Олег Немчинов, министр Кабинета министров
Возобновление конкурсов в госслужбе - приоритет на начало 2021 года
29.12.2020 14:40

Карантинный год для правительства, каким он был? Если смотреть глазами потребителя, то, вероятно, неплохим, неудобства не стали катастрофами. Необходимые выплаты производились, необходимые справки получались, сервисы, хоть и не мгновенно, но работали. Впрочем, каким он был, если смотреть глазами собственно чиновника, координирующего работу министерств? Что удалось, что нет, насколько уязвимой была бюрократическая машина и чего ждать в следующем году?

Об этом мы говорим с министром Кабинета Министров Украины Олегом Немчиновым.

- Олег Николаевич, если говорить об уходящем годе – с чем справилось правительство? А с чем - нет, то есть, что из серии вызовов взамен превратилось в угрозу?

- Мы записываем интервью, когда до 31 декабря еще есть неделя. А этот год настолько непредсказуемый, что еще возможны сюрпризы. Оценивать себя непросто, но почти со всеми вызовами мы справились. Нельзя сказать, что все совершенно, но ситуация уникальна и для нас, и для мира. Один известный журнал в мире вообще вышел с обложкой, на которой была только перечеркнутая цифра 2020 – как год, вычеркнутый из современной жизни.

Впрочем, я бы его не вычеркивал, потому что, несмотря на пандемию, он дал нам много вещей. Земельную реформу, децентрализацию и много других локальных побед, которые, возможно, омрачены продолжением конфликта на востоке, коронавирусом, спадом в определенных отраслях экономики. И хочется обойти какие-то категорические высказывания, потому что такого года ни у кого еще не было. И я искренне хочу, чтобы таких испытаний в Украине и в мире тоже больше не было.

- А как изменился функционал министра Кабинета министров с переходом в онлайн?

- Мы достаточно быстро сориентировались, мы еще в марте предвидели для работы Кабинета министров Украины возможность проводить наши мероприятия в онлайн-режиме, и уже во время второй волны с октября месяца перешли на такой онлайн-режим. Сейчас мы проводим заседания в онлайне, кроме того – мы перевели все правительственные комитеты и 99 процентов совещаний в онлайн-режим. Почему 99 процентов? Потому что остаются вопросы, которые имеют ограниченный доступ и которые требуют проведения очных заседаний. Но когда они проходят, это определенное количество людей в помещении с определенным метражом, и это очень серьезно.

Мы в первую волну почти половину заседаний провели дистанционно, сейчас, во время второй волны, мы рекомендовали структурным подразделениям делать это поочередно. Персонал работает в основном "удаленно", многие люди уже переболели – несколько членов правительства перенесли заболевание, руководство секретариата перенесло, руководители структурных подразделений, работники и т.д. Если говорить об уровне заболеваемости, то у нас такой же срез, как в городе Киеве или в Украине в целом, и это при том, что мы придерживаемся достаточно жестких мер по контролю за сотрудниками – например, сейчас я уже почти не вижу, чтобы кто-то шел по коридору с опущенной маской или маской на подбородке, и это уже и самоконтроль, и контроль со стороны структурных подразделений. У нас в админздании секретариата Кабинета министров не только секретариат КМУ размещен, но и несколько министерств, их структурных подразделений – то есть, это в принципе и им так же присуще.

А в целом, конечно, трудно сравнивать работу правительства с доковидным периодом, потому что правительство было назначено 4 марта, а 11-го мы уже ввели карантин. Поэтому, если говорить обо мне и моем опыте на предыдущей работе, то, конечно, не хватает живого общения с коллегами, потому что мы живые люди, нам необходим социум, живой контакт и не все вопросы ты можешь доказать в дискуссии в онлайн-режиме. Однако, если посмотреть статистику количества заседаний правительства, то сейчас, когда у нас онлайн-режим, вовлеченность очень высокая – в нем принимают участие коллеги, которые находятся на больничном, что было немыслимо при других обстоятельствах.

- В этом году не удалось возобновить конкурс по назначению на госслужбу. Почему нельзя было просто снять запрет на проведение таких конкурсов, почему это стало такой долгой, странной историей?

