Денис Шмыгаль, премьер-министр
Позиция руководства Евросоюза относительно санкций против России неизменно твердая
16.02.2021 16:31

Глава правительства приходит на интервью по итогам визита в Европу с кипой документов. Вот, - говорит, листая графики, таблицы, статистические данные, - готов каждому засвидетельствовать, что это не был «визит вежливости».

Мы, в конце концов, так и не считали. Но вопросов осталось немало: в Твиттере и Фейсбуке, куда премьер писал ежедневно во время визита, обо всем не расскажешь. Теперь у нас есть час времени, и мы хотим всю проблематику визита - реформы, коронавирус, НАТО, антироссийские санкции - прочувствовать в деталях...

О ПАНДЕМИИ

- Во время Вашего визита в Брюссель Еврокомиссия объявила о выделении странам Восточного партнерства, в том числе и Украине, EUR40 млн для подготовки к вакцинации. Насколько эти средства помогут нам ускорить вакцинацию, и насколько наша медицинская инфраструктура готова, в частности, к работе с вакциной Pfazer, которая должна транспортироваться и храниться при экстремально низких температурах?

- Тема вакцинации от ковида наиболее актуальна сегодня как для Европы, так и для Украины, поэтому неудивительно, что этот вопрос был первым и в нашем диалоге. Еще весной прошлого года мы договорились с ЕС об экстренной макрофинансовой поддержке для Украины в размере EUR1,2 млрд, из которых первую половину EUR 600 млн мы уже получили в конце прошлого года, а вторую половину ожидаем в течение этого года. Итак, имеем достаточно серьезный ресурс для закупки вакцин, на создание соответствующей инфраструктуры для логистики и хранения. Кроме того, во время этого визита мы подписали кредитное соглашение с Европейским инвестиционным банком (ЕИБ) еще на EUR 50 млн дополнительно на закупку вакцин и оборудования. В частности, для вакцины Pfizer, которая действительно требует сложной инфраструктуры из-за транспортировки и хранения при очень низкой температуре -80 градусов. В Украине есть три компании, которые способны обеспечить такие условия хранения, их мощности ограничены 300 тысячами доз в неделю. По расчетам Министерства здравоохранения, этого должно хватить для того, чтобы выдерживать цикличность использования и завоза новых партий. Но эти мощности лучше, конечно, в перспективе развивать. Что касается всех остальных вакцин, условия хранения которых менее жесткие и требуют от -8 до +8,. инфраструктура достаточно развита - есть отдельное государственное предприятие с соответствующими складскими помещениями, а также многочисленные частные компании. Кроме того, мы обновили эту инфраструктуру. Поэтому, с точки зрения сохранения и логистики вакцин, мы в целом чувствуем себя уверенно.

- Во время Вашего визита Европейская сторона подтвердила, что в рамках глобальной инициативы COVAX Украина получит 117 тысяч доз вакцины Pfizer уже в феврале, еще 2,2 млн - 3,7 млн доз вакцины AstraZeneca должны поступить в страну в первой половине года. Насколько реальны такие планы, учитывая нехватку мощностей в производстве вакцин, в частности, компании AstraZeneca, перед которыми встала и сама Европа?

- Министерство здравоохранения завершило формирование списков на 1 и 2 этапы вакцинации, которая будет проходить согласно соответствующим волнам очередности, прописанным в Национальном плане. И как только вакцины поступят в Украину, мы сразу начинаем вакцинацию.

Что касается нехватки мощностей AstraZeneca, то Еврокомиссия нам подтвердила, что в рамках инициативы COVAX уже в ближайшее время мы гарантированно получим 117 тысяч доз и далее в течение года еще от 8 до 16 млн доз различных вакцин.

- Еврокомиссия заявила, что поможет Польше продать Украине 1,2 миллиона доз вакцины AstraZaneca. При каких условиях будет осуществляться такая перепродажа, в какую сумму это обойдется для Украины и когда такая поставка может начаться?

- У Украины действительно есть возможность закупить определенную часть этих вакцин через Польшу. Что этому способствовало? Закупленные Евросоюзом вакцины распределяются по странам ЕС, при этом Польша получит пока, по предварительным договоренностям, на 1 миллион 200 тысяч вакцин больше от своего заказа, и эти вакцины продаст Украине по себестоимости, без наценки. Мы ожидаем, что это произойдет в ближайшее время. Деньги на эту закупку есть, в частности, из ресурсов Европейского инвестиционного банка.

