Конфликты 2020 года и выжидание Кремля

Конфликты 2020 года и выжидание Кремля

Укринформ
Как долго продлится «более зрелая» политика РФ по имперскому периметру

Год назад, в преддверии круглого и красивого, как счастливый билет, 2020 года, Москва жила в предчувствии геополитических побед. Причины этого были скорее субъективные – в авторитарной пост/нео/имперской стране сакрализуют не только власть, но и символы, в том числе – юбилейные даты, в данном случае 75-летие событий 1945 года. И тут планировались два высочайших пика в году. Ну, примерно, как при советской власти, когда высочайшими точками страны были пик Победы (7495 м) и пик Коммунизма (7439 м)…

Соответственно, политический «пик Победы» Кремля должен был прийтись на Красную площадь 9 мая, куда планировалось зазвать лидеров главных стран мира. А вот вместо пика Коммунизма у Москвы планировался «пик ООН». В честь юбилея создания организации Кремлю очень хотелось собрать саммит пятёрки постоянных членов Совбеза ООН с перспективой на то, чтобы сделать подобные встречи «решал» (в терминологии Кремля) традиционными.

НЕПРИВЫЧНАЯ РЕАКЦИЯ КРЕМЛЯ НА «ПОДГОРАНИЯ»

Но вместо этого ключевыми стали другие цифры и буквы – COVID-19. И все торжества, юбилеи пошли прахом. Более того, по множеству направлений российского внешнего периметра, так называемого «ближнего зарубежья», что называется, полыхнуло: Беларусь, Армяно-Азербайджанская война, Киргизия. Да и мирная смена президента в Молдове – тоже в тот же загашник московских «подгораний». Но при всём том реакция Кремля сильно отличалась от той, что мы видели в прежние годы и к какой привыкли.

Фото: ridus.ru
Фото: ridus.ru

При том нельзя сказать, чтобы российская власть, нанизанная на спецслужбистский стержень, не работала по каждому из названных направлений. Как свидетельствуют расследования и «сливы», работа кипит. Но вот «мозговой центр» российской внешней политики начал заметно притормаживать, долго выжидать при выборе решения, стратегии и тактики реакции на каждое из заметных событий.

Соответственно и пропагандистская машина РФ по каждому из названных поводов уже не включалась на полную мощь, как когда-то. (Стабильно громко и враждебно роспроп продолжает работать лишь в двух направлениях – украинском и американском).

МЯГКИЕ И ЖЕСТКИЕ СЦЕНАРИИ? ЛУКАШЕНКО ПРОЧИТАЛ

Самый громкий пример, конечно же, Беларусь. К концу года стало ясно, что контрреволюция, реакция одержали временную победу. Ценой того, что страна живёт в режиме «внутренней оккупации».

А что ж Москва? Напомню, в конце августа «МБХ медиа» и Центр «Досье» (проекты Ходорковского) опубликовали планы кремлёвских политтехнологов (из АП РФ) по влиянию на ситуацию в Беларуси. С двумя направлениями сценарных вариантов – мирным и силовым. Согласно «мирному» варианту, предполагалось начать диалог между Лукашенко и… непонятно кем, но только не жёсткими оппозиционерами. Гарантом таких переговоров должен был стать какой-нибудь силовик, одобряемый Москвой – для Лукашенко. А для антилукашенковских сил – какое-нибудь узнаваемое лицо, зрелая звезда шоубиза или, например, экзарх всея Беларуси митрополит Павел… По «жесткому» варианту планировался военный переворот, приход к власти хунты с каким-нибудь жёстким пророссийским консерватором во главе. В качестве примера назывался тогдашний госсекретарь Совбеза РБ, до того 6 лет бывший министром обороны Андрей Равков.

Как говорится, «материал вышел, что сделано?» О, очень много. Тогда же митрополит Павел была переведён из Минска в Краснодар (25 августа). Равков же – для начала снят с поста секретаря Совбеза (3 сентября). А вскоре отправлен от греха подальше тоже на Кавказ – послом в Баку (19 ноября).

РАБОТА ПО БЕЛАРУСИ КИПИТ. ЧТО СДЕЛАНО? НИЧЕГО!

Но вот в конце прошлой недели уже The Insider опубликовал материалы оттуда же, из АП РФ. Они – в развитие мирного сценария реакции на белорусскую революцию. И что ж там?

1. План формирования информационной инфраструктуры и ресурсной базы для формирования системы пророссийских лидеров разного уровня.

2. Список из семи активистов, с которыми Россия, вроде как, уже может сотрудничать по этому поводу (главы неких бизнес-структур).

3. Проект программы марионеточной прокремлёвской партии «Право народа».

Чем прекрасны эти документы – они из сентября-октября этого года. Потому легко увидеть, что из заявленного сделано. Ни-че-го! Ну, хорошо, давайте посмотрим на текущую жизнь Беларуси – может, реализовано нечто подобное из другой папочки разработчиков генерала Чернова? Ответ тот же – ничего.