- Начнем сначала. Итак, конкурсная процедура назначения на государственную службу была введена изменениями в Закон О Государственном бюджете - соответственно, чтобы ее возобновить, необходимо вносить изменения в этот Закон или принять другой. Нельзя просто открыть сейчас конкурсную процедуру, не внеся изменений в порядок проведения конкурса, потому что у нас остается коронавирусная инфекция. Мы не представляем себе, чтобы одновременно 60 человек находились в одном помещении и проходили тестирование по иностранному языку или на знание законодательства. Этот вопрос необходимо прописать, урегулировать. Кроме того, возникает вопрос собеседований на признание тех или иных квалификационных требований, то есть, это непростое решение. Действительно, когда народные депутаты инициировали это, они ориентировались на то, что карантинный период будет очень коротким. А на что ориентировались все граждане Украины? Что весну мы перейдем, летом инфекция, как когда-то сезонный грипп, пройдет и мы вернемся к нормальной жизни – все считали дни до конца карантина. Далее становится понятно, что это надолго, а у нас при этом происходит огромный рост вакансий, потому что жизнь продолжается, люди занимаются своей личной жизнью, увольняются, переходят на другие должности, происходит реорганизация.

На примере секретариата Кабинета министров продемонстрирую: поскольку предполагался механизм добора в виде исключительного случая, мы провели четыре добора и фактически до осени новые доборы не проводили. Сейчас, когда все понимают, что мы с этим надолго (ВОЗ говорит о периоде 18-24 месяца), мы сделали несколько важных шагов: в двух законопроектах инициировали механизм перехода от доборов до возвращения к конкурсной процедуре, мы приняли постановлением Кабмина специальный порядок ее функционирования, но мотивы народных депутатов, которые не поддержали последнюю редакцию законопроекта, как по мне, сугубо политические.

- Скажите, тема игорного бизнеса обществом до конца не проговорена, даже непрофильными журналистами и аналитиками. Не существует единого мнения относительно его легализации. Что сделало правительство, чтобы эта сфера имела контроль и действенный регулятор?

- Мы в соответствии с принятым новым законом, который фактически определяет регулирование игорного бизнеса и лотерей, создали рабочую группу, которая начала подготовку к запуску комиссий по вопросам регулирования игорного бизнеса и лотерей, провели несколько заседаний этой рабочей группы под председательством вице-премьер-министра Михаила Федорова, подготовили целый ряд документов. Однако в законе были заложены два взаимоисключающих требования относительно процесса формирования этой комиссии: одно требование предусматривает ее формирование в соответствии с Законом о государственной службе (а ее функционал ограничен в связи, собственно, ковидной процедурой доборов), второе – специальный механизм формирования путем избрания и утверждения членов комиссии с профильным комитетом Верховной Рады. Поскольку там была такая дуалистическая ситуация, мы на рабочей группе рекомендовали Кабинету министров Украины пойти по пути доборов, а меня, как министра Кабинета министров, уполномочили провести такие доборы. Во время первого добора мы рекомендовали Кабмину назначить двух членов комиссии и повторно объявить добор еще на четыре вакансии. Мы рекомендовали четырех человек, двое из них по состоянию на сегодня назначены, одна кандидатура отклонена, потому что не прошла спецпроверку. Один человек продолжает проходить спецпроверку. Комиссия уже подала на заседание правительства проект лицензионных условий, которые позволяют начать процесс получения лицензий. Сейчас секретариат Кабинета министров совместно с Министерством внутренних дел, Министерством финансов, Министерством юстиции это дорабатывает, и я думаю, что в ближайшее время будут обнародованы лицензионные условия, что позволит начать процесс привлечения бизнеса на это новое, скажем так, поле для инвестиционной деятельности.

Поэтому, отвечая на ваши вопросы, скажу: регулирование будет, им будет заниматься комиссия со специальным режимом, я к ней причастен исключительно в части ее кадрового обеспечения и запуска ее работы.

Комиссия должна определять эти лицензионные условия, проверять их соблюдение. Кроме того, есть важная социальная функция, связанная с отслеживанием людей, у которых есть проблемы с лудоманией. Там аппарат предусматривает, кажется, 230 человек, это достаточно серьезный орган с региональными подразделениями, который должен по всей Украине работать. То есть, это комиссия, которая имеет центральный орган исполнительной власти со специальным статусом. Это не направление работы, которое определяется каким-то конкретным Министерством, это как раз тот момент, когда создается специальный орган для регулирования игорного бизнеса, лотерей и букмекерской деятельности.

Но вообще, законом все прописано – инвестиционные лицензии для пятизвездочного отеля, или лицензии, которые ты можешь купить и для лотерейного бизнеса, и для букмекерского – закон это все выписывает. А уже условия - как это соблюдается - будет контролировать комиссия.