О СОГЛАШЕНИИ УКРАИНА-ЕС

- Вы сообщили, что в Брюсселе начался процесс пересмотра Соглашения об ассоциации Украина-ЕС, который продлится год. Поделитесь подробностями.

- Само соглашение пересматриваться, конечно, не будет. Оно принято, ратифицировано и будет действовать. Речь идет о пересмотре и внесении изменений в приложения к Соглашению, они не нуждаются в ратификации ни европейского, ни украинского парламентов, и на них сегодня все внимание. Среди основных - приложения о так называемом «промышленном безвизе», это элемент расширения всеобъемлющей зоны свободной торговли. В нем 25 принципиальных положений, по 18 в течение прошлого года уже состоялись рабочие совещания и достигнуты договоренности. По остальным семи мы еще работаем. Надеемся, в течение 2021/22 годов достигнем согласия и относительно этих положений, и в конце концов подпишем все необходимые приложения о полном промышленном безвизе. Что касается пересмотра приложения №29, в котором речь идет о квотах и пошлинах, то с нашим визитом фактически начался их пересмотр. Я не могу вам сегодня сказать, насколько будут увеличены те или иные квоты и, соответственно, уменьшены пошлины, это всеобъемлющий процесс, направленный на то, чтобы в результате обеспечить полноценную торговлю с Европой. В ближайшие недели мы организуем соответствующие рабочие группы на базе Министерства экономики, торговых представителей, это и будет конкретной работой.

- А насколько, по вашим ощущениям, европейцы открыты к таким изменениям? Какие позиции будут болезненными для них, будут наталкиваться на неприятие?

- Это рабочие процессы, впрочем, я не ожидаю безнадежных для нас, назовем это, кейсов. Конечно, мы готовы, что в разных товарных группах, в разных отраслях могут быть нюансы, но чтобы сегодня говорить о предчувствии проблемы, нет, такого нет.

- Вы договорились с вице-президентом Еврокомиссии Шефчовичем об активном привлечении Украины к промышленным альянсам Евросоюза. В частности, в пределах EU_ERMA и EUBatteryAlliance. Вместе с тем вы сказали, что 2021 год станет определяющим в основании новых направлений стратегического партнерства между Украиной и ЕС. В чем они будут заключаться? Чем будут выгодны для Украины?

- Речь идет о нескольких направлениях сотрудничества. Во-первых, это направление критического сырья. Развитие современных технологий, зеленой энергетики ставит перед Европой новые вызовы. Например, по расчетам Европейского Союза, потребность в литии, который используется для изготовления аккумуляторных батарей, к 2030 году вырастет в 18 раз, а к 2050 – в 60 раз. А в Украине - крупнейшие на европейском континенте залежи лития. Кроме того, у нас есть кобальт, титан – то есть те полезные ископаемые, которыми очень интересуются страны Европы. Европейцы готовы с нами сотрудничать и привлекать Украину к соответствующим производственным альянсам по их добыче. Нас же интересует как добыча полезных ископаемых, так и их эффективное использование - переработка в продукты высокой добавленной стоимости, которая будет оставаться в Украине в виде рабочих мест, зарплат, технологий.

Второе направление - это сотрудничество в области производства водорода, перспективного энергетического ресурса. Поскольку в Украине 15 атомных энергоблоков, то мы обладаем огромным потенциалом для стабильного производства водорода. И мы готовы его развивать вместе с Европой, имея там постоянный рынок сбыта.

Третье направление - это сотрудничество в космической отрасли. У Украины в этой области передовые технологии, предприятия, мощная производственная и кадровая школа, научный потенциал. Все это на сегодня очень интересно Европейскому Союзу. Хочу отдельно выделить переговоры и достигнутое взаимопонимание в развитии космических технологий с великим Герцогством Люксембург, которое славится своим мощным космическим агентством и является средоточием этих технологий в ЕС. Все перечисленные направления имеют огромный потенциал для нашего государства, где мы можем действительно быть лидерами среди европейских стран.

