям. Вот такой вариант отрезания территорий - добавил эксперт.

А что по поводу «заморозки» думают наши «союзники» - США, ФРГ, Франция?.. Как отмечает Юрий Смелянский, Украина помогают - политически, финансово, в военном плане, но это не выполнение союзнических обязательств, а помощь государству , против которой была совершена ​​вооруженная агрессия.

При этом каждое из государств-партнеров имеет свои интересы и по отношению к Украине, и по отношению к РФ - «политические, финансовые, ресурсные, экономические. Существуют также исторические модели сложившихся отношений этих стран - и с Украиной, и с РФ. Руководство каждого из государств-партнеров в первую очередь несет ответственность перед своими избирателями. Не перед Украиной, - говорит Смелянский. - И если Украина не проявляет инициативы, то интерес наших западных партнеров, в первую очередь, лежит в прекращении войны безразлично в чью пользу».

По мнению Игоря Рейтеровича, партнеры Украины «замораживания» конфликта не хотят, но... Эксперт приводит «свежий» пример - война за Нагорный Карабах, где Франция выглядела очень «вяло». Несмотря на то, что на территории Франции проживает многочисленная и влиятельная армянская диаспора. «С одной стороны европейцы не хотят отложения такой проблемы, но с другой... Я бы не исключал, что ЕС, на каком этапе, устроит такой вариант. Главное - чтобы на Донбассе не погибали люди. При таких условиях ЕС может даже начать выстраивать какие-то отношения с РФ, конечно, с учетом санкций, - считает Рейтерович. Или история с тем же Кипром. Да, Греция член Евросоюза, но неужели кто-то может сказать, что ЕС плохо сотрудничает с Турцией? В политическом плане - да, там есть проблемы, но в экономическом... Торговля, туризм - все развивается. Поэтому может случиться и так: оккупация в одной корзине, сотрудничество - в другой».

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-