А что касается членов комиссии, то это люди с серьезным бэкграундом. Это, как правило, либо практикующие юристы, либо экономисты, либо те, кто работал в сфере публичного администрирования. Однако трудно говорить об опыте именно в этой сфере, потому что десять лет этот рынок находился в серой зоне. То есть, с одной стороны, якобы существовали лотереи, де-факто существовали какие-то букмекерские ассоциации, которые каким-то образом оформляли свою деятельность, и якобы вообще не существовал бизнес, связанный с казино.

Кроме того, в этом же законе отдельно определено, что есть виды спорта, которые не считаются азартными играми – спортивный покер, боулинг и бильярд. То есть, это три вида спорта, которые законодатель отдельно вывел как такие, что не относятся к азартным, а их деятельность регламентируется профильным министерством, в частности, утверждением правил всеукраинских соревнований, которые отвечают требованиям соответствующих международных федераций.

Закон – интересный, он, возможно, будет совершенствоваться, но Верховная Рада провела огромную работу. И это как раз победа, которая просто незаметна на фоне больших ковидных проблем.

- Когда реформа начиналась, то власть, да и европейских партнеров, критиковали за то, что в министерствах создали параллельное правительство, ввели молодых специалистов по вопросам реформ, которые приходили на зарплату в несколько тысяч долларов – и составляли конкуренцию существующим главам департаментов с зарплатой в 10 тысяч гривен. Это создавало конфликты. А какова ситуация на данный момент?

- 21 декабря 2020 года состоялся очередной Координационный совет по вопросам реформы государственного управления, и секретариат Кабинета министров в лице руководителя соответствующего директората господина Андрея Беги проинформировал членов Координационного совета о промежуточных результатах реформирования собственно министерств в части создания директоратов.

Хочу напомнить, что основная цель реформы была лишить министерства несвойственных им функций, сосредоточить их функционал на формировании политики, а реализацию политики делегировать другим структурным подразделениям. Это начиналось в 2016-м году, в 2017-м начались первые конкурсы для персонала директоратов. Действительно, была огромная разница в зарплатах. Но хочу напомнить, что в 2018 году были приняты изменения, которые, во-первых, серьезно изменили структуру этих директоратов, были выровнены должностные оклады в департаментах. И разница в зарплате на сегодня остается, но она не такая большая. Особенно, когда было установлено карантинное ограничение в 47 тысяч гривен, и все – и министры, и государственные секретари, и руководители ЦОИВ едва до них дотягивали.

С другой стороны, без финансового стимула трудно говорить о том, что эта работа привлекательна для специалистов, которые отвечают данным критериям. Общеизвестна статистика о том, что происходит отток кадров, особенно это было во время ковида, когда ввели ограничения на заработную плату, и довольно много людей из среднего звена руководства находили себя в другом виде бизнеса. К слову, для должностей, которые отнесены к категории специалистов по вопросам реформ, это последний год, которым предусмотрена финансовая поддержка - уже с 2022 года мы должны перейти на новые условия оплаты труда, где будут т. н. грейды проплат, то есть, условные конкретные требования к каждой должности, и где этот вопрос вообще должен быть снят. А специалисты по вопросам реформы вероятно станут просто специалистами, которые занимаются формированием политики министерства, и специалистами, которые работают в департаментах, в управлениях, в отделах, секторах, которые занимаются реализацией политики, или работают в центральных органах исполнительной власти, созданных для реализации политики. Например, Министерство культуры создало несколько ЦОИВ, которые реализуют политику в сфере культурного наследия, туризма, художественного образования или просто искусств и тому подобное. То есть, этот вопрос будет урегулирован.

Однако напомню, что из-за ограниченности процедуры доборов – сначала по предложению бюджетного комитета было вообще запрещено проводить доборы на должности специалистов реформ, затем они дважды принимали решения, которые позволяли внесение изменений в штатное расписание Министерства реинтеграции и Министерства ветеранов, которые сформировали свои подразделения, и хотели наполнить их, собственно, людьми, которые знают, как формировать политику – в первом случае в отношении оккупированных территорий, во втором – в отношении военнослужащих и добровольцев, которые имеют статус участника боевых действий.