- Обсуждалась ли во время этих встреч возможность финансирования названных проектов со стороны европейских структур?

- Мы обсуждаем эти проекты на уровне бизнес-идей. Когда же есть конкретная бизнес-идея, за ней «подтягиваются» и договорные отношения, ресурсы, капитал. Важно, что мы интересны нашим партнерам и нам есть что им предложить. В первую очередь мы будем обсуждать варианты государственного-частного партнерства как одного из наиболее интересных, выгодных и реальных инструментов для Украины.

- Вице-президент Валдис Домбровскис во время пресс-конференции с Вами упомянул о начале «торговой либерализации» между Украиной и Евросоюзом. Какие это дает нам надежды, учитывая, что ЕС жестко критикует украинский законопроект о локализации при осуществлении государственных закупок как такой, что противоречит Соглашению об ассоциации? Не обернется ли «товарная либерализация» против украинских предприятий, которые не смогут при соотношении цена/качество пробиться на европейский рынок, и не выдержат конкуренции с европейскими производителями на внутреннем рынке?

- Здесь очень важно различать вопросы локализации и вопросы нашего сотрудничества в рамках промышленного безвиза. Мы строим страну с рыночной экономикой, где конкуренция является основой снижения цен и роста качества. То есть, рынок - это то, что дает нам возможность покупать качественные товары за наиболее дешевую цену, другого механизма сегодня в мире нет. Когда мы говорим о перспективах промышленного безвиза, должны понимать, что на сегодня уже более 14 тысяч украинских предприятий спокойно конкурируют на европейском рынке. Иными словами, большая часть отечественного бизнеса научилась работать по стандартам Европейского Союза. Однако наша задача - обеспечить поэтапный переход всего бизнеса на европейские рельсы. Для этого нам и необходим промышленный безвиз, который шаг за шагом позволяет плавно, без шоков всем отечественным производителям входить в европейское конкурентное пространство.

Что вызывает напряжение у наших партнеров в законе о локализации? Законопроект содержит ограничения (недопуск к государственным закупкам товаров неотечественного производства), в которых они видят нарушение рыночности и конкуренции. С одной стороны, это нехорошо для отечественных производителей, потому что расхолаживает их конкуренцию с более сильными европейскими игроками. Но с другой, позволяет более жестко конкурировать между собой за доступ к государственным заказам и финансирование. Вот то, о чем мы говорим с нашими европейскими партнерами, и где можно искать компромисс с ними.

Однозначно, я стою на принципах в первую очередь развития производства в Украине, создания высокотехнологичных предприятий, создания добавленной стоимости, рабочих мест. Для этого, конечно, необходимо создавать конкурентные условия и преимущества для украинского бизнеса, который будет чувствовать себя защищенным и уверенным в родной стране.

В этом вопросе я выступаю за дешевый финансовый ресурс и определенную экспортную поддержку. Я считаю эти инструменты гораздо более важными, чем недопуск европейских товаров на украинский рынок для того, чтобы они не создавали здесь конкуренцию. Потому что порой, имея желание защитить собственного производителя, мы можем ему, к сожалению, навредить. Значит, необходимо найти компромиссный вариант законодательного урегулирования этой проблемы, и я уверен, это нам удастся.

- Вы заявили, что Украина рассчитывает на поддержку в вопросе включения внутренних водных путей Украины в региональную сеть TEN-T. Насколько это важно и как быстро эта работа даст эффект?

- Верховная Рада приняла Закон Украины о внутренних водных путях, и это означает, что все шаги, которые были необходимы с нашей стороны для интеграции наших водных путей в европейскую сеть, сделаны. С точки зрения стратегии, это вопрос такого же значения, как и вопрос открытого неба, синхронизация с энергетическими сетями, и тому подобное. То есть, еще один пункт в технической интеграции Украины с ЕС, которая осуществляется через воду, небо, энергетику, связь. А самое главное - шаг к европейским стандартам работы и жизни.

- Глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель во время пресс-конференции подтвердил, что ЕС заинтересован заключить соглашение о совместном авиационном пространстве между ЕС и Украиной, но отказался комментировать «вето» Испании. Верна ли версия, что «наше» соглашение стало заложником политического противоречия между Испанией и Великобританией вокруг Гибралтара? Каковы перспективы подписания этого соглашения?