Туманные разговоры о создании неких пророссийских партий в Беларуси оживляются лишь к визиту путинских инспекторов и затихают после их отъезда. «Переговорный процесс» Лукашенко имитирует при помощи ручного оппозиционера Юрия Воскресенского, милостиво выпущенного из СИЗО КГБ. Название структуры, созданной «под него», стоит того, чтобы привести ее название полностью: «Информационно-аналитическое учреждение «Круглый стол демократических сил». Круглый стол как «учреждение», да еще «информационно-аналитическое». Это очень тонкий юмор!..

То есть реформы, обещанные Путину, Лукашенко в последнее время имитирует с подчёркнутой небрежностью. А что вместо? Вы только, не смейтесь, но это… VI Всебелорусское народное собрание, на котором «традиционно будут подведены итоги пятилетки, рассмотрена Программа социально-экономического развития на 2021-2025 годы» (11-12 февраля). Если вы подумали, что это нечто вроде XXVI съезда КПСС с отчётным докладом Леонида Ильича Лукашенко, то не ошиблись. 

И заметьте, опять-таки ни слова о «конституционной реформе», «выборах после реформы», «это мой последний президентский срок». Нет, ну если кремлёвские эмиссары прижмут или нужно будет срочно ехать к Путину за деньгами, то Лукашенко вновь об этом скажет, но быстро забудет.

А Москва, как говорили раньше, «выжидает». Но теперь уже можно сказать, что и «впала в оцепенение, не зная какой вариант выбрать». Это всё – из опасения, что любой вариант грозит ей ухудшением, еще более неблагоприятным развитием событий. Лукашенко же пользуется этим, надеясь «провернуть фарш обратно». Но он застрял в мясорубке репрессий и продолжает гнить, распространяя смрад на всю Европу.

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ. ТУРЦИЯ ПРИШЛА, ЧТОБЫ ОСТАТЬСЯ

Центр «Досье», изучив сливы из ведомства генерала Чернова, показал, как много и старательно администрация президента России работала с пророссийскими силами в Азербайджане и Армении. 

Фото: Media.kpfu.ru
Фото: Media.kpfu.ru

Но вот грянула полуторамесячная война-продолжение за Карабах. И где все эти наработки? Где обещанное российское влияние? Азербайджан проводит совместный с Турцией «парад победы». А Армения получила наглядный урок ненадёжности «старшего брата» (и кто теперь даст гарантию, что нынешняя ситуация в Карабахе навсегда или, хотя бы, надолго?). Да, в последний, уж совершенно критический для армянской стороны момент боевые действия были остановлены. Было принято решение о введении в регион российских сил для обеспечения безопасности транспортных коридоров. Но Россия здесь и раньше была. Гораздо важнее, что в регион пришла Турция. И по принципу «две страны, один народ» из него уже не уйдет.

Во вторник, 29 декабря, в Сочи пройдет встреча глав МИДов России и Турции Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу. Российский МИД в комментарии, выпущенном накануне встречи, даёт широкую панораму поводов встречи: «Сверка часов по ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, Закавказье, Центральной Азии, на Украине, в Черноморском регионе». …

Фото: АА
Фото: АА

Но ТАСС, технологически вынужденный быть кратким и выносить в заголовок главное, новость об этом подал так: «МИД РФ: Лавров и Чавушоглу подтвердят намерение расширить сотрудничество по «Спутнику V». Вот вам и вся стратегия «сверки» – со стрелками беспомощности на V часов.

КЫРГЫЗСТАН И МОЛДОВА. ДОРОГИ В РАЗНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ

А вот в ситуацию в Кыргызстане Кремлю действительно нет смысла вмешиваться. Нынче кажется, что некоторой демократии и определённой свободе слова в самой демократической из среднеазиатских стран может прийти конец. На 10 января назначены не только выборы президента, на которых, скорее всего, победит Садыр Жапаров, но и референдум по государственному устройству. И новая конституция, предложенная Жапаровым, предполагает авторитарное президентское правление с опорой на декоративный совещательный «Народный курултай». Власти также получат возможность закрывать СМИ и запрещать акции протеста. То есть, всё как в России…

Но в Молдове ситуация противоположная. На выборах-2020 Майя Санду уверенно победила промосковского кандидата президента Игоря Додона. Сдав полномочия новой победительнице, Додон уехал в Москву поговорить о планах (и финансировании?) на будущее. С собой взял мэра Кишинева Иона Чебана (однопартиец Додона, избранный в прошлом году) и главу Гагаузской автономии Ирину Влах. В Москве ключевой была встреча с замглавы АП РФ Дмитрием Козаком (он там курирует не только украинское направление, но и молдавское). Поговорили «об укреплении стратегического сотрудничества между государствами». (Это при том, что Приднестровье по-прежнему оккупировано российскими частями).

Но при всём том и назойливой, зубодробительной критики в адрес конкурентки Додона нету. Могут быть понятны резоны – надежда «укротить» Майю Санду. Но всё равно подобная сдержанность, выжидательность для тех, кто регулярно следит за роспропом, непривычна.