В дальнейшем этот вопрос будет урегулирован. И это действительно проблема, когда при одинаковом функционале разница заработной платы может отличаться в разы. И это не только вопрос для упомянутых министерств, это и вопрос людей, которые занимаются цифровой трансформацией или ІТ-сферой, государственных служащих, это вопрос специалистов, которые занимаются профессиональной организацией государственных закупок; это вопросы, которые касаются направлений сквозных профессий, такими, какими являются юристы, бухгалтеры, кадровики.

- Существуют разные оценки работы государственного аппарата Украины. Наши европейские партнеры в отчете ее никак не оценили, есть мнение, что реформа государственного управления с 2017 года резко затормозила. На одном из круглых столов отдельные эксперты говорили о разрушении государственных институтов. Каковы ваши оценки государственного аппарата?

- Ну, я считаю, что у нас системный сбой произошел в сентябре 2019-го года, когда была инициирована господином Нефедовым и поддержана тогдашним премьер-министром инициатива о внесении законопроекта, который громко назывался "О перезагрузке властей" и которым была введена норма статьи 88-1, которая позволяла увольнять госслужащих категории А в течение четырех месяцев после вступления в полномочия политического лица. Сегодня это (сбой - ред.) признано фактически всеми, в том числе народными депутатами, которые в тот момент это поддерживали, и это наверняка подорвало ту стабильность, о которой, в том числе, говорят наши европейские партнеры. Это что касается государственных служащих категории А – но они составляют мизерную часть в общем количестве госслужащих. Однако во время работы нашего правительства мы сделали два, как по мне, важных шага для того, чтобы поддержать и поднять престиж государственной службы. Это - принятие концепции реформирования оплаты труда государственных служащих – как по мне, задача если не номер два, то и не номер три. Это важный приоритет на следующий год – проведение эксперимента относительно начала оплаты труда по этой концепции и принятие изменений, которые позволят там с 2022 года перейти на новую систему оплаты труда.

И вопрос второй - это наша инициатива по внедрению системы HRMIS, которая в этом году запущена и начала работать. В следующем году мы хотим, чтобы она работала полностью. Эта система позволит государственным служащим планировать карьеру и отслеживать в онлайн. То есть, это мегапроект, который уже с мая – в опытной эксплуатации, в которой данная система наполняется как центральным органом исполнительной власти, так и территориальными подразделениями. И там постоянно, почти каждую неделю, Нацагенция открывает новый блок в этой программе.

- Это софт?

- Да, это комплексное программное обеспечение, достаточно серьезное, небеспроблемное, потому что все новое требует времени для адаптации. Центральные органы исполнительной власти не всегда хотят делиться какими-то там приказами, ну, это же кадровая служба. Но я думаю, что эта инициатива будет реализована, и будет обеспечивать стабильность государственной службы.

- Подождите, это как? Я пришла на госслужбу и меня внесли в компьютер?

- Вы, один раз придя на государственную службу, получили бы доступ (или кадровая служба за вас бы заполнила), вы бы попали в систему, и другие кадровики фактически имели бы возможность видеть все, что у вас происходит. Поэтому и вам, и кадровым департаментам не было бы необходимости каждый раз подавать те же документы, искать справки. То есть, это интегральная система для всех государственных служащих. Это подарок какой-то был бы и кадровым отделам, и госслужащим, потому что можно было бы дальше расти, смотреть, видеть вакансии, которые для вашей компетенции подходят и тому подобное. Это огромный вызов, и хорошо, что в этом году мы начали его реализацию.

- Как государственная служба реагирует на конституционный кризис?

- Я меньше всего хочу говорить о том, к чему не имею отношения. Но хочу сказать, что правительство, когда появились вызовы со спецпроверками, своим решением предоставило возможность НАПК проводить такие проверки. Если вы вспомните, мы очень быстро собрались. Причем собрались очно, чего мы уже на тот момент не практиковали, и приняли такое решение.

- Что больше всего тревожит вас, если говорить про следующий год?

- Я здесь не буду оригинальным. Я думаю о том, что мы должны вакцинироваться и перевернуть ту страницу. Вижу по коллегам из Минздрава, секретариата СНБО, всем тем, кто вовлечен сейчас в прогнозы развития событий – это все еще вызов, и все страны стоят в определенных – формальных или неформальных - очередях за вакцинами, а кто-то пытается в Украину какие-то несертифицированные препараты завезти и выдать их за панацею...

Я хочу, чтобы каждый украинец был спокоен за свое здоровье, за защищенность от глобального вызова, которым стала коронавирусная инфекция.

Елена Мигачева. Киев

Фото: Евгений Котенко, Геннадий Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-