- Господин Боррель - высокий представитель Евросоюза, а не министр иностранных дел Испании, хотя по происхождению он из Испании. Но это не значит, что мы можем на него возлагать ответственность за определенную остановку в подписании соглашения. Украинская сторона выполнила все необходимые требования и параметры, все европейские страны его согласовали. На встрече тет-а-тет господин Боррель подтвердил, что к Украине нет никаких вопросов. То есть, проблема возникла между самими членами Евросоюза, в частности, есть предостережения со стороны Испании. Мы не можем комментировать, связаны ли они со спором с Британией или с чем-то другим. Но на всех высоких встречах, в частности, и с господином Шарлем Мишелем, мы поднимали вопрос скорейшего подписания Соглашения об общем авиационном пространстве и видели готовность это сделать при первой же возможности. И надеемся, что это произойдет во время рабочего визита Шарля Мишеля в Украину 2-3 марта.

О ЗЕЛЕНОМ СОГЛАШЕНИИ И ЭНЕРГЕТИКЕ

- «Зеленое соглашение» ЕС, к которому решила присоединиться Украина, требует огромных инвестиций даже в странах ЕС на технологическую переориентацию промышленного производства, энергосбережения и энергетической генерации, включая развитие возобновляемых источников. ЕС предусматривает такие средства, сотни миллиардов евро, в своих бюджетах. Украина же пока не является членом и поэтому важно понимать – за счет чего, каких ресурсов и потенциала, мы будем достигать климатической нейтральности до 2050 года?

- Зеленое соглашение, или Green Deal - это европейская стратегия, сквозная для всех стран Европы, и показывает их желание до 2050 года жить на зеленом континенте, иметь зеленую энергетику, не загрязнять окружающую среду. С этой точки зрения Green Deal тоже очень интересует Украину. И есть несколько направлений, которые мы обсуждаем, в частности, с вице-президентом Еврокомиссии господином Тиммермансом. Во-первых, это, как я уже упоминал, развитие и производство технологий водородной энергетики в сотрудничестве с Европой, с возможным привлечением европейских ресурсов и технической помощи. Во-вторых, мы активно обсуждаем с Евросоюзом справедливую трансформацию угольных регионов по примеру европейской программы Just transition of Coal Regions. Мы не первые на континенте, кто будет проходить поэтапное закрытие шахт и переживать в связи с этим социальную трансформацию т. н. угольных регионов и моногородов, которые зависят от работы шахт или тепловых станций.

У нас оптимистичные планы совместно с Европой реализовать эту стратегию до 2040 года. Например, наладить добычу критического сырья - это создание возможностей для рабочих мест тех шахтеров, которые могут перемещаться и работать на новых предприятиях. Работа и профессиональные навыки очень схожи, но уже в тех отраслях, которые нужны сегодня в мире. Согласно пессимистическому сценарию, процесс может растянуться до 2070, смотря, как будут развиваться мировые события.

Отдельно мы говорили с европейскими чиновниками и банкирами о возможных проектах в области переработки твердых бытовых отходов, обустройстве канализации, водоподготовки и очистки. Это тематика, которой должны интересоваться новообразованные объединенные территориальные громады в Украине. А еще большие надежды мы возлагаем на Национальный план сокращения выбросов от установок, которые производят СО2. Он очень важен для нашей экономики с точки зрения интеграции в ЕС. В целом же мы обсуждаем с общественностью создание в Украине своего, украинского, зеленого курса в контексте европейского.

РОССИЙСКАЯ АГРЕССИЯ

- После противоречивого визита Жозеп Борреля в Москву в начале февраля Кремль заговорил о необходимости «готовиться к войне». Для Украины, к сожалению, такая позиция России не является открытием. Но ведь Россия не будет воевать с ЕС и НАТО. Она, скорее, под давлением собственного внутреннего кризиса, пойдет на обострение с Украиной, что уже сегодня обернулось срывом перемирия и новыми потерями на фронте. Увидели ли вы готовность наших европейских коллег действенно поддержать нас? Что пообещали еврочиновники в вопросах санкционного сдерживания России?