ОПТИМИЗАЦИЯ АМБИЦИЙ И ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Такая повторяемость действий, их стиля, алгоритма, не кажется случайной. Российские аналитики, в том числе и провластные, не могли не обратить на это внимание.

Пионером в поиске новых концептов и формул стал Фёдор Лукьянов, главред журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике РФ. В конце октября в интервью «Почему вокруг границ России возникла дуга беспорядка» он оттолкнулся в рассуждениях от 30-летней давности статьи Солженицына «Как нам обустроить Россию» (согласно ей, напомню, «обустройство» должно включать присоединение Беларуси, Северного Казахстана и большей части Украины; говорят, эту статью Путин любит). Далее Лукьянов говорит, что сейчас Москва прислушивается к советам Александра Исаевича и у нее «начинается рефлексия о том, что нам нужно и что не нужно».

Если подробней: «Солженицын еще до распада Союза сказал, что нам не нужно колониальное наследие царского режима, не нужна Средняя Азия, Закавказье. Это чужое, а нам бы сохранить своё… Речь уже идёт не об империи в классическом виде, но об определении того, что из наследия империи достойно применения наших усилий и ресурсов, а что – нет… Какие (уголки постсоветского пространства, - ред.) нужны, а какие можно на самом деле спокойно отпустить в свободное плавание. Или уступить тем, кто на них претендует – если такие есть. Тому же самому Западу».

Федор Лукьянов / Фото: пресс-служба президента РФ/ТАСС
Федор Лукьянов / Фото: пресс-служба президента РФ/ТАСС

Заметьте, как сильно это отличается от истерик «аналитиков»-пропагандистов: «Всё – наше», «Всех завоюем». При этом, говоря о том, что будет с внешнеполитическим наследием Трампа при Байдене, Лукьянов вводит термины «оптимизация геополитических амбиций», «инвентаризация возможностей и потребностей». 

На следующем шаге рассуждений другой известный аналитик, тоже в общем-то не оппозиционный, но стоящий несколько дальше от Кремля, Владимир Фролов названными терминами описывает уже действия российских властей. И сам дает всем этим «оптимизациям», «инвентаризациям», «рефлексиям, что нужно, что нет» более общий, зонтичный термин – внешнеполитическая «стратегическая сдержанность» Кремля. И снова полезно увидеть всю цепь рассуждений:

«У России обновилась политика на постсоветском пространстве. Большие мечты о «Евразийском союзе», «зоне привилегированных интересов», «русском мире», региональном доминировании… незаметно исчезли из актуальной повестки Кремля. Грандиозные замыслы существуют на ток-шоу госканалов, но те, кто проводит российскую политику в регионе, руководствуются куда более реалистичными нарративами. Есть понимание, что доминирование России на постсоветском пространстве – вещь хорошая, но цена претворения этой мечты в жизнь слишком велика, и на деле она может быть реализована только в самых отчаянных сценариях, когда затронуты экзистенциальные интересы государства. В большинстве же случаев, особенно там, где нет общей границы с Россией, постсоветское доминирование – это роскошь, а не «средство передвижения» к национальным целям развития». 

Фото: Kremlin.ru
Фото: Kremlin.ru

НО КТО ВАМ СКАЗАЛ, ЧТО ЭТО ВЕЗДЕ И НАВСЕГДА?

Примерно о том же говорит директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в материале «Новые правила Москвы». По его мнению, «одновременные кризисы в Беларуси, Нагорном Карабахе и Киргизии продемонстрировали зрелый подход России к своим соседям». Но Тренин, кажется, слишком оптимистичен, когда говорит, что российский «образ действий в соседних странах меняется, и ее положение в Евразии меняется, все больше и больше оставляя империю в прошлом». 

Фото: Getty ImagesФото: Getty Images

Такой «перегиб» в выводах «про империю в прошлом» кажется хорошим поводом, чтобы высказаться и по всей этой концепции, частично споря с ней. Процитированные авторы рассматривают такой переход к «сдержанности» и «зрелости», как нечто твёрдо состоявшееся и безвозвратное. Что кажется ошибочным. На самом же деле нет никаких оснований считать, что это однонаправленный процесс, а не циклический.

Просто так уж 2020 год сложился – для амбиций Кремля «не задался». Путин в ковидном бункере в страхе за жизнь и здоровье – не в том тонусе. Пассионарно-непредсказуемый Трамп, Москвой обожаемый, проиграл, теперь думай, как с системным Байденом управляться. Да, цены на нефть поднялись до $50 за баррель, отодвинув угрозу банкротства, но это всё же не $100-200, когда можно было более шикарно сорить деньгами на евразийство и русскомирство.

Поэтому произошедшее можно определить исключительно как состояние российской внешней политики на «здесь и сейчас», конец этого года. Но при этом возвращение к имперской «несдержанности» и «незрелости» возможно – при любом существенной изменении важных факторов, вроде названных.

Олег Кудрин, Рига

Фото: из открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-