- Ничего нового в риторике Кремля после этого визита господина Борреля в Москву мы не увидели. Все это в рамках того, что происходит с нами в течение последних семи лет – исключительно провокации со стороны агрессора. Соответственно, реакция Европы довольно жесткая, Европа была и остается очень твердой в поддержке санкционной политики и территориальной целостности и суверенитета Украины. Это подтверждали нам еврочиновники на всех уровнях и было задекларировано во всех выступлениях, в том числе и самого господина Борреля на нашей совместной пресс-конференции. Он очень твердо и четко подчеркивал непоколебимую поддержку Украины. Более того, мы обсуждали с ним возможность усиления санкций, в частности, и из-за нарушения Россией последнего перемирия.

- А насколько твердо настроены евроруководители относительно блокирования Северного потока-2? Нет ли разногласий, которые бы указывали на шаткость позиций?

- В контексте продолжения жесткой санкционной политики против Российской Федерации, Северный поток-2 во всех наших переговорах звучал как неотделимая часть этих санкций. Очевидно то, что мы с вами видим в европейской прессе, скорее всего, это проявление внутренних дискуссий. Там, как и у нас, идут гибридные информационные и экономические атаки со стороны Российской Федерации, и также присутствуют агрессивные влияния. Но на уровне руководства нет никаких сигналов о том, что вынесение Северного потока-2 «за рамки» санкций вообще возможно..

О НАТО

- В этом году планируется саммит НАТО в Брюсселе. У Украины есть, так сказать, еще одно окно возможностей, чтобы в очередной раз напомнить о своих утвержденных в Конституции стремлениях стать членом Альянса. Вы обсуждали этот вопрос во время недавней встречи с генеральным секретарем НАТО. Подавляющее большинство союзников в Альянсе поддерживают предоставление Украине Плана действий относительно членства в НАТО. Но есть и такие, которые это дипломатично отрицают. Какие у нас перспективы получить в этом году План действий относительно членства в НАТО?

- Давайте не забывать, что нам дали очень важный политический сигнал о том, что двери НАТО для Украины открыты. Это дословная цитата господина Столтенберга на нашей также совместной пресс-конференции по результатам встречи. И в нее вложена, на самом деле, вся суть и смысл наших с ним переговоров.

Единственный и ключевой вопрос на сегодня - это о переходе украинской армии на стандарты НАТО. Как только Украина будет готова подтвердить полный переход, сразу встанет вопрос о присоединении к НАТО. Что касается ПДЧ, то есть Плана действий относительно членства, здесь обычно мы настаиваем на параллельном курсе с Грузией, где также активно ведется соответствующая работа. На сегодня три страны Восточного партнерства наиболее подготовлены с точки зрения ПДЧ - это Молдова (если она откажется от внеблоковости), Грузия и Украина. Грузия в этой троице немного вырвалась вперед и очень важно, чтобы мы преодолели это отставание, и вместе с ней войти в План действий относительно членства. На этот год у нас запланирован ряд учений совместных с НАТО, которые дадут возможность продемонстрировать наш уровень.

- Вопрос оккупированных территорий уже не создает проблем на этом пути?

- Конечно, наличие открытой агрессии против Украины и оккупированных территорий вызывают дискуссии внутри блока. Но эти политические дискуссии никогда и не прекращались. Отдельные члены НАТО могут выражать разные позиции. Но они не создадут препятствий, когда мы будем готовы зайти в НАТО. Нам и нашим партнерам важно понимать, что армия, флот и Военно-воздушные силы Украины способны защитить наше государство с НАТО или без него, и что высокие стандарты нашей армии позволяют нам сохранить суверенитет и территориальную целостность. Вот это вопрос номер один.

О РЕФОРМАХ

- Во время вашего визита вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис призвал к единению всех демократических сил в Украине для обеспечения необратимости курса реформ и европейской интеграции. Согласитесь, если о "необратимости" говорят вслух – это тревожный сигнал. Какие шаги готовит власть в ответ на это предостережение со стороны европейских партнеров? Что реально делает Правительство для решения "судебной" проблемы?

- Путь Украины проложен к Европейскому Союзу, к европейским стандартам жизни, и я заверил своих европейских коллег, что все начатые в Украине реформы необратимы. Мы продемонстрировали реформу децентрализации, которая успешно завершается, доложили о втором этапе медицинской реформы, который продолжается, несмотря на COVID, нам есть чем гордиться в цифровой и закупочной трансформации страны. Всего около 20-ти реформ на сегодня у нас в работе. Конечно, европейцев больше всего интересует реформа судебной системы. К сожалению, медлительность реформирования судопроизводства и системы права в стране напрягает и нас – общество и бизнес, и наших партнеров. Конституционный кризис, многочисленные откровенно сомнительные решения судов разных инстанций... Ни один инвестор не захочет идти в страну, в которой его права не гарантированы справедливой судебной защитой. Мы стараемся ускориться, но не все находится в полномочиях Кабмина. Сегодня нужны прежде всего решительные политические действия со стороны парламента. Кроме судебной реформы, европейцы обеспокоены реформой антикоррупционной, законодательной упорядоченностью деятельности НАБУ и НАПК. А также дальнейшим реформированием банковской системы, принятием изменений к законам о банках и банковской деятельности, в частности, в контексте работы Приватбанка и других банков, которые сегодня находятся в собственности государства, а также в целом банковского рынка. Вот основные болевые точки, по которым мы ищем компромиссы, где хотим ускориться вместе с европейцами.

- Высокий представитель ЕС, а также Европарламент в резолюции, которая была принята во время Вашего визита в Брюссель, подчеркнули необходимость результативного завершения дела относительно мошенничества вокруг Приватбанка, которое тянется уже шестой год. С Вашей точки зрения, насколько токсичен этот вопрос для двусторонних отношений между Украиной и ЕС, и каковы реальные перспективы дела?

- Этот вопрос точно не к правительству. Но скажу, что у банка сегодня хорошие перспективы. Создан наблюдательный совет, все процедуры проходят в соответствии с действующим законодательством. Конечно, наши партнеры просят еще больших гарантий стабильности банковской системы, потому что от этого зависит наша денежно-кредитная политика и международное сотрудничество в предоставлении финансирования. Хочу заверить, что вопрос Приватбанка важен, он на повестке дня у наших европейских партнеров, но в то же время точно не является токсичным во взаимоотношениях с ними.

- Господин Денис, напоследок несколько слов о ваших личных впечатлениях от визита. Что больше всего удивило и поразило?

- Конечно, есть эмоции от этой поездки. Приятно было узнать, например, что мы были одной из очень немногих делегаций, которые за последние 11 месяцев посетили Брюссель и получили там достойный прием на высоком уровне. Удалось пообщаться практически со всеми руководителями ЕС. Кроме меня, было еще 8 представителей правительства, которые принимали участие в заседании Совета Ассоциации - два вице-премьера, два министра, ряд заместителей министров, генеральный прокурор Украины. Генеральный прокурор Ирина Венедиктова, кстати, подписала с Европейским бюро по противодействию мошенничеству (OLAF) очень важное соглашение об административном сотрудничестве, то есть об обмене информацией. Если хотите, по своей значимости этот документ я приравнял бы к "Открытому небу", потому что он создает правовое основание для совместной работы в борьбе с мошенничеством и другой незаконной деятельностью. Это, так сказать, «открытая прокуратура».

Приятно порадовали встречи в Европейском инвестиционном банке, в Люксембурге, в Еврокомиссии. Местные протоколисты шутили, что нас так много, что мы закрыли всю повестку дня Евросоюза.

Поскольку наша делегация была единственной на тот момент, конечно, все внимание было приковано к нам. Украина благодаря этой поездке привлекла огромное внимание Евросоюза, мы обсудили и донесли все вопросы, которые нас интересовали. Люксембург украинская официальная делегация посетила впервые с 1999 года, с тех пор, как там побывал Леонид Кучма. А после Brexit это фактически финансовая столица Европы, а, следовательно, очень важный партнер с точки зрения сотрудничества.

Гордимся тем, что нам, в свою очередь, было чем удивить европейцев. Например, достижениями в цифровой трансформации. Многие из тех вещей, к которым уже привыкли украинцы – как, например, документы в телефонах, для Европы являются новинкой. Приятно было чувствовать себя лидерами и равными партнерами с нашими западными соседями.

Разговор вели Александр Харченко, Оксана Полищук

Фото: Геннадий Минченко и пресс-служба КМУ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-